Акива Эльдар: «Нетаниягу — чемпион по продаже страха»

«Международное сообщество очень обеспокоено происходящим в Израиле. Буквально за пять минут до нашего разговора мне звонили с немецкого телевидения, с просьбой об интервью на эту тему. До этого, утром, я беседовал с другим европейским телеканалом, а вчера вечером говорил с «Аль-Джазирой», — рассказывает «Деталям» Акива Эльдар, в прошлом — один из ведущих комментаторов газеты «ХаАрец», а ныне автор публицистической колонки на сайте «Аль-Монитор». — Мои собеседники также очень интересовались недавним визитом Виктора Орбана в Израиль. Им эти вещи кажутся неслучайными. В глазах европейского сообщества начинает выстраиваться цепочка, связывающая Израиль с его новыми друзьями — польским руководством, венгерским, Трамп, опять же, и Закон о национальном характере… Европейцам Израиль видится националистическим государством.

— Но разве этот закон о национальном характере изменяет существующие реалии?

— Не во многом. Например, я где-то читал, что в Израиле существуют 940 населенных пунктов, в которых не проживает ни одного араба. Это не изменится. ЕНФ продолжит распоряжаться общественными землями, и я не предвижу, что в будущем толпы арабов ринутся осваивать район, где живу сейчас я с семьей.

Теперь вопрос: если этот закон не изменяет существующие реалии — зачем это все? Если кто-то вдруг решил, что после утверждения закона о национальном характере Израиль станет более еврейским — он ошибается. Получается, что этот закон не приносит нам ничего хорошего, а плохого — предостаточно. И депутатам было заранее известно все, о чем потом написали комментаторы.

— Если политики понимали все потенциальные опасности этого закона, почему же на его утверждении так настаивали в коалиции?

— Потому что идет соревнование по выкручиванию рук между правыми и еще более правыми, читай — между «Ликудом» и «Еврейским домом». А внутри самой правящей партии соревнуются, кто из будущих соперников на праймериз сможет представить членам Центра этот закон, как свой личный успех.

Большинство израильтян не вникают в подробности законодательства, но они где-то слышали, что идет борьба между евреями и арабами, и что в результате утверждения этого закона страна станет более еврейской, и что арабам это не нравится. А поскольку у нас всегда получается, что то, что хорошо для евреев — плохо для арабов, и наоборот, то набирает очки сторона, которая вела подстрекательскую предвыборную компанию против арабов на последних выборах. Это популизм чистой воды.

— Но как, тем не менее, главе правительства удается раз за разом превращать свои акции в дополнительную электоральную поддержку?

— Этот же вопрос можно адресовать и новому другу Биби, Виктору Орбану, который победил в Венгрии в третий раз благодаря тому, что является расистом. Понятно, что в нашем случае исламистский террор дает о себе знать, влияют также ситуация в Сирии и ХАМАС в Газе. Вопрос лишь в том, пытаешься ли ты найти в лагере противника людей, которые заинтересованы заключить с тобой сделку, или же ты объявляешь всех палестинцев до единого террористами и кровососами, которых нужно бояться, и утверждаешь, что нет никакой возможности достичь с ними никаких соглашений.

Нетаниягу в книге «Место под солнцем», которую он написал 25 лет назад, в частности, говорит, что нам необходимо избавиться от галутного подхода к действительности, который готов уступить под натиском исламского террора. Нечто подобное он заявил и во время одного из своих визитов в Сдерот — он постоянно возвращается к этой мантре. На встрече с руководителями местных советов юга Нетаниягу вновь подчеркнул: «Мы находимся в эпицентре продолжительной борьбы, 100 лет сионизм борется с исламским террором. Это место является ареной борьбы между исламскими странами и еврейским государством, и мы намерены в этой борьбе победить».

То есть, мы растим наши будущие поколения на идее, что борьба будет продолжаться сегодня, завтра и всегда. Если помните, около двух лет назад Нетаниягу выступил на заседании парламентской комиссии по иностранным делам и обороне, и ответил утвердительно на вопрос представителя оппозиции, считает ли он, что конфликт между нами и палестинцами будет продолжаться в обозримом будущем. Давайте не забывать, что Нетаниягу — чемпион по продаже страха населению, и народ ведется на эту наживку.

Сколько людей в Израиле верят, что можно достигнуть мира с палестинцами, по сравнению с количеством тех, кто уверены, что они хотят нас уничтожить? Понятно, что здесь есть проблема курицы и яйца. Мы не можем быть на сто процентов уверены, использовал ли Нетаниягу эти страхи, чтобы достичь того, чего он достиг — или же сам придумал эти страшилки и внушил их населению. Возможно, и то, и другое истинно.

— Какие выводы мы можем сделать из последних политических опросов?

— Самый главный вывод: народ Израиля продолжает жить в страхе и остается в плену концепции, согласно которой все те, кто осмеливаются возражать генеральной линии, в лучшем случае — ненавидят Израиль, а в худшем — еще и антисемиты.

И еще один напрашивающийся вывод: предположения левых о том, что они могут победить правых в соревновании «кто больше националист» — как это произошло, например, во время голосования по поводу закона «Шоврим штика» — не срабатывают на практике. Но они повторяют ту же ошибку, не понимая, что израильтяне предпочитают оригинал, а не копию.

— Ситуация внутри левого лагеря, действительно, тяжелая. Что его лидеры могут сделать в преддверии выборов 2019 года, чтобы если не выиграть, то хотя бы не опозориться?

— Прежде всего, им необходимо найти харизматичного лидера, другого лидера, и мы знаем более или менее список возможных кандидатов. Вспомним Яира Лапида, который появился ниоткуда, и даже он, судя по последним опросам, получает двузначное число мандатов, близкое к 20-ти. Но Лапид — уже не самый новый товар. Хотя можно использовать и залежавшийся продукт, сделать ему новую прическу… Нужно отдать должное Лапиду — несмотря на то, что вытворяют с ним в сатирической программе «Гав ха-ума», он по-прежнему неплохо держится на плаву.

Партия Труда получает половину от числа мандатов, которые прочат Лапиду опросы. Хотя, если спросить у сторонников Еш атид, что они думают о программе этой партии — предположительно, лишь один из ста будет иметь об этом хоть какое-то представление.

— То есть, речь идет о голосовании из серии «Только не Биби!»?

— Скорее всего, так. Но остается вопрос, почему, если не Биби, то Лапид, а не, скажем, партия Авода? Понятно, что суть, программа действий, не имеют значения. Имеет значение стиль, которого у Лапида хоть отбавляй. И это действует на людей.

— Если не Лапид, который, не исключено, уже достиг каких-то договоренностей с Нетаниягу в преддверии следующих выборов — то кто?

— Например, Бени Ганц. Вообще это должен быть импозантный человек, говорящий мало, не боящийся политических зигзагов. Он должен быть похож на Лапида.

— То есть, не вызывать антагонизма?

— Именно. У Ганца в плюс — военное прошлое, и он чист, за ним не тянется никаких прошлых скандалов. Это как новый «айфон», за которым люди выстраиваются в очереди, не очень представляя, какими новыми фишками он обладает. Главное — поменять, не оставаться со старым товаром.

— В таком случае, почему этот принцип не работает среди правых, которые не торопятся менять своих лидеров? Нетаниягу бьет рекорды пребывания у власти, а левые меняют лидеров раз в пару лет?

— В правом лагере Биби, действительно, сумел построить действительность, в которой ему нет замены. Он окружил себя гномами, не позволяя ни одному из приближенных расправить плечи и показать, на что тот способен. Вспомним Сильвана Шалома, Гидеона Саара — всякий раз, когда в партии появлялся претендент на должность будущего лидера Ликуда, ему перекрывали путь наверх. Левые же, действительно, просто специализируются на поиске точек для размежевания, на скандалах, которые рано или поздно приводят к смене лидера.

— Почему так происходит?

— Помимо всего прочего, потому что идеи левого лагеря гораздо более сложны, чем идеи правого. Правые говорят, что нужно быть сильным, предотвратить создание палестинского государства и воевать с арабами. А левые? Вот тут-то и начинаются разброд и шатания. Одни говорят, что необходимо в одностороннем порядке отмежеваться от палестинцев, другие настаивают, что это нужно сделать только в рамках соглашения. Одни предлагают вернуть столько-то земель арабам, другие настаивают, что нужно отойти только на линию забора. И это только по вопросам внешнеполитическим. Есть еще споры об экономической политике, об общественных и социальных проблемах, и так далее. У правых проще — «сохранить уже достигнутое», «статус-кво», «наше положение никогда не было лучше нынешнего», поэтому на переправе, когда кругом враги, мы испытанных коней менять не будем.

— Позвольте вернуть Вас к феномену Биньямина Нетаниягу…

— Биби, надо отдать ему должное, умеет использовать события в свою пользу и выжимает из них максимум. Примеры — победа Трампа в США, проблема с беженцами в Европе, война в Сирии, скандалы в левом лагере, скандалы среди палестинского руководства. Биби умеет использовать ситуацию, чтобы сохранить статус-кво, как это, например, произошло, когда он сумел убедить Трампа выйти из иранского соглашения. И если действительно общество заинтересовано в сохранении статуса-кво любой ценой — а, по всей видимости, оно именно этого хочет, тогда сказать нечего: Нетаниягу — лидер международного масштаба. А общество не заинтересовано в изменении ситуации. Оно не верит, что изменение будет соответствовать его интересам.

Игорь Молдавский, «Детали». Фото: Илан Асаяг

тэги

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend