Куры под красным знаменем

Стены зала «Семирамида» в Шфараме, где сторонники арабской компартии ХАДАШ собрались 1 февраля, чтобы выбрать свой список в Кнессет, были увешаны огромными плакатами с грандиозными лозунгами. Руководство партии стояло плечом к плечу на сцене перед аудиторией, весь их вид и пафосные речи напоминали о тех славных временах компартии, когда призрак коммунизма вовсю бродил по Ближнему Востоку.

Начать репортаж о важном мероприятии в арабском секторе с упоминания о грандиозном количестве съеденного хумуса – затертое клише. Но данный вечер заслуживает исключения: угощение, поданное гостям, дало право партии Аймана Уде на кулинарный кубок. Особенно по сравнению с Бени Ганцем, на недавнем собрании которого предлагались лишь микроскопические будерброды. Если бы количество еды, включая фаршированных кур, можно было перевести в количество мандатов, ХАДАШ победил бы за явным преимуществом, а Ганц вряд ли одолел бы электоральный барьер.

Обильная еда несомненно способствовала непринужденной и праздничной атмосфере, которая сопровождала переизбрание главой списка ХАДАШ ее нынешнего лидера Аймана Уде с помощью демократического открытого голосования. Вторым номером стала активистка-феминистка Аида Тума-Сулейман, которая, наконец, заключила мир с председателем партии.

После этого они могли полностью отдаться теме, которая их беспокоит больше всего – выходу Ахмеда Тиби из общего списка. Однако критика сопровождалась известной осторожностью и надеждой, что арабский блудный сын, как и его библейский прототип, вернется в родной дом.

Результаты борьбы за третье место, традиционно отведенное для еврейского представителя в списке, никого не удивили, но они могут создать много драматических эффектов в будущем. Дова Ханина, который ушел с политической сцены после 12 лет работы в Кнессете, заменил доктор Офер Кассиф из Еврейского университета. Похоже, что на практике он будет преемником не Ханина, (известного своей умеренной и прагматичной позицией), а его почти тезки Ханин Зуаби из БАЛАД, которая служила мишенью для всех уважающих себя политиков правее МЕРЕЦ.

В своей впечатляющей речи Кассиф обрушился на правых, постоянно проводя аналогии между Израилем в эпоху Биньямина Нетаниягу и нацистской Германией. Досталось и министру юстиции Айелет Шакед: она удостоилась красочного эпитета , который в сравнительно политкорректном переводе звучит, как «неонацистская сволочь». Кассиф также напомнил свое героическое прошлое, когда он отказался от службы на территориях и призывал к соглашению, включающему в себя право на возвращение палестинских беженцев.

Если Дов Ханин был членом Кнессета, которого уважали даже самые яростные политические противники, то Кассиф, без сомнения, повысит градус взаимной ненависти.

Другие выступавшие также осудили крайне правых, «фашиста Нетаниягу», оккупацию и, конечно же, дискриминацию, которая отчетливо проявляется в ужасающем состоянии дорожного покрытия в Шфараме.

И все же следует отметить, что в Израиле больше нет партий, поднимающих флаг сотрудничества между евреями и арабами. Это верно, даже если нынешнее состояние еврейской секции израильской коммунистической партии, которая выступила одной из основ ХАДАШ, является бледной тенью прошедших дней, когда в ней были такие лидеры, как Шмуэль Микунис, Моше Сне и Меир Вильнер.

ХАДАШ отмечает 100-летие со дня рождения своего прародителя – коммунистической партии Палестины, члены которой предпочитали идиш – ивриту местных сионистов. Приложив толику воображения, можно представить себе бурные споры тех времен, которые раскалывали левых радикалов в Израиле – за Ленина или за Троцкого, за Сталина или за Хрущева, за Горбачева или против – и велись с такими же лозунгами и с той же риторической страстью, что и сегодня в Шфараме.

Примечательным позитивным штрихом явилось заметное число женщин как на сцене , так и среди членов совета, по сравнению с их представительством в большинстве еврейских партий – как светских, так и ультраортодоксальных. Большинство из них были без платков, как и подобает светской партии, которая выступает за гендерное равенство. Но среди тех, чьи головы были покрыты вуалью, как это принято сегодня на арабской улице, многие проявили высокое искусство. Чтобы выразить как свою веру в Аллаха , так и преданность делу партии, они выбрали вуаль чисто коммунистического ярко-красного цвета.

Хеми Шалев, «ХаАрец», В.П. К.В.

 

На фото: Айман Уде с товарищами по партии на демонстрации. Фото: Томер Аппельбаум


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend