Министр юстиции в роли разрушителя

На минувшей неделе Айелет Шакед в последний раз приняла участие в приведении к присяге судей в качестве министра юстиции. По ее словам, ей удалось «сокрушить концепцию правовой системы», оспорить судебный активизм бывшего председателя Верховного суда Аарона Барака, а также добиться многоголосия в судебной системе, позволив звучать другим, более консервативным голосам.

«За последние несколько лет, будучи министром юстиции, я заметила, что господствующая тенденция в юридическом мире Израиля тормозит развитие различных структур, – добавила Шакед. – Каждый призыв к переменам тотчас квалифицируется, как разрушение демократии. Любой выход из проложенной колеи считается чуть ли не фашизмом. Отдельные голоса, высказывающие сомнения и осмеливавшиеся задавать вопросы, были осуждены, как преследующие собственные интересы, и обладателям этих голосов вход в «храм» был заблокирован. И лишь потому, что в мире израильского права нет места для другого мнения».

За время пребывания в должности Шакед назначила рекордное количество судей и регистраторов (330), шесть из них – в Верховный суд, четверо из которых считаются консерваторами (Давид Минц, Йосеф Эльрон, Яэль Вильнер и Алекс Штейн). Что касается Верховного суда, то можно сказать, что четверо новых судей привнесли новый дух, который критикует право каждого человека обращаться в Высший суд справедливости (БАГАЦ) и выступает за минимальное вмешательство суда в решения правительства и различных органов.

По словам министра юстиции, правовая система в Израиле сегодня более разнообразна, более рефлексивна и более сбалансирована.

«Я с гордостью могу сказать, что сегодня есть место для другого мнения, и оно присутствует отнюдь не формально. Мы сокрушили концепцию», – констатировала Шакед. Она также обрушилась с резкой критикой в адрес академических кругов, утверждая, что вместо того, чтобы критиковать, анализировать, бросать вызов, они словно в рот воды набрали, потворствуя закостенелости и формальному подходу.

Несмотря на то, что Шакед не упомянула имена консервативно настроенных судей, она все же «пометила» их на комиссии по назначению судей, которую сама же и возглавляет.

На прошлой неделе председатель Верховного суда Эстер Хают выступила против подобной маркировки со стороны Шакед и попытки узурпировать назначение судей.

«В судебной системе Израиля нет судей левых или правых; нет судей, настроенных консервативно по всем вопросам, равно как и тех, кто проявляет судебный активизм по всем вопросам», – сказала Хают, выступая на конференции в Хайфе. Она отметила, что судьи должны отрезать «пуповину», связывающую их с теми, кто их рекомендовал и поддерживал при назначении.

Хают тоже выступила на церемонии приведения к присяге судей, постаравшись ответить на критику в адрес судей, о которых говорят, что они живут в иной реальности, будучи оторванными от народа.

«Я нахожу эти утверждения неверными, не имеющими смысла и не отражающими реальное положение вещей, – заявила она. – Прежде всего, мы не можем сказать, что живем в башне из слоновой кости, потому что судебный акт, согласно которому мы совершаем свои действия, виден всем, будучи идентифицирован принципом общественных дебатов, и, согласно этому принципу, проводимые нами слушания открыты для широкой публики.

Еще одна причина, по которой нельзя сказать, что мы остаемся судьями в башне из слоновой кости, заключается в том, что мы находимся в прямом контакте с израильской общественностью на всех уровнях».

Равиталь Ховель, «ХаАрец», М.К. К.В.
Фото: Оливье Фитуси.

 


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend