Фото: Alkis Konstantinidis, REUTERS

Агрессивная риторика Эрдогана: «С ними доллары – с нами Бог!»

«Они не смогли сокрушить нас, и никогда не смогут. Если с ними доллары, с нами Бог!» — заявил президент Турции Реджеп Эрдоган, выступив на Шестом конгрессе правящей Партии Справедливости и Развития, в Анкаре.

Зал реагировал аплодисментами на агрессивную антиамериканскую риторику турецкого лидера. Эрдоган сказал, что США представляют себя стратегическим партнером Турции, но ведут себя так, будто Турция является их стратегической целью. Он упомянул «экономическую атаку», ведущуюся в том числе на национальную валюту страны. Напомним, ранее Эрдоган нашел и другого виновника в ухудшающемся экономическом положении страны: в социальных сетях, по его словам, злонамеренно распространялись панические слухи, дабы способствовать падению курса лиры. Однако новые его выпады направлены прямо в сторону Вашингтона, на фоне продолжающегося дипломатического скандала между двумя странами. «Некоторые люди угрожают нам санкциями, валютным курсом и инфляцией. Мы отвечаем, что видим игры, которые они ведут, и бросаем им вызов», — провозгласил Эрдоган.

— Турецкий кризис порожден внутренними причинами: неверной экономической политикой турецких властей, и определенным перегревом местной экономики. Хотя, конечно, углублению кризиса способствовали напряженные отношения с нынешней американской администрацией и те санкции, которые ввели американцы, а также ответные санкции турок, — сказал в интервью «Деталям» востоковед Феликс Канович. – Ситуация вокруг Эндрю Брансона, американского пастора-евангелиста, важна для нынешней американской администрации, особенно в преддверии выборов в Конгресс, так как евангелисты являются значительной электоральной базой для республиканцев. Кроме того, американцы недовольны политикой Турции в регионе и желанием Анкары приобрести оружейные комплексы у России.

— Давайте начнем с политической составляющей кризиса в отношениях с США, и всей этой историей с пастором Брансоном.

— Пастор был арестован еще в октябре 2016 года, вскоре после неудачной попытки переворота в Турции. Против него был выдвинут целый ряд обвинений: и в сотрудничестве с «Рабочей Партией Курдистана», и в принадлежности к террористической организации «феттхулахистов» – последователей мусульманского проповедника Фетхуллы Гюлена, живущего в США, выдачи которого турки требуют. Судя по некоторым данным, турки еще в 2017 году предлагали обменять пастора на Гюлена. Естественно, американцы не могли на это пойти.

Все обвинения против пастора носят конспиративный характер, в духе «теории заговора». Они, судя по всему, малодоказательны. Конечно, для нынешней американской администрации, особенно для вице-президента Пенса и евангелистов, которых он представляет, это достаточно важный вопрос. Поэтому американцы настаивают на его освобождении, и Трамп вновь выступал по этому поводу, заявив, что США за пастора «платить» не будут.

— Но при всем этом США продолжают сотрудничать с Турцией в Сирии?

— Да, на оперативном уровне. Но там тоже есть сложности, потому что, как вы знаете, Турция решила сотрудничать и с Россией, и с Ираном, есть так называемый трехсторонний формат, и вскоре Путин, Эрдоган и Роухани в очередной раз встретятся и будут обсуждать поствоенное урегулирование в Сирии.

Американцам также не очень нравятся антикурдские действия Турции, да и вся занятая ими позиция американцев в целом не устраивает – при том, что Турция является членом НАТО и на протяжении многих лет получала американскую помощь. Ведь в свое время Турция получила финансовую помощь по плану Маршалла, и многое другое в течение многих лет. Как мы видим, в этом отношении Трамп человек злопамятный и честолюбивый. Он припоминает разным странам помощь, которую в свое время Америка им оказывала.

И, конечно, тот факт, что Турция как член НАТО решила закупить системы противовоздушной обороны в России, поставило под большой вопрос поставки американских самолетов последнего поколения F 35. Как мы знаем, Конгресс заморозил поставку этих самолетов. Это очередная болевая точка в американо-турецких отношениях.

— Если говорить о санкциях, то для чего они были введены?

— Вначале был запущен некий пробный шар: санкции против турецких министров юстиции и внутренних дел. При этом не факт, что у них имелись какая-то собственность или счета в Соединенных Штатах. Но это была первая попытка давления. В дальнейшем были повышены тарифы на турецкую продукцию, а Турция в ответ увеличила пошлины на ряд американских товаров. Разумеется, американские санкции – это проявление недовольства турецкой политикой: и внешней, и внутренней, и ситуацией вокруг пастора. Трамп и его администрация совершенно не стесняются применять экономические рычаги давления. Мы видим это и в отношениях с другими странами.

— И для Турции это – чувствительные удары, или они вызвали лишь кратковременный эффект?

— Они стали триггером для ухудшения экономической ситуации, прежде всего в банковской и финансовой сферах. Однако в целом турецкая экономика перегрета последние пару лет. Впечатляющий рост ВВП за прошлый год – 7.4% — был во многом достигнут за увеличения кредитов. Многие турецкие компании в долгах, у них огромные кредиты в долларах и евро. И, в основном, это кредиты краткосрочные, а если мы посмотрим на золотовалютные резервы Турции, то они не покрывают всего долга.

— Насколько известно, общий внешний долг Турции – как частного сектора, так и государственный – уже превысил 450 млрд. долларов…

— Может быть, государственный долг не столь велик, но там очень большой корпоративный долг. То есть, в целом, это политика турецких властей – недостаточное повышение учетной ставки, попытка ограничить независимость Центрального банка Турции — оказывает негативное влияние на финансовые показатели страны и на доверие инвесторов. Американские санкции лишь добавили к ухудшению ситуации.

— На защиту Турции встала Европа, скорее всего, по экономическим причинам. Или по политическим тоже?

— Да, Эрдоган заявлял – дескать, тогда мы будем искать новых партнеров, что США могут потерять многолетнего союзника. Но необходимо помнить, что между Турцией и ЕС тоже немало поводов для трения. В свое время Турция пыталась вмешаться в предвыборную кампанию в Германии и каким-то образом настраивать немецких граждан турецкого происхождения, которых там несколько миллионов. В Европе недовольны и нарушениями в Турции прав человека, разрушением принципа независимости СМИ, практикой арестов и задержаний журналистов и общественных деятелей. Разумеется, есть и проблема нелегальной иммиграции. То есть Турция, безусловно, пытается обратиться к Европе и продемонстрировать – вот, дескать, мы можем успешно сотрудничать и с другими нашими партнерами. Но отношения эти осложнены целым комплексом проблем.

— Но при этом европейские банки — в частности, стран Южной Европы, например, Испании — инвестировали много средств в турецкую экономику, и они не заинтересованы в ее коллапсе.

— Да, конечно, они уже очень много потеряли. Целый ряд инвестиций был просто неудачным. Например, один испанский банк пару лет назад приобрел существенные активы одного из турецких банков — и просчитался.

Безусловно, внешнеторговый оборот Турции в большей степени ориентирован на Европу. Есть существенные европейские инвестиции, и для ЕС данный вопрос более чувствителен. Ситуация в Турции также влияет на другие развивающиеся рынки. На них тоже происходит девальвация валют, и во многом это — следствие турецкого кризиса.

— Каков ваш прогноз развития отношений Турции с США? Возможен ли полный разрыв, или того, что стороны сведут отношения к определенному минимуму?

— Нет, я думаю, что полного разрыва не будет – американцы не заинтересованы в том, чтобы довести ситуацию до крайнего предела. На территории Турции расположены важные военные базы и НАТО, и самих США — та же авиабаза Инджирлик, например. Безусловно, Турция все-таки остается важным партнером и членом НАТО.

Но я полагаю, что какое-то время, в краткосрочной перспективе этот кризис будет развиваться. Пока нынешней американской администрации и турецкому руководству не удается договориться по целому ряду вопросов. Турки не могут пойти, например, на одностороннее освобождение пастора, и здесь возможен какой-то обмен.

Кстати, дело не только в Брансоне – он просто фигура, которая у всех на виду и на слуху. Но есть еще несколько американских граждан, некоторые них турецкого происхождения, которые были арестованы. Были задержаны несколько сотрудников американских дипломатических ведомств, турки по национальности. Так что конфликтность в отношениях между странами будет сохраняться.

Олег Линский, «Детали». Фото: Alkis Konstantinidis, Rеuters


Читайте также: Трамп-Эрдоган: что будет дальше?


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend