Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Senior Airman Brennen Lege/U.S. Air Force via AP
    Senior Airman Brennen Lege/U.S. Air Force via AP

    Афганистан и Эфиопия: провал и успех

    «…Когда я подлетал к городу, я видел вспышки огней на окраинах – такая шла стрельба. Я запросил разрешение на посадку, но не получил его. Пришлось садиться самостоятельно. Связи с центром управления полетами уже не было – его захватили повстанцы… Столица вот-вот должна была пасть. Тысячи обезумевших мирных жителей ждали, что их спасут и отправят в безопасное место. И все надежды были сосредоточены всего лишь на одной взлетно-посадочной полосе. Однако армада самолетов не знала, удастся ли ей вообще приземлиться...»


    Не правда ли картина, напоминающая ту, что мы наблюдали недавно  в аэропорту Кабула?

    Но это не Кабул. Аншель Пфеффер, журналист «ХаАрец», записал воспоминания отставного бригадного генерала израильских ВВС Асафа Агмона, который тридцать лет назад, в мае 1991 года, командовал эскадрильей транспортных самолетов, державших курс в аэропорт Аддис-Абебы, столицы Эфиопии – в рамках операции «Шломо».

    Как и многие ветераны-пилоты, Агмон смотрел недавние телевизионные репортажи из Кабула и с трудом мог поверить своим глазам, когда видел кадры с американским самолетом C-17, взлетающим из международного аэропорта, когда десятки отчаявшихся афганцев бегут вокруг него. Некоторые даже пытались зацепиться за самолет, когда он взлетал, но разбились насмерть.


    «Когда вы готовитесь к такой операции, необходимо принять во внимание, что люди обязательно попытаются выйти на взлетно-посадочную полосу, – говорит он. – И надо думать, как обезопасить периметр. Это основное требование. Без него операцию ни в коем случае начинать нельзя».

    Комментируя то, что случилось в Кабуле, бригадный генерал резерва Амир Хаскель, также принимавший участие в операции «Шломо», управляя самолетом C-130 Hercules, приходит в ужас: «Когда люди прыгают на самолет снаружи, это просто недопустимо, и пилот не в состоянии контролировать ситуацию. Всегда должны быть люди, которые следят за тем, чтобы этого не произошло».

    Руанда, а не Эфиопия


    Как пишет Пфеффер, ситуация с С-17 в Кабуле представляет собой отнюдь не частный случай, она говорит о провале в планировании воздушного моста. В такого рода операциях должна продумываться каждая деталь; более того, если внезапно возникают какие-то проблемы, то должен быть предусмотрен альтернативный план.

    «Единственный раз, когда я видел нечто похожее на ситуацию в Кабуле, – вспоминает Хаскель, – это, скорее, операция в Руанде. Там шла гражданская война, и, заходя на посадку в Кигали, столице Руанды, я видел людей, столпившихся вокруг взлетно-посадочной полосы». Это было в 1994 году, когда Израиль направил свои подразделения для развертывания полевого госпиталя в Руанде, и в то время Хаскель, командир 103 эскадрильи, руководил воздушной транспортировкой.

    Как замечает Пфеффер, массовая эвакуация по воздуху встречается довольно редко. Скажем, эвакуацию людей из Кабула сравнивали с эвакуацией из Сайгона в 1975 году. Однако заключительный этап той эвакуации начался, когда взлетно-посадочные полосы уже не были безопасными. На ставшими знаменитых кадрах можно увидеть, как вертолеты приземляются на крышах домов, а затем взлетают и добираются до американских кораблей, находящихся в открытом море. Пилотам приходилось маневрировать под огнем противника, а кроме того, пассажиров на борт могли взять не так много. Понятно, что громадные грузовые самолеты в таких условиях летать не могут.


    «Если бы в Аддис-Абебе уже шла стрельба на центральных улицах, а не только на окраинах, то вряд ли мы смогли бы провести операцию «Шломо», – признаетя Агмон. – Невозможно действовать, когда во время посадки кто-то может выпустить по самолету зенитную наплечную ракету. Более того, как только вы совершили посадку, даже случайная пуля может стать фатальной для большого самолета».

    Тайные операции

    Операция «Шломо» стала кульминацией серии тайных операций по доставке в Израиль евреев из Эфиопии. В течение восьмидесятых годов прошлого века в рамках операции «Моше» по ночам израильские самолеты приземлялись на импровизированных взлетно-посадочных полосах, в основном, в Судане, хотя время от времени доводилось летать и в Аддис-Абебу.

    «Я участвовал в этих операциях на протяжении четырнадцати лет. Однажды мы прилетели в Аддис-Абебу с ящиками боеприпасов для правящего режима и вернулись оттуда с новыми репатриантами, – вспоминает Агмон. – Каждый раз мы доставляли в страну из разных мест по несколько сот человек. А во время операции «Шломо» за 36 часов мы вывезли больше евреев, чем за все остальные рейсы вместе взятые».

    Фото: Натан Альперт, GPO

    Эта операция, за время которой удалось вывезти более 15 тысяч эфиопских евреев, описана многократно; остается лишь добавить, что к переброске столь значительного количества человек были подключены израильские и американские дипломаты, агенты «Моссада» и лидеры многочисленных еврейских организаций, Еврейское агентство, – все они использовали свои контакты и связи, чтобы добиться согласия на вывоз людей от эфиопского режима, находящегося на грани краха.

    Когда правящего диктатора Менгисту Хайле Мариам сменил временный президент (который оставался у власти в течение семи дней), удалось дать взятку в размере 35 миллионов долларов и заверить власти, что вся операция будет завершена в течение 48 часов.

    На последнем совещании, перед тем, как самолеты должны были взлететь, выступил заместитель начальника генерального штаба  ЦАХАЛа, руководитель операции Амнон Липкин-Шахак. Он  сказал офицерам: «Мы не собираемся завоевывать Эфиопию и обеспечивать закон и порядок в Аддис-Абебе. Мы собираемся привезти евреев, которые сейчас находятся в Аддис-Абебе, в Израиль». Впрочем, вариант с захватом и временным удерживанием военной силой района аэропорта тоже предлагался.

    Все было продумано до мелочей, но любой сбой мог привести к срыву операции, любая паника могла вызвать хаос, подобно тому, что происходило в Кабуле.

    Периметр безопасности в аэропорту охранял израильский спецназ; эфиопским солдатам, чтобы они не проявляли излишнее любопытство, доставили блоки сигарет из Израиля; так эти солдаты не мешали проведению операции и держались на расстоянии.

    Еще одно решение, которое помогло избежать хаоса в аэропорту, – это оформление пассажиров в посольстве Израиля, расположенном в трех с половиной километрах от аэропорта. Это также сработало, поскольку когда слухи об эвакуации распространились по эфиопской столице, десятки тысяч эфиопских граждан (включая представителей  фалашмуры – потомков евреев, которые обратились в христианство и не имели тогда права репатриироваться в Израиль) стали окружать посольство.

    Скоординированные действия посольства, ВВС и «Эль-Аль» позволили завершить операцию за 36 часов, на двенадцать часов раньше, чем планировалось.

    Хаос в Кабуле

    Вряд ли в ближайшее время кто-то забудет о той катастрофе, которая произошла в первые дни эвакуации из Кабула. «Я не хотел бы критиковать американцев, – говорит Агмон, имея в виду эти события. – Я восхищаюсь ВВС США, и они обладают огромными ресурсами для выполнения столь масштабных воздушных перевозок. Они могли бы сделать это месяц назад намного проще, если бы приняли стратегическое решение. За провалом здесь кроется нечто иное. Это, скорее, неспособность заранее спланировать и оценить уровень угрозы. Чтобы воздушный мост заработал, необходимо обеспечить контроль над пунктом назначения. И чтобы убедиться, что все под контролем, необходимо начать работу заранее».

    По словам Пфеффера, возможно, параллель между  суперуспешной операцией «Шломо» и операцией в Кабуле – это далеко не лучшая параллель. Можно вспомнить, к примеру, выход ЦАХАЛа из «зоны безопасности» на юге Ливана 24 мая 2000 года. Тогда ЦАХАЛу пришлось начать отступление в считанные часы после того, как потерпела крах армия Южного Ливана, и тысячи ее бойцов, а также их семьи, столпились на пограничных переходах и просили предоставить им убежище в Израиле.

    «Во всяком случае, этот провал прогнозирования и разведки напоминает, пусть и в меньшем масштабе, ситуацию сейчас в Кабуле», – заключает Пфеффер.

    Марк Котлярский, по материалам «ХаАрец». На снимке: эвакуация из Кабула. Senior Airman Brennen Lege/U.S. Air Force via AP
    На снимке в тексте: эфиопские евреи в самолете, операция «Шломо». Фото: Натан Альперт, GPO˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend