Главный » Общество » Здоровье » Аборты в Израиле: дикость, глупость, каменный век
Фото: Shutterstok, предоставлено компанией Adverta ltd.

Аборты в Израиле: дикость, глупость, каменный век

Ни одна женщина не должна оправдывать решение сделать аборт: достаточно просто нежелания рожать.

Только женщина несет весь риск, связанный с беременностью и родами (и с абортом). Именно на нее ляжет ответственность за выращивание нежеланного ребенка. Поэтому только ей и  решать.

Прямой возможности сделать аборт у израильтянок нет: для получения направления на процедуру женщине необходимо пройти специальную комиссию, которая разрешит сделать аборт только в одном из следующих случаев:

  • Ей меньше 18 лет
  • Ей уже исполнилось 40 лет
  • Она не замужем
  • Она замужем, но забеременела от любовника
  • Беременность наступила в результате противоправных действий - например, изнасилования или инцеста
  • Плод нездоров
  • Продолжение беременности может поставить под угрозу жизнь женщины или нанести ей физический или душевный ущерб.

В самой уязвимой ситуации находятся молодые замужние женщины. Если они хотят сделать аборт, у них только два пути:  врать на комиссии, что ты изменяешь мужу, или доказывать, что ты в депрессии и покончишь с собой, если тебя заставят рожать. Понятно, что первый вариант намного проще и надежнее, поэтому большинство предпочитает рассказывать членам комиссии о несуществующем любовнике.

По данным минздрава на 2015 год, из 19 531 женщин, обратившихся в эту комиссию, разрешение получили 19 445. То есть примерно 99.6 процента! Что делает саму работу этой комиссии бессмысленным фарсом.

Зачем тратить время, принципиально важное для аборта, на ожидание, когда соберется комиссия? Зачем занимать этим врачей и соцработников? Зачем, в конце концов, вытягивать деньги из женщин, которые и так находятся в трудной ситуации.  К тому же им приходится самим оплачивать работу этой комиссии! Зачем заставлять женщину проходить весь этот унизительный процесс – чтобы гарантированно выдать ей это разрешение?

Многие считают, что эта комиссия создана по требованию религиозного сектора.

Раввин Хаим Бриск пояснил «Деталям»: чтобы разрешить операцию, раввин обычно оценивает всю картину в целом - психологическое и физическое состояние женщины, ее материальное положение, отношения с мужем, здоровье детей и множество других факторов. При необходимости консультируется с врачами и с более авторитетными раввинами. Обсуждение конкретного случая и принятие решения может занять много часов, но обычно ответ дается в тот же день – чтобы не мучить женщину и не увеличивать срок, на котором сделают аборт, ведь в иудаизме он имеет принципиальное значение.

Впрочем, разрешение раввина не отменяет необходимости получить разрешение от специальной комиссии, в которую входят врачи, психологи и соцработники, а вот священнослужителя ни одной из религий в комиссии нет.

Почему так долго?

Моя подруга узнала о беременности в первый день задержки и на следующий день записалась к врачу. Для очень многих женщин принципиален срок, на котором делается аборт: одно дело – двухнедельное плодное яйцо, еще не успевшее стать эмбрионом, а другое – человек, которому двенадцать недель, с полностью сформировавшимся лицом и глотательным рефлексом.

Однако сделать аборт в Израиле на маленьком сроке, наиболее безопасном как для здоровья женщины, так и для ее морального состояния, крайне сложно.

На практике весь путь выглядит так: на первом приеме врач осматривает пациентку, делает ей ультразвуковое исследование (УЗИ), ничего не видит (что естественно – срок слишком мал!), и отправляет на анализ крови для подтверждения беременности, хотя он ни на что не влияет: чтобы дать направление на комиссию по абортам, врач должен… увидеть эмбрион на УЗИ. Это произойдет примерно на четвертой неделе.

После этого женщина получает направление и становится в очередь! Среднее время ожидания вызова на комиссию – от двух до трех недель. Некоторые подают заявление сразу в несколько комиссий в разных больницах, им удается управиться быстрее, но обычно беременная женщина попадает на комиссию на 6-й или 7-й неделе беременности. У эмбриона к тому времени уже есть мозг, сердце, печень, бронхи и даже зубы.

После комиссии женщина снова ждет. На этот раз - очереди на аборт. Примерно к девятой неделе она попадет на операцию (возможный срок медицинского аборта заканчивается на той же девятой неделе). Система одинакова как для государственных клиник, так и для частных: нельзя просто заплатить и избежать унизительной процедуры с разрешением. Более того, разрешение комиссии сделать аборт не означает, что он будет бесплатным! Государство оплачивает аборты только незамужним женщинам в возрасте до 33-х лет – чтобы у них было больше шансов выйти замуж, а также аборты по медицинским показаниям, и вызванные изнасилованием или инцестом. Остальные заплатят за операцию от 2200 до 5000 шекелей. В эту сумму входят и 300-400 шекелей за «работу комиссии».

В Израиле не работает аргумент «я плачу налоги, поэтому хочу сама решать, разрешать ли тратить их на аборты». Как минимум, половина израильтянок оплачивает их из своего кармана. «Детали» уже писали, насколько шокирующе либерально относятся израильские законы к абортам по медицинским показаниям на позднем сроке – в некоторых случаях их делают даже после 28-и недель беременности, когда плод уже может выжить самостоятельно, и перед абортом его приходится умерщвлять.

При этом женщина, решившаяся на аборт на раннем сроке, оказывается в чудовищно-опасном положении, когда ей приходится врать, ждать в ущерб своему здоровью и зависеть от мнения посторонних людей, что ей делать с собственным телом!

Более того: замужняя женщина, сделавшая аборт, на всю жизнь останется в крайне уязвимом положении - если когда-нибудь ей придется разводиться с мужем, у того на руках будет ее признание, что она ему изменяла и даже забеременела от любовника! Соответственно, и в раввинском, и в светском суде он сможет требовать практически все, что угодно – и оба суда будут на его стороне. Например, он сможет попросить полной опеки над общими детьми, которых не хочет оставлять с «аморальной» матерью.

Гинеколог Игорь Гершман сказал «Деталям»: врач дает направление на комиссию по абортам после того, как убедится, что беременность – маточная. Плодное яйцо может прикрепиться к маточной трубе, и что еще страшнее – к любому из внутренних органов живота, а это приводит к тяжелым кровотечениям и даже к смерти. Опытный врач может увидеть признаки того, что беременность маточная, еще до того, как на УЗИ станет заметно само плодное яйцо: один из явных признаков – желточный мешочек в матке,его видно уже через четыре-пять недель после даты последних месячных, то есть примерно на пятый день задержки.

Если пациентка вовремя заметит беременность и встретит опытного врача, то успеет пройти комиссию и сделать аборт с помощью таблеток. Раньше медикаментозный аборт делали только до седьмой недели беременности, но сейчас стандарты продлили этот срок до девятой недели. Это хорошая новость, потому что медикаментозный аборт намного безопаснее стандартного хирургического.

В частных клиниках он стоит дороже обычного на 700-800 шекелей, потому что туда включен риск операции, если что-то пойдет не так. Впрочем, дополнительная чистка после медикаментозного аборта требуется примерно в трех процентах случаев.

С этим надо что-то делать

Организация Women on Web занимается помощью женщинам, которые живут в странах, где нет доступа к безопасным абортам. В список этих стран входят не только Ирак, Пакистан и Зимбабве - но также, например, Венгрия, Япония и Ирландия. За пожертвование в 70-90 евро (чем беднее страна, тем меньше стоимость), организация высылает каждой обратившейся женщине набор для медикаментозного аборта с подробной инструкцией по его применению. Если сделать запрос на маленьком сроке и хорошенько помолиться за своевременную доставку, можно успеть.

На их сайте есть масса инструкций и прямая линия с гинекологом - на случай, если у женщины вообще нет никакой возможности получить посылку с таблетками: например, за ней следит семья и неожиданная посылка подвергнет ее жизнь опасности.

Инструкции там примерно следующие: сходите к местному врачу, изобразите такие-то симптомы, попросите выписать вам таблетки от артрита с таким-то сильнодействующим ингредиентом, выпейте сразу двадцать штук – и с вероятностью в 80 процентов у вас случится выкидыш. Пусть рядом с вами все время будет подруга, которая вызовет скорую, если кровотечение станет слишком сильным.

Эти инструкции пишут не коновалы из подворотни, а серьезные европейские и американские гинекологи. Понятно, что вовсе не от хорошей жизни: сотням тысяч женщин в мире приходится идти на подобный риск только потому, что кто-то в их правительстве счел, что имеет право распоряжаться их телами.

До недавнего времени в списке стран, куда Women on Web отправляла наборы для аборта, была несуществующая Палестина, но не было Израиля. Я разговаривала с волонтерами организации, убеждая добавить в перечень стран  Израиль: ведь формально у нас есть доступ к абортам, но в реальности он очень ограничен. Они пообещали помогать израильтянкам после личного письма с описанием ситуации. Это хоть какой-то, но выход.

Что в итоге сделала моя подруга? То же, что делали все женщины мира во все века, оказавшись наедине с «женскими» проблемами: обратилась за помощью к другим женщинам. Одна подруга из Питера достала таблетки: в России их можно купить без рецепта в обычной интернет-аптеке просто по запросу «набор для аборта», он стоит около 150 шекелей. Другая привезла купленное в Израиль. Я была с ней рядом все три дня – караулила то самое опасное кровотечение, о котором предупреждали в инструкции.

Я редко испытывала такой древний тяжелый ужас: посреди страны с лучшей в мире медициной взрослая, умная и образованная женщина пьет непонятно какие, непонятно где купленные таблетки. С непонятным действием. С непонятными последствиями. Рискуя жизнью.

То, что у нее после таблеток раздражены, жгутся и чешутся все слизистые – глаза, десны, а гланды так сильно, что больно глотать – это нормально или пора звонить в «скорую»? Столько крови – это нормально или нужно срочно в больницу на операцию? А если у нее внематочная беременность, при которой нельзя делать медикаментозный аборт, ведь это грозит разрывом фаллопиевой трубы и скорой смертью от кровопотери?

И еще тысяча вопросов, которые никогда не должны стоять перед женщинами в цивилизованном мире. Перед многодетной матерью, которая так сильно и так твердо решила никогда больше не беременеть, что уговорила мужа сделать вазектомию, которая предохраняет от зачатия с вероятностью в 99 процентов.

В ее случае 99 процентов оказалось недостаточно.

У меня двое детей и я больше не хочу рожать. Я не смогу сделать аборт на большом сроке. Я не смогу обмануть комиссию. Я не знаю, что буду делать, если забеременею в этом году – до того, как мне исполнится сорок. Мне страшно за себя и за всех женщин.

С этим надо что-то делать. Немедленно.

Алина Фаркаш, «Детали»
Фото: Shutterstok, предоставлено компанией  Adverta ltd.

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend