Sunday 19.09.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Оливье Фитуси
    Фото: Оливье Фитуси

    Аарон Барак может сделать свой главный подарок Государству Израиль

    Самая важная комиссия, созданная нынешним правительством, – это комиссия по разработке нового основного закона о законодательстве. Название выглядит ужасно скучным, но на самом деле ей придется разбираться в самых болезненных проблемах Израиля последних лет. Если не стесняться громких фраз, можно сказать, что результатом работы комиссии должно стать нечто, наиболее близкое к Конституции из всех прочих возможных вариантов. К сожалению, эта уникальная возможность, скорее всего, будет упущена.

    Краткое содержание предыдущих серий: в 90-е годы Верховный суд постановил, что он имеет право отменять принятые кнессетом законы. Стоявший за этим решением профессор Аарон Барак опирался на два основных закона, принятых на исходе каденции правительства Ицхака Шамира. Барак называл их утверждение «законодательной революцией». Пришла пора признать: это не была законодательная революция, и так законодательные революции не совершаются. Не будем возвращаться к давней дискуссии по этому поводу. По-моему, сам Барак понимает, что значительная часть общества никогда не согласится с тем, что Верховный суд может обладать подобными полномочиями.

    В последние годы положение ухудшилось. Во время своего пребывания «на троне» Биньямин Нетаниягу однозначно отрицал право Верховного суда отменять принятые кнессетом законы. Дело едва не дошло до конституционного кризиса, и до начала прямых столкновений между представителями различных лагерей оставалось не так уж много. Кнессет – под руководством Нетаниягу – хотел принять закон, тем или иным образом освобождающий премьер-министра от уголовной ответственности. Если бы этот закон был принят, Верховный суд отменил бы его, а кнессет отказался бы признавать это решение. Кому в данном случае подчинились бы полицейские?

    Участники этого опасного противостояния вошли в состав комиссии, созданной министром юстиции Гидеоном Сааром. С одной стороны, это Айелет Шакед, с другой – представители партий МЕРЕЦ и «Авода», профессор Мордехай Кремницер и профессор Сузи Навот. Айелет Шакед утверждает, что если закон, позволяющий Верховному суду отменять решения парламента, будет отменен, то кнессет сможет вновь утвердить его, собрав 61 голос. Это означает, что любая коалиция сможет принять любой закон.

    В последнем заседании комиссии участвовал по «зуму» профессор Барак. Он представил иную позицию: Верховный суд – даже не единогласно – имеет право отменить любой закон, и кнессет может вновь принять его, собрав 80 голосов в его поддержку.

    Я был бы рад, если бы так оно и было, – постановления Верховного суда ближе моему мировоззрению, нежели принимаемые кнессетом законы, – но нет никакого шанса на победу позиции Барака. Это означает, что любая попытка законодательно закрепить за Верховным судом право контролировать принятые кнессетом законы обречена на провал. И это станет двойным провалом: у Израиля уже не будет ни Конституции, ни законодательно закрепленной Декларации прав человека, как это принято в развитых странах, а единственной силой, защищающей граждан от произвола кнессета, останется Высший суд справедливости – БАГАЦ. Если эта проблема не будет законодательно урегулирована сейчас, нет никакого шанса на то, что это произойдет в обозримом будущем.

    Создается впечатление, что в окружении Саара уже отчаялись найти компромисс по этому поводу. Просто разрыв между 61 и 80 голосами слишком велик. Кажется, министру юстиции и так нужно решить множество проблем, и в этой ситуации он, прежде всего, вынужден отказываться от реформ, представляющих для него угрозу с политической точки зрения. Уже отложена реформа о разделении полномочий юридического советника правительства – возможно, она будет похоронена окончательно. И для этой важнейшей комиссии, собравшейся на заседания всего два раза, у министра юстиции, кажется, нет достаточного количества энергии.

    Я считают, что Аарон Барак – самый значительный гражданин Израиля, живущий в наше время. Он оказывает огромное и, как правило, положительное влияние на все области нашей жизни. Его гениальность проявляется в бесчисленном количестве судебных постановлений, и отношение к нему со стороны определенной части общества в последние годы – это черная неблагодарность, самая ужасная, которую только можно себе представить.

    При этом у Барака еще есть возможность продемонстрировать (вновь) свои лидерские качества и политическую мудрость. 70 голосов депутатов кнессета (при условии, что пять из них будут принадлежать оппозиции) будет достаточно для того, чтобы сохранить самый большой подарок Барака, сделанный им Государству Израиль, – право Верховного суда отменять принятые парламентом законы.

     Равив Друкер, «ХаАрец», Б.Е. √
    На снимке: Аарон Барак и Айелет Шакед. Фото: Оливье Фитусси˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend