Thursday 06.05.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    234541_hospital_stageurs_Alon_Ron

    А старушка все лежит в коридоре…

    Израильская терапевтическая ассоциация выступила с отчаянным призывом не замораживать ставки интернов, потому что даже в летний период, когда нет вспышки ОРЗ, терапевтические отделения израильских больниц не справляются с наплывом больных.

    Вот немного июньской статистики, в полной мере иллюстрирующей ситуации:

    • Больница РАМБАМ, 8-е терапевтическое отделение («пнимит хет»): 36 коек, реально 39 больных. Штат: 1 врач, 4 интерна и 2 стажера.
    • Больница «Бейлинсон», 3-е терапевтическое отделение («пнимит гимель») 38 коек, реально 43 больных.
    • Больница «Вольфсон», 5-е терапевтическое отделение («пнимит хэй») : 38 коек, реально 41 больной. Штат: 3 врача, 1 интерн, 2 стажера.
    • Больница «ха-Эмек», 5-е терапевтическое отделение («пнимит хэй»): 30 коек, 30 больных. Речь идет о здании, которому больше ста лет, там физически невозможно добавить койки, даже в коридорах. Штат: 2 врача, 2 интерна, 2 «ротационера» (интерны, которые работают сразу в нескольких отделениях) и 6 студентов медвузов (которые также требуют время на обучение).
    • Больница «Шаарей-Цедек», 1-е, 2-е и 3-е терапевтические отделения. На бумаге по 36 коек. Реально – 43, 45 и 56 больных соответственно. Штат каждого из отделений – по 2 врача и 2 интерна. 4-е терапевтическое отделение: 22 койки, реально 26 больных. Штата: 1 врач и 3 интерна.
    • Больница «Барзилай», 4-е терапевтическое отделение: 40 коек, реально 41 больной. Штат: 1 врач, 3 интерна и 2 стажера.

    «Проблема в том, что после того, как интерны, завершив интернатуру, уходят из больницы, мы с большим трудом добиваемся, чтобы нового интерна взяли на эту, уже существующую и утвержденную ставку! Это абсурд, который должен прекратиться», - объясняет в интервью «Деталям» профессор Авишай Элис, председатель Израильской терапевтической ассоциации.

    - Кто не разрешает вам набирать новых интернов? От кого это зависит?

    - Обычно это отделы кадров больницы. Если больница государственная, то это решает Минздрав и Управление государственной службы. Если при больничной кассе – ее правление. В любом случае, ситуация одинакова во всех больницах.

    - В отделах кадров сидят бюрократы, работающие согласно инструкции. Если ставка интерна утверждена, какие могут быть причины оставлять ее незанятой?

    - В первую очередь - из-за финансовых соображений. Если «тянуть резину» месяц-другой, то можно сэкономить на зарплате интерна. За это время другим работникам отделения придется выполнять его функции, бесплатно.

    Вторая причина тоже материальная, это - порядок приоритетов. Терапевтические отделения не считаются «модными» и не приносят большой прибыли. Гораздо выгоднее и престижнее развивать всякие доходные «институты», делать трансплантации органов, операции пластической хирургии, расширять родильные отделения - ведь за каждую роженицу больница получает деньги… В результате, когда интерн уходит из терапевтического отделения, его ставку передают другим отделениям или «институтам».

    Ситуация настолько бедственная, что мы отказались отправлять наших работников на дежурства в приемный покой. Пора напомнить, что именно терапевтические отделения являются основой любой больницы, в любой стране. На нас лежит основная нагрузка. И то, что терапевтические отделения довели до столь бедственного состояния, является одной из причин глубокого кризиса, в который погружено все израильское общественное здравоохранение».

    - Ни одни выборы в Израиле не обходятся без плача по «старушке в коридоре больницы». Почему же ничего не меняется?

    - Старушка стала символом. Очень наглядным и эмоциональным. Но корни кризиса намного более глубокие. Сравните статистику со странами OECD. У нас низкое число коек на душу населения, мало врачей и медсестер, самые короткие периоды госпитализации в стационаре, - говорит профессор Авишай Элис.

    Фото: Эяль Туаг

    Действительно, согласно отчетам OECD, в Израиле сегодня – лишь 2,3 больничной койки на тысячу жителей (5-е место с конца среди 35 стран этого «клуба богатых стран»). Расходы на здравоохранение от ВВП – 27-е место из 35. Средний срок госпитализации в Израиле – 5,2 дня, в то время как в среднем по OECD – 6,4 дня. У нас 3,1 врачей (не считая дантистов) и 5 медсестер на тысячу жителей, в то время как в среднем по OECD - 3,3 врачей и 9,3 медсестер. По количеству студентов, закончивших медицинское образование, мы на предпоследнем месте. И только 6,8 выпускников получают степень MD (доктор медицины) на сто тысяч населения. Это почти вдвое меньше, чем в среднем в странах OECD.

    Кстати, по поводу выпускников. Ситуация в терапевтических отделениях имеет и обратную сторону. Нежелание больниц набирать интернов приводит к тому, что в Израиле становится очень сложным пройти интернатуру, то есть - стать врачом-специалистом. Вот то самое «узкое горлышко», из-за которого задыхается вся система здравоохранения в Израиле. У нас немного выпускников, но каждый год ряды врачей пополняют новые репатрианты и израильтяне, учившиеся за границей. Получив лицензию врача, они начинают искать место для прохождения интернатуры. Ищут – и не находят. При этом ставки остаются незаполненными, а работники терапевтических отделений валятся с ног от усталости из-за наплыва пациентов. Сколько минут может уделить врач, к которому одновременно обращаются 30 – 40 пациентов? И какова вероятность ошибки, особенно в ситуации, когда идет речь о жизни и смерти?

    - Ставки интернов – это только часть борьбы, которую ведет терапевтическая ассоциация, - говорит профессор Авишай Элис. – Нужно менять концепцию, менять подходы. Слишком долго терапевтические отделения пребывают в запущенном состоянии. Старые палаты, устаревшее оборудование, острая нехватка персонала, перегруженность. Многие отделения постоянно загружены на 110%, это стало уже их нормальным режимом.

    Нужны ресурсы, нужны ставки. Учтите, что население постоянно растет. Растет продолжительность жизни, значит, появляется больше сложных случаев, больше тяжелых больных, гериатрических пациентов. А у нас с 1976 года в терапевтических отделениях не добавили ни одной ставки.

    - Какие у вас есть конкретные предложения?

    - Прежде всего, терапевтические отделения должны получить подобающий статус. Мы не падчерицы в больницах, но основа общественного здравоохранения. На нас зиждется все. И мы требуем признать это и изменить отношение к нам.

    Надо повысить число ставок. В отделении должно быть не менее 16 врачей, из них как минимум четверо – врачи-специалисты, которые будут готовить следующее поколение, работая с интернами. Нужно добавить ставки медсестер, работников околомедицинских специальностей (например, социальных работников). И тогда, возможно, у нас не будет больше «старушек» в коридорах.

    Безусловно, на реализацию такого плана нужны сотни миллионов шекелей. Но они будут потрачены на общее благо. В отличие от миллиардов, которые правительство раздает на разные коалиционные нужды. Ведь распределение бюджета – это всегда вопрос приоритетов! И здравоохранение не должно оставаться на последнем месте в списке приоритетов.

    Цви Зильбер, «Детали». К.В. Фото: Алон Рон (фотография только для иллюстрации)


    Читайте также:

    Цена лекарств: эпидемия, которая угрожает миру

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend