Wednesday 27.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    9 факторов предстоящих выборов

    Прошло уже три месяца с начала предвыборной кампании, но, как солдаты, застрявшие в окопной грязи во время войны, противоборствующие стороны ни на метр не сдвинулись с занятых ими позиций. Результаты опросов статичны и, похоже, ни одна серьезная проблема не мотивирует избирателей. Это – псевдо-выборы, лишенные блеска и страсти. И вряд ли за две недели ситуация может радикально измениться - пока все напоминает апрельские выборы. Как и раньше, две лидирующие партии – «Ликуд» и «Кахоль-лаван» - идут ноздря в ноздрю, с небольшим преимуществом у «Ликуда».


    Однако отличие все же есть: Нетаниягу отныне не может рассчитывать на поддержку одной из правых партий – «Наш дом Израиль», вдобавок к такому неприятному для лидера «Ликуда» факту, что партия Либермана умножила свой предвыборный потенциал в опросах: с пяти мест, полученных на апрельских выборах, примерно до десяти сейчас.

    Это не значит, что Нетаниягу сдался. Он по-прежнему намерен добиться того, чтобы «Ликуд» оставался крупнейшей партией, пусть с разницей в несколько тысяч голосов (на прошлых выборах разрыв между «Ликудом» и «Кахоль-Лаван» составил менее 25 тысяч голосов), а также пытается обеспечить коалицию, не привлекая НДИ. Для того, чтобы это произошло, необходимо действие некоторых факторов, которые сработают в пользу Нетаниягу, и потому он активизировался на всех фронтах. Вот эти факторы:

    1. Явка на избирательные участки


    Поскольку сам по себе случай с нынешними повторными выборами беспрецедентный, политологи и социологи затрудняются с оценкой процента голосования, не зная точно, будет ли он выше или ниже, чем в апреле. Международный опыт свидетельствует, что, как правило, явка на избирательные участки во второй раз резко падает. Но в то же время для Израиля – это не аксиома; не исключено, что каждый сектор населения будет голосовать по-своему.

    Обычно это работает на благо Нетаниягу: поскольку его ультраортодоксальные союзники неизменно ровными рядами стекаются к избирательным урнам, чтобы проголосовать так, как им велят раввины – наверняка можно рассчитывать, что нечто подобное произойдет и на сей раз. С другой стороны, явка среди избирателей-арабов, как правило, намного ниже, чем в среднем по стране. Но поскольку в апреле этот показатель составил 49 процентов (по сравнению с 64 процентами в 2015 году), - а объясняется это тем, что именно таким образом израильские арабы выразили свой гнев в адрес четырех своих лидеров, которые не смогли объединиться, - то возрождение  "Объединенного списка" сможет стимулировать большее количество израильских арабов к участию в выборах.

    Во время двух предыдущих кампаний Нетаниягу буквально за несколько дней до выборов начинал кричать «гевалт!», вытаскивая туза из рукава в виде ненависти к арабам и к левым; этот прием использовался, в основном, для того, чтобы оказать влияние на своих традиционных сторонников, которые, как показывали фокус-группы, «устали» от Биби, от его предсказуемости и однообразия. Вне всякого сомнения, он попытается вновь прибегнуть к своему испытанному методу, но уже менее эффективно. Его избиратели основательно устали.

    2. Левые, которые на грани вылета

    Из девяти партий, которые, как следует из прогнозов, проходят электоральный барьер, есть две, - слева от центра, - которые все еще дрейфуют возле опасной черты в 3,25 процента.
    Партии «Авода» и МЕРЕЦ в апреле завоевали, в общей сложности, десять мест. В нынешних опросах альянс «Авода»-«Гешер» и «Демократический лагерь» (блок, образовавшийся слиянием МЕРЕЦа и «Демократического Израиля» во главе с Эхудом Бараком) выглядит неплохо, но и у тех, и у других есть серьезная проблема, намного серьезнее, чем в прошлый раз. Когда Рабочую партию возглавлял центрист Ави Габай, ее было намного легче отличить от радикально левого МЕРЕЦа, что позволило обоим опереться на свой электорат и преодолеть барьер. На сей раз у «Аводы» есть новый, но апробированный левый лидер в лице Амира Переца, в то время как некоторые считают, что МЕРЕЦ ослабила свою «особенность», объединив усилия с Бараком и бывшим депутатом от «Аводы» Став Шафир.

    Кроме того, следует учесть, что на этом поле играет еще и «Кахоль-лаван», пытаясь перетянуть на свою сторону левоцентристские голоса. И, если это удастся, то не исключено, что кто-то – «Демократический лагерь» или «Авода»-«Гешер», - может не набрать нужного количества голосов; и это будет означать, что при перераспределении голосов, как минимум, 2 мандата переместятся в коалицию «Ликуда», что, возможно, позволит Нетаниягу добиться преимущества.


    3. Загадка «русского» голоса

    Нетаниягу слишком откровенно борется с Либерманом за «русские» голоса, чтобы делать это хорошо. К тому же глава «Ликуда» долгое время полагался на лидера НДИ, оставив ему «русскую улицу»; а огромные рекламные щиты, на которых изображено, как Нетаниягу «ручкается» с Путиным, и визит в Киев вряд ли впечатлили русскоязычного избирателя. Здесь имеет значение каждый голос, но никто не знает, как разрешится в итоге загадка «русского» голоса.

    4. Ненавистники тоже проголосуют


    Союз Нетаниягу с ультраортодоксальными партиями весьма уязвим, чем и пользуется председатель НДИ, прибегнувший к агрессивной антирелигиозной риторике. Нетаниягу не реагирует на это, не пытается оправдать партнерство с ШАС и «Еврейством Торы» или изобразить Либермана антиклерикалом, лишенным еврейских корней. Скорее всего, Нетаниягу посоветовали в этом вопросе оставаться в тени. Однако, есть и положительная сторона. Около 10 процентов израильских избирателей позиционируют себя, как ненавистники ультраортодоксов, и их волнует проблема взаимоотношения с религиозными намного больше, чем водораздел между правыми и левыми. На прошлых выборах эти люди голосовали за «Еш атид» Яира Лапида (теперь это «Кахоль-лаван»), и, если часть из них отдаст свои голоса НДИ, это не нанесет никакого ущерба коалиции Нетаниягу и увеличит шансы «Ликуда» стать крупнейшей партией, что и служит его второй целью.

    5. Каннибализм правых

    Чтобы гарантировать себе победу, Нетаниягу приступил к уничтожению правых союзников даже раньше, чем обычно, направив свои орудия против партии «Ямина». Он неустанно ведет кампанию в цитаделях религиозных сионистов, рассказывая истории, как изучает Тору каждую субботу вместе с младшим сыном Авнером, и повторяя при каждом слове «с Божьей помощью». У него есть дополнительный стимул к этому, связанный с подозрениями в адрес двух лидеров «Ямина» - Айелет Шакед и Нафтали Беннета, которые, как убежден Нетаниягу, плетут сети заговора вместе с Либерманом, чтобы сместить Нетаниягу. Каннибализация работала и в прошлом: религиозные сионисты всегда были подвержены очарованию Биби.

    6. Исчезающие избиратели «Кулану»

    Партия Моше Кахлона «Кулану» с большим трудом преодолела в апреле электоральный барьер, получив четыре мандата. Кахлон решил не рисковать, приняв предложение Нетаниягу о слиянии с «Ликудом», чтобы вновь возглавить министерство финансов в следующем правительстве. Что же получил от этого сам Нетаниягу? Далеко не все избиратели «Кулану» вернулись домой вместе с Кахлоном; речь идет о мягких правых и центристах, поссорившихся с главой «Ликуда»: они не собираются голосовать за Нетаниягу. Это не очень большая группа, но, по крайней мере, четыре партии считают, что могут рассчитывать на голоса «Кулану» - и только одна из этих партий, «Ямина», гипотетически входит в коалицию с Нетаниягу. Если же голоса перейдут в НДИ, «Кахоль-лаван» или «Авода»-«Гешер», то шансы Нетаниягу на усиление правого блока уменьшатся.

    7. Скрытая сила «Еврейской силы»

    Это неокаханистская партия во всех опросах находится под электоральным барьером, не добирая примерно полпроцента необходимых голосов. Нетаниягу уже дал понять, что готов включить ее в правящую коалицию. Однако это чревато последствиями. Скорее всего, «Еврейская сила» все же останется за бортом. Но чем ближе она будет подступать к границе, открывающей долгожданный вход в Кнессет, тем больше правые радикалы-националисты будут склонны отдать ей свои голоса, тем самым ставя под угрозу возможные мандаты, которые, в противном случае, могли бы пойти правым партиям «Ямина» или «Ликуду».

    8. Черные лебеди

    «Черные лебеди» - так называется теория, объясняющая существование с трудом поддающихся прогнозу событий, которые, тем не менее, могут иметь далеко идущие последствия. В нашем случае также невозможно спрогнозировать событие, способное повлиять на ход предвыборной кампании. К примеру, Нетаниягу напугало сообщение, что на саммите G7 в Биаррице президент США Дональд Трамп вознамерился встретиться с министром иностранных дел Ирана Зарифом; это могло бы, в принципе, свести на нет усилия Нетаниягу, строившего два с половиной последних года всю свою внешнюю политику на Трампе. Однако верховный религиозный лидер Ирана наложил «вето» на любые встречи Зарифа, и Нетаниягу успокоился.

    9. Ганц – не фактор

    Ганц заслуживает упоминания только потому, что он выступает в роли лидера крупнейшей оппозиционной партии, но отнюдь не фактора на выборах. Прежние «ахи» и «охи», вызванные его кандидатурой, прекратились, а рыхлая кампания «Кахоль-лаван» не нанесла никакого ущерба образу Нетаниягу. Образ Ганца уже не ассоциируется с образом смелого генерала, способного взять на себя ответственность за судьбы страны. Его путанные интервью и вялость нанесли ему больше урона, чем любая клеветническая кампания «Ликуда». У него есть одно преимущество: он безобиден. Бесцветные и нейтральные избиратели, отчаянно желающие избавиться от Нетаниягу, могут проецировать на него свои надежды и чаяния. Но он – не фактор. Настоящая битва на этих выборах идет между Нетаниягу и Либерманом. Если факторы не сработают в пользу Нетаниягу, Ганц станет премьер-министром Израиля просто по умолчанию.

    Аншель Пфеффер, «ХаАрец» М.К. К.В. Фото: Эмиль Сальман

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend