Tuesday 19.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Хадас Паруш
    Фото: Хадас Паруш

    «6000 смертей – это не провал, а достижение»

    Год назад Израиль впервые закрылся на карантин в результате корона-кризиса, после того, как по всей стране было выявлено 5500 носителей  вируса, а 15 больных скончались. С тех пор Израиль еще дважды закрывался на карантин, более 800 тысяч человек переболели «короной», почти 6200 умерли, более пяти миллионов израильтян вакцинировано.


    Сегодня кампания вакцинации дает замечательные результаты, данные очень обнадеживающие, они даже удивили высокопоставленных сотрудников системы здравоохранения. Коэффициент инфицирования приближается к 0,5, число тяжелобольных меньше 500, при этом 90 процентов этих пациентов не завершили процесс вакцинации, а смертность снизилась на десятки процентов.

    Трое высокопоставленных сотрудника минздрава – гендиректор министерства здравоохранения профессор Хези Леви, координатор борьбы с эпидемией профессор Нахман Аш и замгендиректора профессор Итамар Гротто, которые возглавили трудную кампанию, подводят итоги этого года.

    Профессор Хези Леви занял пост гендиректора министерства после инаугурации правительства, когда первая и относительно слабая волна эпидемии утихла.


    «Я заканчиваю этот год с чувством, что нам удалось преодолеть очень трудный период, – сказал Леви. – С медицинской точки зрения, мы справились с кризисом достойно. Всегда есть возможности для улучшения и всегда найдутся те, кто жалуется. Я ухожу со своего поста с чувством гордости и огромного удовлетворения от работы нашей системы здравоохранения и того, что нам удалось сделать. Смертность не выше ожидаемой, смертельные случаи в основном среди тяжелых пациентов с сопутствующими заболеваниями, чьи организмы менее устойчивы к потрясению, вызываемому коронавирусом».

    – Как вы думаете, в чем были ошибки и в чем вы поступили бы иначе сейчас?

    – Нам следовало быстрее реагировать на вызов, связанный с работой аэропорта «Бен-Гурион» – он принес много дополнительной заболеваемости. Возможно, нам следовало закрыть аэропорт быстрее, и уж, конечно, остановить рейсы из Дубая.

    По словам профессора Леви, еще один проблематичный момент – это дифференциальные закрытия, которые вводились до второго карантина.

    – Был этап, когда мы закрыли 40 «красных» населенных пунктов, в том числе на ночь, и это ничего не принесло. Люди ходили по улицам, покидали свои населенные пункты – все они считались выполняющими жизненно важные работы. И все это приносило больше вреда и гнева, чем пользы. Позже мы избегали подобных закрытий.

    Координатор борьбы с эпидемией профессор Нахман Аш считает, что критическая ошибка минздрава была сделана перед третьим карантином: «Надо было затормозить перед третьей волной раньше и не выходить на пик, на котором мы оказались, – объясняет Аш. – Мы говорили это тогда в режиме реального времени, но не смогли оказать достаточного воздействия на политическое руководство. Потребовалось время, чтобы принять решение по частичному закрытию, а затем по полному карантину, что и привело к снижению заболеваемости».


    – Почему вы не смогли донести до лиц, принимающих решения, серьезность ситуации?

    – Трудно принимать решение о превентивном карантине из-за его влияния на  экономику и систему образования. В ходе обсуждений в правительстве и в кабинете его было трудно провести. Против нас была широкая оппозиция, не в политическом смысле. Все говорили: «Давайте подождем еще немного». Я думаю, что решения следует принимать раньше, но это непросто».

    – Вы думаете, что у нас может быть четвертая волна?


    - При некоторых обстоятельствах это еще возможно, но я оптимистично настроен и полагаю, что до этого мы не дойдем. Если дать системе образования работать без масок, без капсул и сократить дни изоляции, это может привести к сильной вспышке заболеваемости детей и взрослых, которые не были вакцинированы. Сегодня, не так как две недели назад, я настроен гораздо оптимистичнее.

    – Мы превысили рубеж 6000 умерших. Это – провал?

    – Это болезненный факт, каждый умерший – целый мир. Я помню, что в начале эпидемии шла речь о том, что умирают только те, у кого тяжелые сопутствующие  болезни, но сегодня мы знаем, что это не так. Умерли и те, кто и сегодня мог быть с нами. В международном масштабе наше число смертей относительно заразившихся вирусом невелико.

    Я полагаю, что это связано с хорошей системой здравоохранения и, возможно, другой генетикой, ведь есть вещи, о которых мы не знаем. Провалы отмечены в Италии и в Чехии – там происходили действительно тяжелые события. Я не говорю, что мы сделали абсолютно все возможное – были вещи, которые мы могли сделать по-другому, но я бы не употреблял слово «провал». Ясно одно – болезнь не исчезнет полностью. Постепенно, сохраняя низкие показатели заболеваемости, я надеюсь, мы достигнем коллективного иммунитета. Тогда болезнь останется с нами, но по-другому.

    Уходящий в отставку замгендиректора минздрава профессор Итамар Гротто – единственный, кто сопровождал эпидемию с момента ее возникновения до последнего месяца, когда он оставил свой пост. Он подводит итоги кризиса по-другому и не боится указывать на виноватых политиков: «В самом министерстве мутации нас не пугали. Вокруг мутаций было давление со стороны политического эшелона. Мутации испугали политиков, причем из всех партий. Внутри минздрава были различные оценки рисков. Я чувствовал, что в некоторых случаях риски управляли нами, а не мы – ими».

    Гротто также считает, что число смертей в Израиле – наименьшее зло: «6000 умерших – это не провал, а достижение. Может быть, мы могли бы снизить чуть-чуть смертность, но в очень небольших масштабах. Мы добились успеха, потому что лечение было оптимальным. В любом случае, в Израиле было невозможно достичь нулевой степени инфицирования – это не вписывается в нашу культуру».

    Мейрав Коэн, Walla, И.Н. Фотоиллюстрация: Адас Паруш˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend