Понедельник 26.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Dolores Ochoa
    AP Photo/Dolores Ochoa

    6 паспортов, 11 имен, сотни тысяч долларов: кто убил израильтянина в Эквадоре

    Власти Эквадора продолжают расследовать дело о коррупции в системе государственного здравоохранения, в котором замешаны как израильтяне, так и известные граждане этой страны. Суд отказал в предоставлении залога сыновьям экс-президента Эквадора Абдалы Букарама, который проходит по этому же делу, а также супруге одного из сыновей - телеведущей Габриэле Пазминьо (она и ее муж в настоящее время находятся в США). Эти и еще ряд лиц обвиняются в преступном сговоре с целью перепродажи медикаментов, а также в незаконном выводе крупных сумм в США, Нидерланды и Панаму.

    Один из фигурантов дела – израильтянин Орен Шейнман. Он дает показания, согласившись стать свидетелем обвинения. Посольство Израиля в Эквадоре обратилось к эквадорским властям с просьбой гарантировать ему охрану. Дело в том, что Шейнман был подельником другого израильтянина, Шая Дахана, и сидел с ним в одной камере тюрьмы «Эль Литорал» в Гуаякиле. Она считается одним из самых страшных мест заключения во всей Латинской Америке. Сейчас защита Шейнмана требует, чтобы его перевели в другую тюрьму или позволили отбывать наказание в Израиле во избежание риска.

    Дахан погиб. И в организации его убийства тоже обвиняют бывшего президента страны Абдалу Букарама.

    Человек без возраста и без имени

    Шай Дахан был убит ударом гантели по голове на рассвете 8 августа, накануне перевода в другую тюрьму. Его напарник, гражданин Австралии и Израиля Орен Шейнман, с колото-резаными ранами оказался в больнице. При убитом оказались документы, по которым он значился Томером Шейнманом. Попутно выяснилось, что в Аргентине его знали под именами Шай Голан и Шай Алалуф. У него было несколько паспортов: по одному из них Шаю было 38 лет, по другому – 33.

    «Все указывает на то, что Шая Дахана убили по приказу Букарама, чей клан связан с контрабандистами, отмыванием капитала, а с конца 80-х годов известен и своим активным участием в политике. Популизм сослужил добрую службу, и в середине 90-х годов Абдалла Букарам даже ухитрился стать президентом, но пробыл на посту всего год, после чего был смещен с формулировкой «за психологическую неспособность управлять страной». Он бежал из страны и получил политическое убежище в Панаме», – рассказал «Деталям» Артуро Торрес, журналист и главный редактор эквадорского интернет-портала Codigo vidrio.

    По его словам, Букарам мог избавиться от Дахана, как от ненужного свидетеля.

    По данным израильского сайта «Мако», проводившего свое расследование, незадолго до смерти Дахан именовал себя в своих аккаунтах в «Твиттере» «импрессарио» и «бизнесменом». Он представлялся, по меньшей мере, тремя разными людьми (позднее было установлено, что личностей у него было не менее одиннадцати). У него было шесть паспортов, с которыми он перемещался по Испании, США, Великобритании, Канаде, Мексике, Аргентине, Колумбии и Панаме. Работавшие с ним люди подтверждают, что этот человек постоянно менял имена. В США и Канаде на нем висели подделка документов и мошенничество, в Великобритании – мошенничество на сумму в 2 миллиона долларов при попытке незаконного приобретения казино.

    Около семи лет назад Шая Дахана, который фигурировал тогда под именем Шай Голан, задержали в Мексике с группой подозрительных личностей. При обыске у них обнаружили пистолеты, бинокли ночного видения и оружие, предназначенное только для использования военными. Тогда же им заинтересовался Интерпол. Сам Дахан объяснил, что у его друга была просрочена лицензия на оружие, и они заплатили за это штраф в 500 долларов, после чего их освободили.

    Дахан признавался, что, на самом деле, в Мексике и в Израиле он занимался продажей автомобилей, но недруги вымогали у него деньги и угрожали за то, что он, мол, хотел все это предать огласке. А СМИ, якобы, замалчивали его разоблачения.

    Как объясняет Торрес, в Панаму Дахана экстрадировали потому, что в 2015 году он оказался замешанным в судебном споре вокруг продажи роскошных апартаментов в панамской столице: израильтянин предлагал приобрести их по цене около 2 миллионов долларов. Покупатель-венесуэлец дал Дахану аванс в 250 тысяч, а остальную сумму не внес вовремя, после чего срок оплаты переносился два раза. Затем Шай начал продавать квартиру другому покупателю, у которого тоже взял аванс, но первый покупатель подал на него в суд, обвинив в мошенничестве. Панама завела на Дахана «красное досье», подала запрос в Интерпол, и через некоторое время Дахана задержали в аэропорту Барселоны, а спустя три месяца, в марте 2018 года, переправили в панамскую тюрьму «Ла Джойта».

    «Агент Моссада» и дерзкий побег

    Проведя пару месяцев в панамской тюрьме, Дахан 14 июня 2018 году оттуда сбежал, оставив ее руководству расхлебывать целую кучу должностных преступлений местных полицейских.

    Сбежал он красиво, подставив местных полицейских. Видимо, они стали вымогать у него деньги – и он согласился заплатить. В сопровождении большой группы полицейских и патрульных машин Дахана отвезли в банк, где он должен был снять со счета миллион долларов и передать им. Полицейские ждали на улице, стараясь не попасть в объективы камер наблюдения, но Дахан спокойно вышел из банка через другую дверь, сел в ожидавшую его машину и скрылся. Затем на частном самолете он вылетел в Майями. Заплатил ли он кому-то за беспрепятственный вылет из страны, неизвестно. О его побеге и беспрецедентном (даже по местным меркам) случае полицейской коррупции общественность Панамы узнала только месяц спустя!

    Как рассказал «Деталям» Артуро Торрес, в латиноамериканских СМИ Дахана называют «бывшим агентом Моссада». В частности, информатор авторитетной газеты Panama Times, работающий в госорганизации по обмену данными между полицией Панамы и Колумбии, рассказывал, что Дахан – бывший агент израильской разведки: умный, изворотливый и хорошо тренированный, он лет десять назад занялся бизнесом и контршпионажем. Эта версия получила распространение в июле 2018 года, через месяц после побега Дахана из панамской тюрьмы.

    Тот же источник утверждал, что Дахан был в розыске в Израиле, поскольку обладал слишком важной информацией для разведслужб нескольких стран.

    Странно во всей этой истории и то, что панамское правительство хранило молчание по поводу дерзкого побега, и то, что заключенному разрешили покидать тюрьму. Причем видеозаписи с карт памяти видеокамер в день побега Дахана, находившиеся в кабинете директора, загадочно испарились. Источник Panama Times считает, что побег был тайной операцией, но власти каких стран принимали в ней участие – неясно.

    В интервью панамскому журналисту Дахан утверждал, что заплатил за свой побег около 2 миллионов долларов, так как его показания могли стоить кресел многим панамским политикам-коррупционерам.

    Летом 2019 года «Шай Голан» всплыл в Аргентине, где был связан с ортодоксальной общиной и, как минимум, пару месяцев проверял кошерность продуктов в супермаркетах и ресторанах.

    И, наконец, Дахана и напарника арестовали в Эквадоре 1 июня 2020 года в ходе одного из тридцати восьми (!) полицейских рейдов, осуществленных в рамках расследования случаев продажи семьей экс-президента Эквадора Абдалы Букарама медицинских препаратов для борьбы с коронавирусом – государственным больницам по завышенным ценам.

    В Эквадоре Томера Шейнмана (Шая Дахана) и Орена Шейнмана задержали с фальшивыми документами агентов американского отдела по борьбе с наркотиками (DEA). При них обнаружили 362 тысячи долларов, а в квартире, которую они арендовали в городке Салинас, еще 200 тысяч долларов. Были у израильтян и дорогие автомобили.

    Где был Дахан до ареста в Эквадоре? Как попал в Эквадор? Кто мог его убить? На эти вопросы «Деталей» Торрес ответил так:

    – Я занимаюсь этой темой с момента убийства. О передвижениях Дахана по миру пока мало информации. В столице Эквадора, Кито, он появился 19 октября 2019 года. Поселился в самом фешенебельном районе города со своей подругой-перуанкой Изабель Маренго, которая была вдвое младше его, и экспертом-компьютерщиком Ореном Шейнманом, которого прозвали «Тарзаном» за длинные волосы и спортивное телосложение. Об Орене Шейнмане, на самом деле, известно еще меньше, чем о Дахане: удалось выяснить, что он жил в Австралии и, как и его подельник, нередко выдавал себя за другого человека. Установлено, что он раз пять  представлялся другими именами. Шай взял себе имя брата Орена, Томера. Они жили на широкую ногу.

    Шая задержали с большими деньгами. В Гуаякиле у него были крупные покровители. Он был главным свидетелем по делу против семьи Букарама, в котором фигурируют пятнадцать человек, в том числе, трое сыновей Букарама. А сама сделка [по продаже медикаментов] прошла в доме экс-президента, и в показаниях Орена Шейнмана, данных после ареста, раскрыты ее детали.

    За время, прошедшее с 8 августа – со дня убийства Дахана – наш портал выяснил новые подробности этой мутной истории. Итак, израильтяне прибыли в Эквадор под видом успешных бизнесменов и организовали в Кито и Гуаякиле бизнес по перепродаже медикаментов, в том числе экспресс-тестов и медицинских масок. Главным их контактом была семья Абдалы Букарама. Это подтверждается видео, снятым самим Даханом на мобильный телефон: там четко видны те же коробки с экспресс-тестами, которые он собирался перевезти на своем автомобиле в Гуаякиль, и которые впоследствии были найдены на складах государственного госпиталя, а также в доме Букарама – при его обыске. В 22-секундной записи видны белые пакеты с красными полосами с надписями TestSeaLab и Check, и слышно, как израильтянин говорит, что тесты «готовы к доставке» и оплата «только наличными».

    В Кито, где Шай и Орен поселились в октябре 2019 года, Дахан умело создал себе образ состоятельного бизнесмена, щедрого хозяина и повара-любителя. Знание английского и испанского языков позволило ему сблизиться с соседями – а в этом доме живут многие известные в Эквадоре лица, включая бывшего вице-президента страны.

    Все это говорит о том, что аферы были тщательно спланированы на несколько месяцев вперед. В состав организации вошли также перуанка Ориетта Изабель Маренго Пита и трое агентов транспортной полиции из числа телохранителей вице-президента, которых наняли израильтяне.

    Тут появляется еще одно действующее лицо – некий Брайан Алексис Перес, с которым израильтяне подружились во время карантина, сосед по элитному дому в Кито. Перес считает себя не участником, а жертвой этого дела, и сейчас активно сотрудничает со следствием. В своих показаниях он упоминает, что израильтяне разъезжали на белом БМВ и синем джипе без номеров, сопровождаемые полицейскими охранниками.

    Изабель Маренго, 22-летняя подруга Шая, отвечала за аренду квартир и всю логистику. Сейчас она в бегах, покинула страну. Именно она приобрела внедорожник Ford Explorer за 40 тысяч долларов, похожий на тот, который принадлежит посольству США и используется агентами Управления по борьбе с наркотиками (DEA).

    Несколькими неделями ранее полицейские-подельники Дахана заметили синий форд, принадлежащий посольству США. Они остановили машину под предлогом проверки документов у двух находившихся там агентов DEA и попросили у них удостоверения личности. Затем, якобы проверяя багажник, сфотографировали удостоверения и позже скопировали. Так и появились вскоре синий Ford и фальшивые документы, с которыми израильтяне разъезжали по городу с эскортом, в разгар карантина.

    Большие деньги на коронавирусе

    Бизнес планировали в квартире Дахана. За столом собирались израильтяне, Изабель и трое полицейских, которые были у израильтян частыми гостями. К ним присоединилась пара из Кито, которая жила в соседней квартире – Брайан Перес с женой.

    Вскоре некоторые владельцы жилого комплекса стали выражать недовольство частыми визитами незнакомцев, которые работали с израильтянами, и постоянным прибытием больших грузовиков с десятками коробок медикаментов – ими заезжие гости торговали как раз тогда, когда перемещения были ограничены из-за эпидемии.

    По версии Брайана Переса, в один из вечеров израильтяне предложили ему продать две тысячи медицинских масок из Гонконга, что он и сделал. Но вторая сделка сорвалась, и Дахан заставил Переса выплатить ему компенсацию в размере двух тысяч долларов. Затем Шай предложил выбросить на рынок сто тысяч масок, но заплатить за них надо было наличными. Брайан отдал Шаю сорок тысяч долларов, но не получил ни масок, ни денег обратно. Чтобы успокоить партнера, Шай уверил его, что ждет 600 тысяч долларов от «известного политика».

    Позже израильтяне выяснили, что один из друзей Переса импортирует тесты на COVID-19. И предложили продать двадцать тысяч тестов «одному надежному клиенту» в Гуаякиле. Предварительно Дахан рассказал Брайану, что за игрой в покер в Майями познакомился с сыном экс-президента Эквадора, Хакобо Букарамом.

    В Гуаякиль все отправились на разных машинах с товаром. Но Перес потерял БМВ из виду, израильтяне приехали первыми и вступили в переговоры. Брайан Алексис Перес вернулся домой, но своих соседей больше не видел. А когда вновь дозвонился до Шая, то получил в ответ одни угрозы, после чего подал заявление в полицию о пропаже 400 тысяч долларов.

    – Что говорит другой участник этой сделки, Шейнман?

    – У него своя версия, которая изложена в эквадорских СМИ – в частности, на портале Tierra de nadie. В дом, адрес которого указал Хакобо Букарам по телефону, Орен приехал один, а Шай поехал отдельно на такси на случай опасности. В доме оказалось более пятнадцати вооруженных людей, которые начали заносить коробки в дом и пересчитывать товар. Орен сделал несколько видеозаписей и фото. Хакобо насчитал 21 440 коробочек с тестами, приобретенных по цене 3,75 долларов. Он купил их по 15 долларов, на общую сумму в 321 600 долларов. А перепродал эти же тесты больнице социального страхования по 68 долларов за тест!

    – Кто же мог убить Шая Дахана?

    – Семья Букарама связана с контрабандистами, отмыванием денег и занимается политикой еще с 80-х годов. Двадцать лет он прятался в Панаме от обвинений в коррупции, пока дружба с влиятельными людьми в фискальных органах, поддержка президента Ленина Морено и, наконец, аннулирование его дел по истечении двадцатилетнего срока позволили Букараму вернуться в Эквадор. После убийства Дахана его арестовали в Гуаякиле, обвинив в том же самом, что и двадцать лет назад: в коррупции и создании преступной организации.

    Кстати, во время побега Дахана из панамской тюрьмы Абдала Букарам находился там. Встречались ли эти двое, выяснить не удалось, но был телефонный разговор Дахана и Букарама, когда Дахан сидел в эквадорской тюрьме, накануне его убийства. Мы опубликовали запись беседы у себя на портале Código vidrio, в ней экс-президент общается с израильтянином, как со старым знакомым.

    – Почему Дахана могли убить?

    – Да потому, что он стал рассказывать о сделке – продаже экспресс-тестов Хакобо, сыну Букарама. Абдала сначала пытался уговорить его молчать, обещал вытащить его из тюрьмы и прислать адвоката. Но слова не сдержал, и тогда израильтянин и его напарник стали давать показания.

    10 августа, через день после убийства Шая Дахана, мы опубликовали две аудиозаписи разговора израильтянина с экс-президентом и его сыном Хакобо. Это очень показательная запись, вскрывающая схему того, как делается мафиозный бизнес на государственном уровне. «Ты помогаешь мне, я – тебе», – говорит Букарам Шаю, обещая, что будет контролировать решения суда через судейских. Он также дает слово, что поможет Дахану выйти на свободу. «Даешь слово? Никто меня не попытается убить?», – переспрашивает Шай.

    А во втором 48-секундном разговоре Хакобо убеждает Шая, что «добровольное признание», которое гарантирует быстрый суд и короткий срок, уже готово. Но на следующее утро, 8 августа, Шая Дахана нашли  мертвым в камере.

    – Но Букарам-старший отрицает свою вину?

    – Более того, выставляет себя жертвой государственного терроризма, настаивает на том, что его лично и членов его семьи хотят обвинить в преступлениях, которых они не совершали. Говорит, что никому никаких тестов они не продавали, и ни у кого их не покупали. Просит о защите армию, заявляет, что его адвоката хотят убить, как и его сыновей, которые абсолютно беззащитны. В своем твиттере Абдала Букарам клянется, будто израильтяне говорили ему, что их жизнь в опасности, а он им сказал, что это – дело рук правительства. Сам же он чист. Утверждает, что власти Эквадора оказывают давление на Орена, оставшегося в живых после покушения, чтобы он дал показания против семьи Букарам.

    Орен Шейнман в беседе с раввином Хабада в Эквадоре Томером Ротемом поделился подробностями о еще одном кровавом инциденте, случившемся  до убийства Дахана. 3 июля одиннадцать заключенных погибли и еще 15 человек получили ранения, в том числе шесть полицейских. Первая официальная версия гласила, что по тюрьме Гуаякиля прокатились беспорядки, потом власти стали утверждать, что это была стычка между бандами.

    «Мы с Шаем были в камере, когда пули пролетели над нашими головами. Сначала мы не поняли, что произошло. Вдруг в нашу камеру выстрелили, и я услышал крики: «Израильтяне! Израильтяне!» – вспоминает Орен. Его подельник заснял происходившее, а снятые фотографии отправил прямо из тюрьмы. «Это – не тюрьма, а поле битвы. Мы с напарником платим преступникам деньги, чтобы защитить себя. Там нельзя спать по ночам, потому что не знаешь, проснешься ли утром живым», – сказал тогда Дахан.

    После убийства Шая Дахана Орен, ставший участником программы защиты свидетелей, рассказал следователям и газете «Эль Универсо», что в последние два дня, предшествующие убийству, поступало множество угроз от cемьи Абдалы Букарама расправиться с ними и их семьями, где бы они ни жили – если он или Шай заговорят и предоставят улики против них. Доставляли эти сообщения тюремные охранники. Потом Орен узнал в одном из тех, кто вез его, раненого, в больницу одного из нападавших, которые ночью стали их избивать.

    Евгения Слюдикова, Марк Котлярский, «Детали»˜
    Фотоиллюстрация: камера в эквадорской тюрьме. AP Photo/Dolores Ochoa

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend