ТОП-100: Самые влиятельные люди Израиля

В преддверии Рош ха-Шана TheMarker составил традиционный рейтинг ста самых влиятельных людей Израиля. Его возглавила министр юстиции Айелет Шакед, а на последнем месте, и это —  сюрприз, оказался глава правительства Биньямин Нетаниягу.

1 место. Айелет Шакед

Министр юстиции Айелет Шакед определяет три главные проблемы израильского государственного устройства: избыточная регуляция, избыточная «юридизация», избыточная бюрократия. И успешно борется с ними. Например, составители рейтинга отмечают, что Шакед, борясь с избыточным числом принимаемых в Израиле законов, смогла добиться снижения законотворческой активности депутатов: возглавляемая ею комиссия поддержала к дальнейшему рассмотрению на 45 процентов меньше законопроектов, по сравнению с кнессетом прошлого, 19-го созыва. В этом году (по данным на начало июля) число принятых законов — самое низкое за последние 20 лет, хотя с начала деятельности было подано… 5476 законопроектов. Причем сокращения коснулись как частных, так и правительственных законопроектов.

Шакед подвергала критике, например, регулятора рынка капитала Дорит Селингер, которая издала 300 инструкций (тогда как ее предшественник — всего 60). «Это сводит рынок с ума», — заявила Шакед. Позднее министр юстиции намекала, что уволила бы ее — если бы она не ушла сама после скандалов с выдачей банками крупных кредитов. Однако не всегда и не со всеми Шакед входит в конфликт: например, в прошлом году выяснилось, что закон о концентрации капитала содержит лазейки, позволяющие магнатам его обходить и сохранять контроль за всеми компаниями в своих трестах. В частности, это успешно делал Эдуардо Эльштейн (74 место рейтинга). Тогда Шакед провела консультации, выясняя, не следует ли провести поправки, закрывающие такие лазейки — однако в итоге предпочла оставить все, как есть. Возникает вопрос: кто же из них более влиятелен?

Один из высокопоставленных чиновников Минюста так отозвался о деятельности Шакед: «Она утверждает, что верит в дерегуляцию; но это прекращается в тот момент, когда она упирается во что-то неудобное». Составители рейтинга даже назвали ее «республиканкой из северного Тель-Авива».

Вот как распределились другие места в рейтинге.

2. Дональд Трамп, президент США

3. Лиат Бен-Ари. На протяжении последних шести лет возглавляет прокуратуру тель-авивского округа, ведет борьбу с черным капиталом и коррупцией в коридорах власти и бизнес-сектора. Помимо полиции, ей передают дела также налоговая инспекция и Управление ценных бумаг, после чего Бен-Ари и ее сотрудники решают, давать ли им дальнейший ход. Она представляла позицию обвинения на процессе по «делу Холилэнд» экс-премьера Эхуда Ольмерта. А наиболее громкие дела могут сопровождаться прокуратурой еще до того, как они ей получены. Среди таких — подозрения в адрес министров Арье Дери и Хаима Каца, депутата Давида Битана, топ-модели Бар Рафаэли, дело о коррупции в компании «Шикун в’Бинуй» (по которому допрашивали, в том числе, и владелицу банка «Апоалим» Шери Арисон).

4. Асаф Раппопорт, гендиректор инновационного центра компании Microsoft в Израиле

5. Ицхак Крайс, профессор, гендиректор больницы «Шиба»

6-е место разделили между собой руководители четырех внебанковских кредитных компаний: TARYA, FUNDIT, «Банкор» и «Фенинсола».

7. Меир Рубин, гендиректор форума «Коэлет». Эта НКО («амута») определяет себя в качестве независимого исследовательского института, считается чрезвычайно влияющей на решения депутатов (и не только их), которых она обеспечивает информацией. «Коэлет» считается также правой альтернативой другому исследовательскому центру — израильскому Институту демократии. Среди проектов — контроль за ходом реформы энергетической отрасли в надежде, что она сможет ослабить Электрическую компанию. Рубину приписывают заявление, сделанное в частной беседе: «Мы руководим кнессетом». Сам Рубин утверждает, что не помнит, чтобы когда-либо это говорил. А начинал он свою политическую карьеру парламентским советником депутата Зеэва Элькина.

Среди спонсоров «Коэлет» — «Центральный фонд для Израиля», возглавляемый семьей Маркус (США), крупными производителями текстиля; один из членов этой семьи, Итамар Маркус, основал также исследовательский центр «Взгляд на палестинскую прессу». Другой спонсор — Мирон Циммерман (США), деньги выделяются через фонд MZ из Сан-Франциско. Циммерман также поддерживал кампанию Айелет Шакед в 2015 году. Кроме того, пожертвования выделяет канадский «Фонд Фридберга», и не менее значительные средства переводятся через американскую организацию «Друзья «Коэлет» в США» — хотя неизвестно, сколько там мелких жертвователей, и кто предоставляет значительные суммы. В 2016 году «Коэлет» получила только от них 7.6 млн. шекелей, в 2017-м году — 28.5 млн. шекелей.

На 8 месте — «Фальшивый профиль». Таким образом составители рейтинга отметили высокий уровень влияния, оказываемый на пользователей соцсетей компьютерными «ботами» — людьми, которые прячутся за фальшивыми аккаунтами и наводняют сеть определенного рода информацией в интересах заказчика. И Facebook, и Twitter пытаются выявлять и удалять такие аккаунты, но пока их борьба не приносит особых успехов. Недавно сообщалось об удалении 1000 таких аккаунтов, которые задействовали иранцы. Google также заблокировал 39 каналов в Youtube, через которые иранцы распространяли антиизраильскую информацию.

9. Хедва Бар, контролер коммерческих банков

10. Нири Эбан-Хен, заместитель по вопросам экономики и исследований гендиректора «Движения за чистоту власти в Израиле».

Политики, журналисты, магнаты… есть даже хакер

В список включены и несколько израильских политиков. Моше Кахлон занял 16-е место, председатель экономической комиссии кнессета Эйтан Кабель 18-е (обогнав Марка Цукерберга — он на 19 месте). Ярив Левин на 49-м, а Нафтали Беннет и Авигдор Либерман поделили 65-е место (наверное, это — единственное место, где они уживаются). Орли Леви-Абекасис на 73-м месте, министр экономики Эли Коэн на 76-м, мэр Тель-Авива Рон Хульдаи на 77-м, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бин Сальман на 82-м, Став Шафир на 86-м, Арэль Маргалит на 87-м, и Мики Зоар на 99 месте.

20-е место занял Саша Барон-Коэн, с чего бы вдруг? За образ израильтянина, которого он показал в очередном сатирическом сериале «Ху из Америка». Другим сериалом, значительно повлиявшим на наш образ в мире, стала «Фауда» Ави Иссахарова.

Мирьям Эдельсон, супруга Шелдона Эдельсона — на 27 месте, поскольку именно она является издателем газеты «Исраэль ха-йом».

Составители рейтинга также подчеркнули большой уровень влияния ведущего журналиста газеты «Макор ришон» Амита Сегаля — ему отдано 52 место.

Адмор гурских хасидов Яаков-Арье Альтер, влияющий на политику руками замминистра здравоохранения Яакова Лицмана и представителей своей общины на местах, занимает 55 место в списке самых влиятельных людей страны.

«Хороший хакер» Ноам Ротем (ник в Твиттере «Наамар») на 30 месте, и, в самом деле, его роль в израильской экономике и защите государственных интересов трудно переоценить, поскольку он ищет дыры в системах безопасности сайтов израильских компаний и госструктур. «Хороший хакер» — явление относительно новое для Израиля, Ротем не одинок в этой работе. Сведения об обнаруженных «дырах» они передают в компании, и только после того, как недостатки устранены, публикуют сообщения о них. «Амисрагаз», «Итуран» и «Сибус» — лишь некоторые из компаний, которые были удивлены сообщениями, что их системы безопасности легко обойти.

Чем составители рейтинга объясняют столь низкую позицию Нетаниягу — всего лишь сотое место? Тем, что основное внимание привлекает не его деятельность, а уголовные дела, в которых он замешан. Никто не знает, какие из подозрений превратятся в обвинительные заключения (что, кстати, в прошлом году повысило «рейтинг влияния» госпрокурора Шая Ницана, юридического советника правительства и генпрокурора Авихая Мандельблита и начальника следственного отдела полиции Мени Ицхаки). То, что на деятельность Нетаниягу влияют эти внешние факторы и нельзя толком определить, «когда какое ружье выстрелит», как и то, что премьер вынужден заниматься политическим выживанием, снижает его возможности. Так что, хотя премьер, конечно, по-прежнему во многом влияет на жизнь страны, но в социально-экономической сфере его влияние сведено почти к минимуму.

Эмиль Шлеймович — по материалам TheMarker
На фото: Мирьям Эдельсон, Айелет Шакед. Использованы фото: Дуду Бахар, Гиль Коэн-Маген, Pixabay


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend