Thursday 05.08.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Хаим Тарган
    Фото: Хаим Тарган

    Кому принадлежит природа в Израиле? Не нам

    Ури Шахаф (63), владелец школы спасателей, альпинизма и скалолазания, вместе с Ури Бен-Давидом основал НКО «Возвращение природы общественности», которая борется за то, чтобы в Израиле открывали дополнительные территории для путешествий.

    – Почему вы настроены против Управления природы и парков?

    – Год назад, будучи тогда наивным человеком, я попытался выяснить в этом Управлении, почему закрыты определенные пешеходные маршруты. На меня никто даже не обратил внимания.

    – А о чем шла речь?

    – Мы обнаружили странную вещь: постепенно, шаг за шагом, вводятся запреты на посещение тех или иных мест – видимо, до той поры, пока не останется одного процента от всего прежде разрешенного для прогулок. Неожиданно оказалось, что невозможно попасть туда, где раньше мы путешествовали совершенно беспрепятственно. Маршруты, существовавшие много лет, некоторыми из них пользовались полторы тысячи лет назад. Дорога набатейских пряностей, просуществовавшая 600 лет, внезапно оказалась под запретом. Прикрывают целые маршруты. А иногда вы попадаете в ловушку: идете, сверяя путь по карте, по обозначенной тропе и не знаете, что там, за холмом, куда запрещено подниматься, есть нечто удивительное, что закрыто для обозрения.

    – И тогда вы решили создать некоммерческую организацию?

    – Да, когда я был на курсах инструкторов в Иудейской пустыне, то понял, что происходит что-то нехорошее. Я получил десятки сообщений от этих инструкторов, что они потеряли заработок.

    – Что случилось?

    – Управление закрыло Черное ущелье в Нахаль-Завитан.

    – А что в нем особенного?

    – Это одно из самых популярных мест для летнего снеплинга (спуск по веревкам с отвесных водопадов, как сухих, так и обводненных – прим. «Детали»). Я несколько раз пытался обратиться в Управление, но меня попросто игнорировали. А ко мне снова и снова обращались люди, просили, чуть не плача, чтобы я что-то сделал, потому что они в самом деле лишились средств к существованию. И это стало последней каплей.

    – Но, видимо, был смысл в закрытии, поскольку бушевал коронавирус...

    – Эпидемия прошла. Но запрета никто не снял. В Управлении сидят госслужащие – им все равно. Они утверждали, что якобы еще не проверили безопасность маршрута. Однако такая проверка – дело двух часов. Я предложил сделать это бесплатно, при том, что готов был взять на себя всю полноту ответственности, но они не согласились. Затем вдруг придумали новое объяснение: мол, там течет ручей, а министерство здравооохранения не разрешает ходить по нему из-за короны. В общем, чушь собачья, а в минздраве сказали, что не знают, о чем я говорю. Когда мы основали ассоциацию, к нам присоединилось много народу, который был готов сражаться. Нас всех сплотило это движение.

    И что вам сказали уже после создания НКО?

    – Мы предприняли множество попыток начать диалог с Управлением. Честно говоря, мне трудно подыскать слова, чтобы описать, насколько постыдным было поведение чиновников. Мы-то шли с благими намерениями, думали, что нас выслушают, если мы создадим НКО. Мы — просто любители природы, живущие на природе, и профессионалы во всем, что касается природы.

    – Вся израильская природа принадлежит Управлению?

    – Оно контролирует самые красивые места Израиля и не пускает туда. 48 процентов открытых территорий объявлены заповедниками, и почти все закрыто. Это удивительный показатель, лишенный какой-либо логики и не признанаваемый в мире. В Израиле есть и другие открытые территории, но проблема в том, что они принадлежат таким компаниям, как «Химикалим ле Исраэль», Электрическая компания, и, конечно же, ЦАХАЛу.

    – Когда же на вас обратили внимание?

    – Каждый из моих товарищей пытался сам достучаться до Управления, объяснить нашу позицию, добиться перемен, но чиновники, похоже, решили взять нас измором.

    – Кто вообще эти люди, представляющие Управление?

    – Генеральный директор - Шауль Гольдштейн. Политический назначенец, занял эту должность 10 лет назад, до того возглавлял региональный совет Гуш Эцион. Поверьте, руководить Управлением – прекрасная синекура.

    Из-за зарплаты?

    – Зарплата 50-60 тысяч шекелей в месяц, не считая льгот. Привел в руководство людей из своего окружения.

    Но почему все-таки перекрывают маршруты?

    – Мы считаем, исключительно из-за корыстных соображений, потому что открывают платные участки. А последние два года Управление с лихвой использовало политическую сумятицу чтобы ввести запрет на посещение тех или иных мест. В 2014 году, когда Амир Перец был министром экологии, он отругал Гольдштейна за утверждение проведения бар-мицвы для семьи доноров – мероприятия на природе с участием 500 человек – и потребовал, чтобы тот отчитался обо всех частных мероприятиях, которые он одобрил. Срок полномочий Гольдштейна истекает в декабре. Мы знаем, что есть восемь кандидатов на его место, и все – люди из его окружения, и мы нигде не видели, чтобы объявлялся конкурс на замещение вакансии гендиректора.

    – Должен быть объявлен конкурс?

    – Должен, но пока никто его не объявлял, и мы обнаружили это недавно. Кстати, сотрудники, возмущенные происходящим в Управлении, делятся с нами информацией, в том числе сообщают, что уже есть предполагаемый новый руководитель. Мы не знаем, кто он, но знаем, что кто-то из этих восьми. Он может быть хорошим человеком, но, согласитесь, что процедура назначения – это не частная собственность.

    – Каков бюджет Управления природы и парков?

    – 400 миллионов шекелей в год, плюс к этому взимаемые ими взносы и штрафы. В общей сложности 1 миллиард шекелей из государственных средств. С таким бюджетом они не просто должны сохранять природу, но и приумножать ее.

    – Этого не происходит?

    – Нет. Эти люди не имеют ничего общего с охраной природы. Как любитель природы и многолетний волонтер по охране природы, могу сказать, что зеленая рубашка с логотипом горного козла уже не имеет никакого значения. Они закрыли природу для публики.

    Что же можно сделать в такой ситуации?

    – Для начала надо открыть хотя бы 2-3 процента участков. Из тех, что уже закрыли. Причем, мы просили открыть только те маршруты, которые не причинят ущерба окружающей среде, и объяснить, почему эти участки закрывают. Все делается в обстановке какой-то суперсекретности. Причины закрытия должны быть обнародованы. Требуется объяснение с точки зрения экологии. Если это действительно делается в интересах защиты природы –  мы только «за»!

    – Может, что-то изменится с новой властью?

    – Может быть. Мы хотим начать все сначала, потому что больше им не верим. У министра экологии Тамар Зандберг есть опыт работы: в армии она была инструктором в Управлении заповедников. Это дает надежду, что она уравновесит потребности природы и общества. Ровно год назад мы решили принять участие в двух демонстрациях, одна проходила в Нахаль-Иехудия, который не считается заповедником, и, несмотря на это, там взимают плату за вход, а неделю спустя – в Нахаль-Гилбоне на Голанских высотах. Управление прислало мне письмо с угрозами, что я совершаю уголовное преступление.

    – Участвуя в демонстрации?

    – Да, вторжение в частное пространство. Они позвонили мне вечером и сказали, что подадут в суд лично на меня. Мы отменили демонстрацию, а потом оказалось, что все было ложью. Наша борьба идет на благо девяти миллионов граждан Израиля. Мы – не политики, к нам примкнули люди из всех слоев общества, национальностей и секторов, люди, которые любят природу и хотят найти баланс справедливости. Нас оштрафовали, нам  направили письма от юристов, в Управлении заблокировали мой адрес электронной почты. Все делается для того, чтобы скомпрометировать нашу борьбу и победить нас.

    Управление природы и парков, комментируя факты, изложенные в публикации, заявило: «Утверждения респондента рассматриваются как часть клеветнической кампании. Управление выполняет свою роль по сохранению природных ценностей, находя баланс между законной обязанностью сохранять природу и наследие и желанием содействовать развитию внутреннего туризма. Деловые и общественные аспекты деятельности Управления определяются в соответствии с этими ролями без каких-либо посторонних интересов.

    <…>Управление строит свою деятельность на полной прозрачности для общественности, постоянно обновляет и сообщает о проведенной работе, и ежегодно представляет отчет о своей деятельности.

    <…>Утверждение по поводу повального «закрытия маршрутов» не очень понятно изложено. Группа, которую представляет интервьюируемый, имеет тенденцию искажать информацию о платных общественных местах, пешеходных маршрутах, открытых только для туристов, и местах, которые были временно закрыты по соображениям безопасности и экологии.

    Управление вкладывает серьезные ресурсы в то, чтобы сделать инфраструктуру на участках доступной для всех категорий населения».

    Ротем Штаркман, TheMarker. М.К. На фото: туристы на трансизраильской тропе. Фото: Хаим Тарган˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend