Wednesday 04.08.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    После Нетаниягу: на кого надеется Беннет

    Это была незабываемая майская ночь 1999 года. Израиль ликовал не столько из-за победы Эхуда Барака, сколько из-за поражения Биньямина Нетаниягу. За неполные три года он так всем осточертел, что люди пели и плясали на улицах, а в Тель-Авиве молодежь на радостях бросилась в фонтан на площади Рабина.

    А под утро на той же площади выступил Барак и пообещал «рассвет нового дня».

    «Рассвет» не наступил. Но чувство освобождения от Нетаниягу и его безумной семейки осталось на много лет. Как мы намучались от его нарциссизма, зазнайства, хвастовства, мегаломании, патологической лжи и абсолютного неумения управлять не только страной, но даже своей женой.

    Стоило ему занять премьерский пост в 1996 году, как разразились кровавые беспорядки в Иерусалиме из-за его решения открыть тоннель под Западной стеной; санкционированная им провальная операция «Моссада» в Иордании заставила выпустить из тюрьмы основателя и вождя ХАМАСА; а чего стоило его теплое рукопожатие с Арафатом, которому он отдал Хеврон! И все это на фоне его беспрерывных подозрений в тяжелейшей коррупции – от сделки «Бар-Он – Хеврон» до присвоенных государственных подарков, которые пришлось с позором вернуть.

    10 лет Нетаниягу был на заднем плане вдали от улицы Бальфура, но по вине людей с короткой памятью вернулся туда в 2009 году, чтобы до смерти нас мучать 12 лет подряд.

    При нем были четыре безрезультатные войны в секторе Газа, показавшие очевидное: вся мощь одной из сильнейших армий мира как будто ушла в песок, столкнувшись с армией террористов.

    При нем было позорное фиаско с паромом «Мармара», которое из-за его опрометчивого решения окончательно разрушило наши стабильные отношения с Турцией.

    При нем за 7 лет так и не удалось вырвать из лап ХАМАСа двух мертвых и двух живых израильтян – по той простой причине, что он боялся повредить своей репутации новой обменной сделкой.

    При нем обвинения левых во всех смертных грехах привели к расколу общества, а его ультраортодоксальные союзники окончательно прибрали к рукам бывшую светскую страну.

    Его криминальные дела довели корруцпию в стране до новых «зияющих высот», так что мы едва успевали следить, как подозреваемый-подследственный-обвиняемый-подсудимый премьер ведет политику своего выживания за счет граждан и государства.

    И напоследок – именно Нетаниягу с его единоличными ошибочными решениями стал виновником страшной эпидемии коронавируса, когда отказался передать все полномочия армии, а под давлением ультраортодоксов помешал введению дифференцированного карантина в ультраортодоксальных городах и кварталах и оставил аэропорт открытым для въезда тысяч больных йешиботников из Америки.

    Но через 10 часов все это кончится. В Израиле принесет присягу новое правительство с новым премьером, и фамилия Нетаниягу будет звучать все реже и глуше. А если  «Ликуду» хватит смелости провести честные праймериз, они смогут раз и навсегда отделаться от могильщика партии с его девизом «разделяй и властвуй».

    С Богом!

    Через 10 часов на трибуну кнессета поднимется глава правительства Нафтали Беннет и пообещает израильтянам рассвет нового дня, исцеление, объединение сердец, равноправие, процветание и благоденствие во славу еврейского и демократического государства. Он пообещает, что все воюющие стороны в одночасье перекуют мечи на орало, и местные волки возлягут с агнцами.

    Не будем пока судить ни Беннета, ни его коллег. Дадим им положенные 100 дней, чтобы доказать, что волки с агнцами могут поладить в одной коалиции.

    Из всех прогнозов и пророчеств выживаемости нового правительства мы выбрали статью главного редактора правой газеты «Макор ришон» Хагая Сегаля.

    «Коалиция, опирающаяся только на 61 мандат, представляет не более половины народа – 50,8 процента. Нет никакого количественного сходства между ней и другими израильскими правительствами, которые опирались на подавляющее парламентское большинство и отражали общественные чаяния, – так начинает Сегаль. – Например, созданное в канун Шестидневной войны правительство Эшколя-Бегина опиралось на 111 мандатов (92,5 процента).

    Правительство Переса-Шамира в 1984 году тоже обладало впечатляющим большинством – 97 мандатов. Правые и левые сидели в нем сжав зубы, сознавая необходимость взяться за руки в силу ужасающего положения народного хозяйства».

    Далее Сегаль пишет о никчемности семантических игр с «национальным единством» после долгих месяцев подстрекательста и потоков ненависти с обеих сторон, включая «инфантильный плакат Беннета в куфие», бесконечное скандирование слова «предатель» и даже призыв раввинов сделать «абсолютно все», чтобы нового правительства не было.

    Но оно будет – и с каждой минутой его рождение все ближе.

    Нельзя не согласиться с Сегалем, что Беннет нарушил свои предвыборные обещания, но при этом напомнил, что он – не первый, кто это делает. Еще Леви Эшколь произнес бессмертные слова: «Я обещал, но не обещал выполнить».

    На данном этапе нарушение любых обещаний окупается одним: Израиль избежал пятых выборов и погружения в опаснейший хаос, рядом с которым корона-кризис покажется детскими играми.

    Как пишет Сегаль, на Беннета «можно злиться, его можно подозревать, не забывать и не прощать, но только не описывать общее положение в терминах катастрофы, потому что преувеличение срабатывает как бумеранг».

    А закончил главный редактор «Макор ришон» достаточно неожиданно для  политических врагов Беннета: «Разумеется, как и другие правые лидеры, которые руководили Израилем до него, включая обожаемого Менахема Бегина, Беннет тоже может сдаться под внешним прессингом, но ясно, что он настроен на обратное. Председатель «Ямины» не прибывает на улицу Бальфура, чтобы провести новое размежевание или Осло-3.

    Он – бывший гендиректор Поселенческого совета Иудеи и Самарии. В его комнате в родительском доме в Хайфе висит знаменитый плакат движения «Тхия». У его жены Гилат в машине все еще есть оранжевая ленточка. На минувшей неделе он вполне разумно предположил, что «не будет никаких прорывов ни справа, ни слева». Его огорчает ожидаемая радость левого лагеря по поводу свержения Нетаниягу, но, по его словам, она уменьшится, если правый лагерь не будет сидеть в трауре.

    Как сказал новый глава правительства, «у меня есть то, чего не было у Арика Шарона – у меня есть Бог».

    Это очень сильное заявление. Если так, у Израиля есть наверху самый надежный гарант того, что рассвет нового дня обязательно наступит.

    Владимир Лазарис, «Детали». Фото: Офер Вакнин˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend