Saturday 19.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Sebastian Scheiner
    AP Photo/Sebastian Scheiner

    «Правительство перемен»: планы есть – денег нет

    Ряд коалиционных соглашений, сформулированных председателем партии «Еш атид» Яиром Лапидом и его партнерами по «правительству перемен», еще не подписан, чтобы ему не пришлось выносить их на обсуждение в кнессете. Целью этого шага было подтолкнуть Нафтали Беннета и Айелет Шакед принять участие в формировании правительства. Честно говоря, это было странно: договариваться еще до того, как решен основной вопрос – есть правительство или нет.

    В этих условиях проще простого разделить портфели и согласиться с изобилием желаний каждой стороны в неподписанных соглашениях. Если все-таки правительство не удастся сменить – ничего страшного; в лучшем случае на следующих выборах партии смогут заявить, что требовали максимум возможного. А если все-таки правительство удастся сформировать? Сторонам придется не только закрепить эти договоренности в программе работы правительства, но и следовать им.

    Эти эфемерные желания сложно назвать «договоренностями». Они, скорее, предназначены для ушей политобозревателей, ибо сформулированы крайне расплывчато и в общих чертах. Они не поднимают вопрос стоимости и уж, конечно, вопрос, откуда взять деньги, чтобы заплатить эту цену. Это, мягко говоря, не совсем укладывается и в понимание величины государственного долга, который увеличился за последний год и приближается к триллиону шекелей.

    Но почему бы не пофантазировать, пока есть время? Из всех достигнутых за последнее время соглашений наиболее радужным и конкретным можно считать соглашение с партией «Наш дом Израиль», чей лидер Авигдор Либерман должен стать следующим министром финансов. Соглашение с НДИ предусматривает принятие закона о национальных проектах, по которому будут открыты две новые больницы в Негеве и Галилее; еще один международный аэропорт будет построен в Неватим; кроме того, запланировано строительство путей сверхскоростного поезда от Гуш-Дан до перекрестка Шокет возле Беэр-Шевы.

    Аэропорт в Неватим – это заветная мечта бизнесменов в Негеве, которые понимают, что без проекта подобного типа Негев так и останется на задворках Государства Израиль, и там будут располагаться предприятия, загрязняющие окружающую среду, пожароопасные зоны и воздушные зоны для ВВС.

    Такой проект должен быть обеспечен мощной транспортной инфраструктурой, поэтому сверхскоростной пассажирский экспресс (способный развивать скорость до 400 км/ч) из Гуш-Дана в Неватим – отличное решение. Однако за минуту до того, как правительство примет такое решение, надо понять, во сколько ему это обойдется, включая экономическую жизнеспособность данного проекта, а также многочисленные препятствия, стоящие перед оборонным ведомством.

    Тем не менее, включение указанного пункта в коалиционное соглашение от имени гипотетически назначенного министра финансов (который в прошлом также был министром обороны) видится довольно любопытным, поскольку именно глава минфина должен отыскать денежные источники и представить экономическое обоснование проекта. Нынешнее правительство прохладно относилось к строительству еще одного международного аэропорта, используя его, в основном, для саморекламы. Не следует исключать возможность того, что упоминание данного проекта в коалиционном соглашении Либермана и Лапида предназначено в первую очередь для такой же рекламы – с целью подготовки к возможным очередным выборам.

    Планов много, но кто будет платить?

    Некоторые пункты коалиционных соглашений «Еш атид»:

    • Закон о национальных проектах, в соответствии с которым будут открыты больницы и еще один международный аэропорт (НДИ)
    • «Резкое увеличение» бюджета здравоохранения (МЕРЕЦ)
    • Продвижение «инновационных решений» с целью устранения пробок на автотрассах («Авода»)
    • Снижение выбросов углерода и эвакуация предприятий, загрязняющих окружающую среду, из Хайфского залива (МЕРЕЦ)
    • Борьба с преступностью в арабском обществе («Авода»).

    Что такое «резкое увеличение»?

    Идея формирования «правительства перемен» состоит в том, чтобы для начала не обсуждать спорные вопросы, в особенности, идеологические, которые поставили бы под сомнение саму возможность столь «лоскутного» партнерства и в результате смогли бы торпедировать будущую коалицию. Но даже, казалось бы, в бесспорных и согласованных темах, таких, как пробки на дорогах, формулировка проблем выглядит весьма расплывчатой, как если бы речь шла о возвращении к границам 67-го года.

    К примеру, «Авода» должна, среди прочего, получить в свое распоряжение министерство транспорта, которое возглавит ее лидер Мерав Михаэли. Предполагалось, что основные пункты соглашения будут связаны с проектом метро в районе Гуш-Дан или взиманию платы за пробки, но стороны довольствовались следующей формулировкой: «Будут продвигаться инновационные решения для преодоления огромных пробок, которые влияют на граждан страны и израильскую экономику. В этих решениях особое внимание будет уделено современному и экологически чистому транспорту при одновременном улучшении и инвестировании в корпоративный и общественный транспорт».

    МЕРЕЦ, чей председатель Ницан Горовиц должен получить портфель министра здравоохранения, достиг договоренности о «резком увеличении бюджета здравоохранения, которое включает расширение корзины лекарств и значительное добавление ставок в систему здравоохранения и психического здоровья, включая регуляцию новых стандартов, связанных с коронавирусом». Что такое «резкое увеличение»? Миллиард шекелей? В соглашении подобные мелочи не рассматриваются. Чтобы понять, о чем идет речь, видимо, придется немного обождать.

    В соглашении заложено много других прекрасных идей и благих намерений, таких, как сокращение выбросов углерода и эвакуация загрязняющих атмосферу предприятий из Хайфского залива (МЕРЕЦ), и искоренение преступности в арабском обществе («Авода»). Все это звучит очень красиво. Только там нет ответов на некоторые копросы. Скажем, отсылки к государственному бюджету – к его объемам и приоритетам. Важнее ли строительство двух больниц по сравнению с искоренением преступности в арабском секторе? Есть ли намерение сократить долг и дефицит бюджета или продолжать их наращивать, чтобы финансировать множество хороших идей, исходящих от «правительства перемен»? А если нет намерения увеличивать долг, есть ли намерение финансировать эти проекты за счет повышения налогов? И если да, на кого ляжет налоговое бремя? На богатых? На средний класс?

    В намечающейся программе действий нового правительства не упоминается такой фактор, как дороговизна жизни, в частности, рост цен на квартиры; нет никакой отсылки к урокам, извлеченных из кризиса, вызванного коронавирусом, или к проблемам на рынке труда, которые обострились в прошлом году. Может быть, это отразится на соглашении с партией Беннета, который обещал ввести в Израиле сингапурский план?

    Нет ответов на эти вопросы, если исходить из коротких сообщений о намерениях партий, формирующих новое правительство, поэтому невозможно принять на веру изложенные ими идеи. Ясно лишь то, что, во-первых, необходим новый государственный бюджет, учитывая, что в течение трех лет он вообще не утверждался, а, во-вторых, параллельно необходимо проводить экономические реформы. Тогда и наступит момент истины, когда потребуется принять решение и определить, что важнее: повестка дня Либермана или Михаэли и Горовица.

    Сами Перец, «ХаАрец». М.К. Фото: Себастьян Шейнер˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend