Вторник 20.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Кто нарушит заговор молчания полиции? Только они!

    Сотрудники Отдела внутренних расследований полиции (ивр аббр. МАХАШ) привыкли видеть свое имя в заголовках газет, причем как в случае успеха, так и в случаях скандалов. Но последний месяц был другим: на волне интереса к сериалу «Стукач» обострилось внимание публики к этой теме.

    Главный герой сериала – следователь отдела внутренних расследований, которому поручено разобраться в преступном заговоре внутри полицейского управления. Сюжет повествует о том, как он вскрывает случаи глубоко укоренившейся коррупции буквально на всех уровнях полиции, госпрокуратуры и выше.

    Здесь есть плохие полицейские, следователи-герои, доблестные и не очень прокуроры, «грузинская мафия» и арабские преступные кланы, перестрелки и погони. В общем, весь набор «полицейской драмы», столь излюбленной и столь избитой кинематографом всего мира.

    Но в нынешнем Израиле сериал попал в главную болевую точку последних лет: тема законности и порядка в стране не сходит с повестки дня. Причем ее используют в своих интересах противоположные политические круги.

    Walla публикует обширное интервью с тремя сотрудниками МАХАШ, чтобы разобраться, так ли выглядит ситуация, как показано в сериале.

    Одни маньяки

    В оригинале сериал называется «Маньяк» (с ударением на первом слоге), подразумевая несколько значений – от стукача до лица нетрадиционной сексуальной ориентации. Он вызвал горячие споры и выражает отношение самой полиции к тем, кто пытается улучшить ее работу.

    «Мы наслышаны о воздействии сериала, – говорит Мааян Леви-Кахана, которая проработала в отделе 13 лет. – Разные мнения всегда имеют место. Для моей команды нет изменений. Мы продолжаем работу как обычно – стремимся раскрывать правонарушения».

    «Очевидно, что есть разговоры и эмоции в обществе , - добавляет Хила Эдельман, глава группы юристов с 23-летним опытом работы. – Конечно неприятно находиться в центре общественной дискуссии. Но это не сказывается на нашей работе. Слова и эмоции занимают здесь гораздо меньше места, чем кажется со стороны».

    Одна из проблем, которая всегда находится в центре внимания в глазах общественности – это напряженность между полицией и сотрудниками отдела. В сериале это выражается в конфликтах между рядовыми полицейскими и следователями из отдела, вплоть до того, что руководство полиции обвиняет МАХАШ, что те «шьют дела» полицейским.

    Эдельман вспоминает случаи, аналогичные тем, что происходят в сериале «Стукач». «Полицейские, которые пришли в суд, чтобы поддержать своих коллег, обвиняемых в служебных преступлениях, открыто оскорбляли меня. И хотя они использовали другие выражения, их смысл был вполне ясен».

    «Я думаю, что в МАХАШ мы все знаем, что плывем против течения, – добавляет Леви-Кахана. – Это всегда находится в нашем сознании, в каждом деле. Но наша работа – пропалывать сорняки, чтобы полиция могла работать лучше».

    Отдел внутренних расследований полиции был создан в 1992 году и отвечает за расследование правонарушений сотрудников полиции, наказуемых лишением свободы на срок более года. В его штате 155 сотрудников, в том числе 45 следователей, 16 адвокатов и 17 сотрудников разведки. В последнее два года отдел возглавляет адвокат Керен Бар-Менахем.

    Дела, связанные с применением силы (то есть полицейское насилие по отношению к гражданам), обычно привлекают наибольшее внимание, но отдел занимается практически всеми видами правонарушений от инспектора дорожного движения, который возвращает людям водительские права за деньги, до сексуальных преступлений.

    «Одним из наиболее возмутительных примеров, с которыми мы столкнулись, был случай, когда женщина-арабка пошла подавать жалобу и подверглась сексуальным домогательствам со стороны следователя», – говорит молодой детектив Махмуд Ватад с двухлетним стажем работы.

    Круговая порука всех замарала

    Одна из проблем отдела заключается в том, что сотрудники полиции, в отличие от большинства граждан, знакомы с тактикой допросов, и их нелегко расколоть. Но есть и еще более серьезный внутренний конфликт. Молчание или даже «ложь во спасение» своих коллег стало настолько распространенным явлением, что недавно нашло отражение в проекте специальной директивы госпрокуратуры о ложных сообщениях сотрудников полиции.

    «МАХАШ часто сталкивается со случаями, когда полицейские еще до начала расследования согласовывают версии и представляют ложные данные в своих отчетах. Круговая порука во многом присуща полиции, – говорит Леви-Кахана. – Это укоренилось на всех уровнях полиции, и мы очень много работаем над тем, что попытаться сломать эту практику».

    Есть много ситуаций, когда нет никаких материальных доказательств правонарушения, таких как камеры видеонаблюдения или документация.

    Но никто не горит желанием прийти и рассказать, что сделал его товарищ или коллега. «В последние годы мы поставили себе одной из главных целей прекращение практики подделки полицейских отчетов», – добавляет Эдельман.

    Бархатная рука в железной перчатке

    МАХАШ находится под двойным давлением. Полицейские склонны обвинять отдел в непонимании оперативной ситуации на местах, в попытках «кастрировать» их путем лишения свободы действий и ограничения их способности выполнять свою роль. Критика отдела со стороны широкой общественности является противоположной. Отдел часто считают неспособным или нежелающим преследовать в судебном порядке «плохих» полицейских.

    «Общество почему-то ожидает, что отдел возьмет на себя меры по устранению социальной несправедливости. Но наша работа – исправлять не общество, а полицию, чтобы здесь не было места расизму или коррупции», – отмечают сотрудники отдела.

    «Когда происходит такое событие, как убийство выходца из Эфиопии Саломона Така, мы имеем дело только с инцидентом и его криминальным аспектом. Ожидания, что ужесточение наказаний против незаконного применения силы сотрудниками полиции возымеют эффект – это иллюзия. В большинстве случаев дисциплинарные меры применяются в тех ситуациях, которые не подлежат уголовному производству», – объясняют следователи.

    В ответ на критику, что многие дела против полицейских закрываются, не доходят до суда или принимаются сравнительно мягкие решения, Эдельман замечает: «Мы не занимаем ту или иную позицию. Мы выезжаем на места, допрашиваем свидетелей, собираем доказательства. Но решения по факту принимаются после того, как все мнения были заслушаны. Они принимаются из деловых, системных и профессиональных соображений».

    Чьи руки чище

    Тайные расследования против коррупции, в том числе в полиции — не новость. Одна из наиболее масштабных операций такого рода проводилась в Италии под названием «Чистые руки». Проблема в таких операциях часто состоит в том, насколько чисты руки самих исполнителей. Часть интервью была посвящена недавним обвинениям в адрес МАХАШ со стороны его собственных сотрудников и руководства.

    В частности, речь шла о заявлении нынешнего замначальника отдела Моше Саада. Он утверждает, что за последние два года произошло резкое сокращение количества обвинительных заключений, предъявленных МАХАШ, что указывает на смягчение подхода к правонарушениям в период пребывания в должности нынешнего директора Керен Бар Менахем.

    «Это объясняется изменением методики подсчета и, по словам представителей отдела, ни в коем случае не свидетельствует об излишней мягкости. Написать обвинительное заключение не сложно. Но цель состоит в том, чтобы провести целенаправленное судебное разбирательство с шансами на вынесение приговора», – говорит Хила Эдельман. На ее взгляд, тот факт, что становится все меньше сообщений о проступках высокопоставленных офицеров – напротив, означает улучшение ситуации.

    Ничего, кроме правды

    Эффект сериала «Стукач» заключался в том, что он, как и ряд израильских сериалов последних лет, основан на реальных событиях. В данном случае, это дело «братьев Периньян». На этот преступный клан работал полицейский-киллер Цахи Бен-Ор. Во всем этом деле МАХАШ, госпрокуратура и высшие полицейские чины сыграли незавидную роль – в результате оно долгое время не было раскрыто.

    Автор идеи сериала «Стукач» Рои Идан четыре года проработал волонтером в полиции и отлично знаком с практикой ее работы. Но в принципе достаточно долгое время прожить в Израиле, чтобы оценить правдивость того, что происходит на экране. В стране, где  президент и премьер-министр уже отбыли тюремные сроки, а суд над действующим премьером уже начался — коррупция на всех уровнях никого не удивляет.

    Но можно посмотреть на это и с другой стороны — перед законом все равны, в том числе и премьер, и полицейский. Проблема в том, что общество почему-то требует от органов власти, включая полицию, представлять собой некий идеал. Но «слуги народа» — всего лишь часть самого народа, так что вполне можно продолжить известный афоризм: «Каждый народ достоин своей полиции».

    Владимир Поляк, по материалам Walla. На фото:  разгон
    антиправительственной демонстрации.. AP Photo/Ariel Schalit˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend