Четверг 22.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    NY_stock-exchange-Pixabay

    Когда все вернется на круги своя?

    В Новом году мы продолжим бороться с реальностью, продиктованной коронавирусом, и чем быстрее будет найдена вакцина, тем быстрее мы вернемся к старым привычкам. И все же в долгосрочной перспективе ожидаются большие изменения, но они вас не коснутся. По крайней мере, не на первом этапе.

    Начнем с простого вопроса: на скольких свадьбах вы были в этом году?

    У некоторых из вас могут быть друзья, которые в целях экономии провели церемонию в «мертвое время» года, но для большинства ответ ясен: может быть, одна свадьба, а то и ни одной. Никаких свадеб. Вы, привыкшие получать эти приглашения и часто ходившие просто порадовать тетю Мирьям, не зная счастливую пару лично и выплачивая каждое лето четырехзначные суммы, на этот раз сэкономили деньги. По крайней мере, в этом плане вы сберегли немного денег в этом проклятом году.

    Свадьбы являются ярким примером, потому что они – самый большой символ эпохи коронавируса: из престижного мероприятия они стали главным символом распространения вируса. К концу 2021 года будет создана вакцина от коронавируса, которая может вернуть обычную рутину в мире в целом, и на свадьбах, в частности, но, по крайней мере, вначале все будет не так, как прежде.

    Сохранятся ли навсегда изменения, через которые мы прошли, как личности и общество, или же они закончатся и все вернется на круги своя?

    Будем ли мы скромнее в мероприятиях, которые организуем, или вернемся к растрачиванию денег, когда все закончится?

    Прежде всего, возникает вопрос, насколько вообще близко возвращение к рутине. Профессор Гиль Бефман, главный экономист банка «Леуми», объясняет не очень оптимистичную реальность: «Помимо «российской вакцины», которая получила одобрение только регулирующих органов в России в прошлом месяце, в настоящее время во всем мире разрабатываются шесть других вакцин, которые находятся на третьей и заключительной фазе испытаний. Есть также еще три, которые могут вступить в эту заключительную фазу в следующем месяце. Эксперты полагают, что вакцина будет доступна к первой половине 2021 года. И это очень быстро по сравнению со сроками разработки предыдущих вакцин.

    Что касается экономического эффекта вакцины, есть три основных аспекта. Первый касается степени ее эффективности. Ни одна вакцина не является эффективной на сто процентов. Также необходимо учитывать продолжительность действия вакцины, ее безопасность и готовность людей использовать ее, что может повлиять на ее общую эффективность».

    Это не единственные трудности, и Бефман не видит на горизонте полного решения: «По-прежнему существует значительная неопределенность в вопросе о вакцине, - говорит он, - и, вероятно, не существует «чудодейственной формулы», которая скоро уничтожит вирус в мире. Нам придется научиться жить с этим, как это происходит с вирусами и другими заболеваниями. Не исключено, что распределение ограниченного начального количества вакцины будет основано не на медицинских и гуманитарных стандартах, а зависеть только от платежеспособности пациента.

    Означает ли это, что «жизнь с вирусом» полностью изменит наши привычки?

    По словам Виктора Бахара, директора экономического отдела банка «Хапоалим», чем раньше будет найдена вакцина, тем скорее мы вернемся к старым привычкам. «С исторической точки зрения, коронавирус - это недолговечное событие, которое безусловно не меняет эволюционных процессов, - отмечает он. - Мы, люди, запрограммированы на социальную жизнь, и тех из нас, кто менее социален, мы склонны определять как исключения. Как только наши основные потребности будут удовлетворены, мы будем стремиться вернуться к поездкам за границу и всему подобному. Для этого нам все еще нужна экономическая безопасность. В этом аспекте дела так быстро не вернутся в норму. Коронавирус создал «шрам», от которого трудно будет избавиться».

    «Великие мировые кризисы привели к огромным изменениям, - говорит Гай Фишер, директор инвестиционного подразделения страховой компании «Мигдаль». - Не случайно многие изменения и технологические инновации в нашем мире стали результатом военных разработок - авиация Второй мировой войны, миниатюризация цифровых компонентов.

    Мы привыкли к очень быстрому ритму жизни. Следовательно, хотя мы можем чувствовать, будто коронавирус продолжается вечно, по сравнению с предыдущими кризисами, мы находимся в значительно более коротком кризисе.

    Однако интенсивность воздействия пандемии заставила многих людей и предприятий пересмотреть то, как они себя ведут - структуру расходов, доходов, методы ведения бизнеса. Пандемия ускорила процессы, на которые уходят годы и даже десятилетия, заставила людей преодолевать трудности и открываться для перемен. Пожилое население, уклоняющееся от технологий, вынуждено совершить переход от старого мира к новому».

    «Наша способность предсказывать будущее на основе настоящего проблематична, - говорит профессор Моти Гиги, руководитель отдела коммуникаций в Академическом колледже Сапир. – Мы знаем, кто получил дар пророчества. В то же время, как социолог, я могу попытаться исследовать реальность будущего на основе текущей реальности. Я предполагаю, что, по крайней мере, один день работы будет проходить из дома, через Zoom или любую другую платформу. Увеличится производительность. Благодаря работе из дома мы работаем более эффективно, и загрязнение воздуха от транспорта будет меньше. Мир образования будет включать в себя хорошие стороны онлайн-мира, такие как работа в небольших группах и записанные материалы, которые можно использовать в любое время».

    Зохарит Йогев, начальник отдела управления рисками и кредитных центров банка «Леуми», считает, что даже в финансовом аспекте изменение не будет слишком большим: «Я считаю, что со временем, как только вакцина позволит вернуться к рутине, многие люди вернутся к своим старым привычкам. Те, кто вел гедонистический образ жизни, вернутся к нему, может даже в большем объеме, чтобы компенсировать период, когда мы меньше тратили, меньше путешествовали, меньше ходили в рестораны. С другой стороны, бережливые, расчетливые люди запомнят этот период и будут еще осторожнее в будущем. В то же время я считаю, что у некоторых людей привычки сохранятся, особенно у тех, кто потерял работу или чей бизнес сильно пострадал. Этот трудный период навсегда останется в их памяти и может привести к тому, что они будут откладывать больше денег в будущем - не для получения прибыли, а чтобы выжить, даже если в течение нескольких месяцев нет дохода».

    Гиги немного более оптимистичен: «Через несколько лет после вакцинации от коронавируса мы будем жить скромнее, чем при агрессивном капитализме, в котором мы жили последние три десятилетия. Например, на свадьбах и других мероприятиях будет меньше помпезности».

    Экономическая ситуация будет немного абсурдной - мы будем меньше зарабатывать, а платить больше. Йогев объясняет: «Может появиться  тенденция брать больше кредитов. Это связано с тем, что, по моим оценкам, довольно много людей вернутся на работу с более низким уровнем заработной платы, чем они зарабатывали до настоящего времени, а с другой стороны, стоимость некоторых продуктов может увеличиться из-за требований и ограничений в сфере здравоохранения. Сочетание более низкой заработной платы и более высоких расходов вместе с сохранением низких процентных ставок, на мой взгляд, приведет к расширению деятельности кредитной сферы».

    Что в итоге? Произойдут ли изменения, и если да, как скоро?

    «Есть известная история о "птитим", - вспоминал Фишер. - В 1949 году в Израиле начался период жесткой экономии и карточной системы. Среди множества ограничений (которые длились целое десятилетие) было введено ограничение на покупку продуктов питания. В течение этого периода существовала острая нехватка риса. Вместо того, чтобы бороться с кризисом, Давид Бен-Гурион обратился к одному из основателей компании «Осем» и попросил придумать заменитель риса на основе пшеницы - так были изобретены "птитим" (иногда также называемые «рисом Бен-Гуриона»). Из проблемы, которая переросла в настоящий кризис, мы получили продукт, который изменил культуру потребления в Израиле, и сопровождает нас по сей день.

    Этот кризис приведет к изменениям в технологиях и потребительских привычках в Израиле и во всем мире, которые определят третье десятилетие XXI века. Проблема в том, что мы не узнаем изменений в режиме реального времени. В 1987 году, в разгар "черного понедельника" и краха финансовых рынков, очень немногие инвесторы слышали о компании Microsoft, которая тогда еще была небольшим старапом, но должна была изменить мир. Как и в случае с Microsoft, вполне возможно, что мы просто еще не видим самых значительных изменений в нашей жизни».

    И наконец: что будет с людьми? Изменит ли нас этот период?

    «Очевидно, мы сократим контакты с родственниками, в том числе объятия и поцелуи, - говорит Йехудит Оливер, координатор связей с родителями в институте Адлера. - Люди будут меньше посещать многолюдные места: шоу, вечеринки и фестивали».

    Я полагаю, что коронавирус оставит след в том смысле, что люди будут вести себя немного более подозрительно по отношению к окружающей среде, в которой они находятся. Мы будем думать, соблюдают ли люди рядом с нами гигиену, должны ли мы пожать друг другу руки? Тот факт, что работа в офисе будет чередоваться с работой на дому, повлияет на качество отношений, которые развиваются между коллегами на рабочем месте. Будет меньше физических встреч, и это повлияет на степень развития новых социальных связей, их глубину и частоту. Классовый разрыв между людьми будет увеличиваться, поскольку мы будем меньше общаться или контактировать с теми, кто не работает и живет в среде, аналогичной нашей».

    Давид Розенталь, Walla. Л.К.
    На фото: Нью-Йоркская фондовая биржа. Фото: Pixabay

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend