Главный » Общество » Закон » Подсудимый премьер не сможет управлять государством

Подсудимый премьер не сможет управлять государством

Когда 19 июля иерусалимский окружной суд постановил, что стадия доказательств по делам премьер-министра Биньямина  Нетаниягу начнется в январе 2021 года, и судебные заседания будут проходить три дня в неделю, он зажег фитиль политической и юридической бомбы, который будет гореть ближайшие пять месяцев. Эта бомба называется «неспособность» (справляться со своими обязанностями).

Прежде чем говорить о юридическом зонтике временной отставки главы правительства, что не сулит ничего хорошего для Нетаниягу, будем рассуждать логически и честно.

Здравый смысл подсказывает, что ни один человек не способен одновременно руководить государством и тратить три дня в неделю на судебные заседания по серьезным уголовным обвинениям. Это вдвойне верно, когда речь идет о стране, которая переживает глубочайший в истории экономический, социальный и медицинский кризис.

Мы видим, что судебный процесс только начался, но Нетаниягу уже тратит на него так много времени, что не может сосредоточиться на управлении корона-кризисом в последние месяцы.

Он занимался необузданными нападками на правоохранительную систему и суды, выдвигал политические инициативы, направленные на то, чтобы оставить «след с истории» (необходимость оставить след в истории нельзя отделить от страха, что судебный приговор завершит его правление). Он использовал разные трюки, чтобы отсрочить судебный процесс, постоянно меняя адвокатов и подавая повторные просьбы разрешить его спонсорам оплатить его судебные издержки. Его внимание было занято чем угодно, только не кризисом.

С другой стороны, похоже, он не в состоянии уделять оптимальное внимание своему судебному разбирательству. Представитель прокуратуры в этом процессе Лиат Бен-Ари отметила, что ни один из адвокатов Нетаниягу до сих пор не уделил внимания следственным материалам, в отличие от адвокатов Шауля Аловича, которые занимаются ими самым интенсивным образом.

Политические интриги

Нетаниягу перегружен самыми разными вещами, и это очевидно. Это — одна из причин, что наша система здравоохранения оказалась неспособной противодействовать эпидемии коронавируса. Например, у нас до сих пор отсутствует налаженная система эпидемиологических расследований. И, как следствие, вводятся дополнительные ограничения на разгневанных владельцев малых бизнесов. Необходимо как-то компенсировать им эти карантинные ограничения, которые тоже не получают должного внимания со стороны премьер-министра. Связь между обострением бедственного положения малого бизнеса и тем фактом, что Нетаниягу постоянно занят своим судом, просто очевидна.

С политической точки зрения, до начала второй волны эпидемии было ясно, что Нетаниягу вовсю занимается подготовкой почвы для новых досрочных выборов. Он надеялся получить, наконец, политическое большинство в кнессете, чтобы провести персональные и ретроактивные законы, которые прекратили бы судебный процесс против него. Для этого пришлось бы ограничить (или совсем отменить) конституционный надзор Верховного суда над законодательной деятельностью кнессета. Ведь суд может своим решением отменить любые законы, направленные на торпедирование судебного процесса.

Чтобы сохранить за собой эту политическую возможность, Нетаниягу затягивает принятие двухгодичного государственного бюджета в соответствии с коалиционным соглашением. Он настаивает на одногодичном бюджете, чтобы сохранить возможность распустить кнессет и развалить правительство по причине неспособности принять бюджет. Ведь это — лучшая лазейка в законе, которую нашел Нетаниягу, чтобы не выполнить соглашение о ротации с Бени Ганцем.

Это все интриги. Они требуют от главы правительства много времени и внимания, отнимая у него административные и политические ресурсы, которые он должен был направить на противодействие кризису и эпидемии. Премьер-министр, который по уши увяз в уголовном процессе во время самого глубокого экономического кризиса в истории, тянет с собой на дно всю страну. Когда судебные заседания, требующие его личного присутствия, начнут проходить три дня в неделю, Нетаниягу не может оставаться на посту главы государства. В январе Нетаниягу должен быть временно отстранен от исполнения обязанностей премьер-министра.

На стадии доказательств необходимо готовиться к каждому заседанию и уделять внимание допросу каждого свидетеля. По завершении показаний каждого государственного свидетеля обвинения Нетаниягу потребуются долгие консультации со своими адвокатами, чтобы выработать дальнейшую тактику и стратегию. Повседневное управление защитой на судебном процессе требует огромных временных ресурсов.

Решение за Мандельблитом

Основной закон о правительстве не определяет, что такое временное отстранение премьер-министра, и не дает четких инструкций, когда оно должно применяться. Закон определяет лишь процедуру, практические инструкции, что нужно сделать, когда глава правительства должен быть временно отстранен от исполнения своих обязанностей. Конечно, у Израиля слишком мало опыта в этом вопросе, чтобы инициировать обсуждение временного отстранения Нетаниягу.

Соответствующее положение в основном законе о правительстве гласит: «Если премьер-министр временно не может выполнять свои обязанности, его место должен занять заместитель».

Поправка к Основному закону о правительстве, которая изобрела субъект сменного премьер-министра, предусматривает, что единственным заместителем действующего премьер-министра на его посту является сменный премьер-министр. Следовательно, в случае временного отстранения Нетаниягу все бразды правления должен получить Бени Ганц.

Согласно Основному закону, если премьер-министр не может выполнять свои обязанности в течение 100 дней подряд, он считается постоянно отстраненным. На 101-й день его временного отстранения правительство должно уйти в отставку, что приведет, разумеется, к новым выборам.

Верховный суд постановил в 2008 году, что уголовное расследование может быть основанием для временного отстранения главы правительства. Это решение было принято после рассмотрения апелляции, податели которой требовали отстранить бывшего премьер-министра Эхуда Ольмерта. Если уголовное расследование может быть основанием, то уголовный процесс с судебными заседаниями три дня в неделю и подавно.

Но самый драматичный момент в постановлении суда по поводу Ольмерта заключается в том, что юридический советник правительства наделяется полномочиями объявить о неспособности действующего премьер-министра продолжать исполнение своих обязанностей — если глава правительства по какой-либо причине неспособен или отказывается сделать это сам.

Бывшие члены Верховного суда Ашер Грунис, Элиэзер Ривлин и Йорам Данцигер признали эту возможность после того, как в 2006 году бывший юридический советник правительства Мени Мазуз объявил покойного премьер-министра Ариэля Шарона неспособным исполнять свои обязанности. Шарон был в коме после перенесенного инсульта.

Хотя в 2008 году по существу вопроса судьи постановили, что еще не настало время объявить о временном отстранении Ольмерта, можно сказать, что они показали премьер-министру «красную карточку». Но «красная карточка», показанная Ольмерту, может стать «красной карточкой» и для Нетаниягу.

Постановление по делу Ольмерта привлекло большой интерес юридического советника правительства Авихая Мандельблита в его ответе Высшему суду справедливости в апреле 2020, когда рассматривалась апелляция против наделения Биньямина Нетаниягу мандатом на формирование правительства.

Формально Нетаниягу имеет право попросить освобождения от участия в судебных слушаниях по своему делу. И если суд даст такое разрешение, это снимет все претензии в адрес Нетаниягу, что у него нет времени управлять страной. Но вряд ли это разумный шаг с точки зрения управления защитой на судебном процессе. Кроме того, что не менее важно, нет уверенности, что такая возможность будет ему предоставлена. Ведь опыт последних недель учит нас, какую высокую цену платит вся страна за судебный процесс над Биньямином Нетаниягу. И это будет становиться только хуже.

Каждый понимает, что действующий глава правительства не может проводить три дня в неделю в суде. Кроме того, он должен участвовать в долгих заседаниях с адвокатами и уделять все внимание этим вопросам. Никто не может закрывать на это глаза. Нетаниягу — талантливый человек, но и у него способности ограничены. Каждый владелец бизнеса, оставшийся без заработка, каждый молодой безработный, каждый родитель, который должен сидеть дома с детьми из-за того, что не работают садики, сегодня понимают, чем чреваты ограничения в распределении внимания Нетаниягу.

Независимо от того, начнется ли стадия доказательств по делу Нетаниягу в январе 2021 года, как постановил суд, или Нетаниягу удастся разными уловками добиться отсрочки еще на два-три месяца, его время истекает. Момент решения вопроса о его временном отстранении приближается. Мяч находится в руках Нетаниягу и, если он сам не сделает пас, инициативу возьмет на себя Мандельблит, Он должен будет принять решение. И БАГАЦ.

Гур Мегидо, Идо Баум, «ХаАрец», Ц.З.
На фото: Нетаниягу в суде 24.5.20. Фото:Ronen Zvulun Pool Photo via AP˜

 

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend