Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Depositphotos.com
    Фото: Depositphotos.com

    Первая еврейская путешественница: вокруг света на велосипеде

    В конце XIX века ортодоксальная еврейка из Бостона оставила семью и отправилась в путешествие, которое превзошло все ожидания. Энни Лондондерри объехала весь мир на велосипеде; правда, ее достижение так и не было отмечено в учебниках истории. Теперь, более ста лет спустя, в свет вышло новое литературное произведение, написанное в жанре исторической фантастики, автор которого пытается пролить свет на ее удивительное достижение и найти объяснение тому, почему оно было впоследствии забыто.


    Энни Коэн-Копчовски родилась в 1870 году в Латвии.  Псевдоним Лондондерри она взяла от первого из своих многочисленных корпоративных спонсоров: компании Londonderry Lithia Spring Water Company из Нью-Гэмпшира. А в новой книге Питера Жейтлина «Spin: A Novel Based on a (Mostly) True Story» («Вращение: роман, основанный на почти правдивой истории») за три месяца своей «кругосветной» одиссеи она меняет не только имя; она создает совершенно новую личность.

    Роман написан в эпистолярном жанре – он имеет форму длинного письма, которое Копчовски адресовала своей единственной внучке Мэри. «Я почувствовала, что перестала быть бостонской домохозяйкой по имени Энни Копчовски, и вышла, словно бабочка из куколки, в новом обличье - дерзкой героини колес, путешествующей по миру - Энни Лондондерри", - заявляет наша героиня.

    Сам Жейтлин впервые написал о Лондондерри в 2007 году в своей документальной книге «Вокруг света на двух колесах: необыкновенное путешествие Энни Лондондерри». Выбор темы был неслучаен: Энни была младшей сестрой его прадеда по материнской линии. Но ее история и удивительные достижения более века покоились в ящике письменного стола, сокрытые от мира.


    Фото: Wikipedia

     

    «Удивительно то, что до 1992 года никто в моей семье, включая мою мать, никогда о ней не слышал, - говорит Жейтлин в интервью по телефону из Бостона. - Но однажды мать получила письмо от человека, исследовавшего историю Энни, который выяснил, что мы ее родственники. Но даже когда я после этого обшарил весь Интернет, я не смог ничего о ней найти».

    Лондондерри отправилась в путешествие из Массачусетса 27 июня 1894 года и завершила свою грандиозную задачу 12 сентября 1895 года - на 15 дней раньше 15-месячного срока, который она перед собой поставила. Как могло случиться, что женщина, которая по любым меркам совершила революционный подвиг, почти полностью исчезла из исторических изданий?

    «Мне кажется, что в то время семья ее стыдилась, и родным было неловко за ее кругосветное путешествие, вот они и не хотели говорить об этом, - говорит Жейтлин. - Она оставила мужа и троих детей и отправилась на 15 месяцев путешествовать. В то время женщины, нарушавшие общественные нормы, зачастую становились предметом порицания. Двойные стандарты в отношении сильных женщин отчасти сохраняются и по сей день. В то время СМИ довольно много писали о Лондондерри, но эта слава была недолговечной».

    На первый взгляд, Лондондерри мало подходила на роль символа феминистского движения. В своей книге Жейтлин рассказывает о том, как разочарована она была своей жизнью, ограниченной рамками традиций. Семья эмигрировала в США, когда ей было пять лет; в 17 лет она потеряла обоих родителей и через год вышла замуж за торговца - ортодоксального еврея по имени Саймон (он же Макс). Прежде чем научиться ездить на велосипеде, она успела родить троих детей.


    «Большую часть своей жизни дедушка проводил в синагоге, а я, как и большинство еврейских женщин, занималась детьми», - объясняет Энни адресованном внучке Мэри письме в романе «Вращение». Сейчас Мэри за 90, она живет в Нью-Йорке и считается единственным живым свидетелем жизни Лондондерри. «Мы, евреи, превыше всего ценили семью и образование, и от меня ожидалось, что я, еврейская мать, не буду заниматься ничем другим», - объясняет она в письме.

    Но у Лондондерри - в то время еще Копчовски - были другие планы. «Мне этого было мало. Не для того я пришла на Землю, чтобы всю жизнь готовить, убирать и менять пеленки, - пишет героиня романа «Вращение». - Каждый год я рожала по ребенку. Не жизнь, а рутина. ...А за рекой Чарльз (река в Массучусетсе – «Детали») был широкий мир, и я хотела увидеть его, ощутить его запах и вкус».

    Огненные колеса


    Велосипед сыграл важную роль в зарождающемся женском движении в конце XIX века. Сьюзен Б. Энтони - одна из самых выдающихся фигур в движении за женское избирательное право - зашла так далеко, что заявила, что «он сделал больше для эмансипации женщин, чем что-либо другое в мире. Я радуюсь каждый раз, когда вижу женщину, проезжающую мимо на велосипеде. Для меня это - символ свободной  женщины».

    Однако эпическое путешествие Лондондерри было в равной степени и пиар-кампанией, и актом борьбы за эмансипацию женщины. «Она рассказывала, что ее выбрали для того, чтобы разрешить спор между двумя бостонскими купцами, поспорившими, сможет ли женщина сделать то, что до нее делал только мужчина - объехать вокруг света на велосипеде», - объясняет Жейтлин.

    Но это – еще не вся история. «Энни работала рекламным агентом в нескольких бостонских газетах и контактировала со многими местными бизнесменами. Неизвестно, как она заключила соглашение с производителем велосипедов Columbia Альбертом Поупом, который предоставил Энни первый велосипед. Но поскольку «Вращение» - это роман, ничто не мешало мне вообразить, что для Поупа путешествие Энни было блестящим маркетинговым ходом для продажи велосипедов женщинам, которые массово приобщались к этому виду спорта».

    Позже в своем путешествии, в Чикаго, Лондондерри перешла на велосипед Sterling, и эта компания использовала ее изображение в своей рекламе.

    - Как молодая еврейская женщина могла решиться сделать то, что до нее не делала ни одна женщина?

    - Энни хотела убежать от своей унылой жизни. Работая в рекламе, она хорошо понимала, что внимание - это деньги. На протяжении всех своих путешествий она финансировала свои поездки, сдавая в аренду рекламную площадь на своем теле и на велосипеде. В этом отношении ее можно считать первой в истории спортсменкой, получившей коммерческое спонсорство. В способности конвертировать славу в деньги она опередила свое время.

    - Считала ли она себя феминисткой?

    - Когда я, после долгих генеалогических поисков, встретил ее внучку Мэри, я, естественно, задал ей этот вопрос. Она ответила, что Энни никогда не была феминисткой в смысле участия в демонстрациях или маршах протеста. Ее феминизм выражался в ее убежденности, что каждая женщина вправе выбирать свою судьбу. Именно это заставило ее преодолеть барьеры того, что в тот период ожидалось от еврейской женщины.

    Ее решение отказаться от типичной еврейской фамилии Коэн-Копчовски, и взять нейтральную Лондондерри, преследовало несколько целей. «Для женщины, путешествующей в одиночку по миру, было много причин не привлекать внимание к своему еврейскому происхождению - особенно если вспомнить, например, ее поездку через Париж, который в то время был очагом антисемитизма, - говорит Жейтлин. - Кроме того, это была еще и хорошая маркетинговая уловка - взять название известной компании по производству воды, которая ее спонсировала. И, конечно, по сравнению с ее настоящим именем в «Лондондерри» было что-то очень гламурное, очень голливудское».

    Лондондерри также бросила вызов традиционным гендерным стереотипам. Например, к тому времени, когда она добралась до Франции, она начала носить брюки для верховой езды, которые были гораздо практичнее, чем длинные платья, в которых она начинала. На протяжении всей поездки она ни разу не упомянула, что замужем и имеет детей.

    Американская пресса всегда писала о ней в позитивных тонах, в отличие от французской, отзывавшейся о ней довольно пренебрежительно. «Она принадлежит к категории бесполых существ, - говорилось в статье в Le Figaro, когда она проезжала через Париж в декабре 1894 года. - Подавление любви и материнской функции так глубоко изменяет в них любую женскую личность, что они не являются ни мужчинами, ни женщинами, и действительно представляют собой третий пол».

    Отвечая на вопрос, почему Энни подверглась такому оскорбительному обращению в Париже, считавшемся просвещенным городом, Жейтлин говорит, что, по его мнению, это произошло потому, что «она смело бросила вызов традиционным представлениям о женственности того времени - о том, как должна выглядеть и вести себя женщина. По сути, она бросала вызов устоявшемуся социальному порядку».

    Цах Йокед, «ХаАрец», М.Р. Фото: Depositphotos.com
    На фото в тексте: Энн Лондондерри, 1896. Фото: Wikipedia public domain

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend