Главный » Общество » Хватит ныть — либерализм жив и здоров

Хватит ныть — либерализм жив и здоров

Те, кто считает себя либералом и внимательно следит за средствами массовой информации, которые также определяют свое направление как либеральное, в последние годы впал в депрессию и уныние. Есть, дескать, основание предполагать, что все мы, то есть, либералы, живущие в демократическом мире, - а иначе говоря, в странах Запада, - оказались в такой ситуации, в какой оказалась в свое время Веймарская республика, доживавшая свои последние дни. Слышен тяжелый гул: это приближаются «гунны» - правые националисты-консерваторы-популисты, - и они, вот-вот, вломятся в наш дом, еще немного, и лицом к лицу мы столкнемся с Гитлером, Геббельсом и коричневорубашечниками – в версии двадцать первого века.

Истерия, которая охватывает политические и интеллектуальные элиты, нередко сопровождается ощущением, что вызов, брошенный либеральным системам и нравственным ценностям, сформировавшимся в конце Второй мировой войны, можно считать предтечей настоящего апокалипсиса: конец эпохи Просвещения и регрессия, отбрасывающая нас в мрачную эпоху средневековья.

Словно подтверждая эти кошмарные пророчества, президент России Владимир Путин два месяца назад на пресс-конференции в Японии заявил, что «идеалы либерализма стали пожирать себя изнутри». Он, в частности, сослался на упадок традиционных европейских ведущих партий, оказавшихся неспособными справиться с волнами массовой иммиграции с Востока. Либералов, будто током ударило, и они решили, что эти слова российского лидера – для них самая настоящая находка, мол, видите, мы же вам говорили!

Но те, кто предупреждает об опасностях для либерализма, почему-то воздерживаются от объяснения, а что конкретно имеется в виду под понятием «идеалы либерализма». Если либерализм определяется как социальное движение, которое защищает свободу (свобода личности, свободный рынок, свободное предпринимательство и демократия), то следует признать, что мы находимся – на вершине побед либерализма. Либеральные ценности заполняют жизненное пространство, став частью процесса, который может быть нелинейным, но при этом, безусловно, четким. Те, кого смущает рост национализма и наличие признаков автократии в Европе, забывают, что в течение более сорока лет после 1945 года Россией и восточной Европой, в том числе, Польшей и Венгрией, правила коммунистическая диктатура, в Турции была военная диктатура, выражение «свободный рынок» в Индии звучало как ругательство, а Китай был закрыт от мира режимом Мао.

С любой точки зрения, если широко проанализировать проходившие в мире процессы, то можно видеть драматический прогресс в сторону либерализма. Стремительными темпами рос городской образованный средний класс. Тот факт, что в Восточной Европе к 2019 году к власти пришли лидеры, бросающие вызов либеральным ценностям, например, в отношении ЛГБТ или нелегальных иммигрантов, не должен удивлять: вспомните, что в течение долгого времени многие американцы, французы и немцы не одобряли идею однополых браков или выступали против абсорбции иммигрантов, прибывающих с другого континента.

Более того, политики, которые ныне олицетворяют собой «социальный прогресс» в Соединенных Штатах, такие, как Билл и Хиллари Клинтон и Барак Обама, были также настроены против однополых браков в течение последнего десятилетия, и, конечно, их вряд ли можно было увидеть на парадах гордости. Политические левые, представленные в США Демократической партией, а в Европе – социалистами, были запятнаны расизмом в течение многих лет. Из-за преобладающего в настоящее время политического нарратива трудно поверить, что профсоюзы, экологи и лидеры меньшинств (например, чернокожие) недавно утверждали, что открыть Америку для лишенных каких-либо навыков необразованных иммигрантов значило нанести ущерб слабо защищенным слоям населения, оказать дополнительное давление на учреждения социального обеспечения и поставить под угрозу прогрессивные ценности.

Кроме того, успех политики социального обеспечения в Скандинавии и Западной Европе в сочетании с поддержкой среднего класса базировался частично на солидарности этнически однородных групп населения, которые отнюдь не горели желанием финансировать абсорбцию иммигрантов, разнородных по своей культуре. Неудивительно, что очень немногие из сегодняшних безработных в Соединенных Штатах, Великобритании, Франции или Швеции считают, что мультикультурализм представляет собой социальный прогресс или что он должен быть частью «либеральных идеалов».

А как обстоит дело в Израиле? Наверное, следует напомнить сегодняшней молодежи некоторые особенности жизни в нашей стране десятилетия назад: еврейское государство управляло районами с арабским населением с помощью военной администрации; все магазины и рестораны в Тель-Авиве были закрыты в субботу; если бы вы родились в семье выходцев из Йемена или в сефардской семье – то максимум, чего вы могли добиться, стать министром почты или, самое большее, министром полиции. «Битлз» в Израиль не пустили, а почтенные старцы, которые сидели в Совете по надзору над кинематографом и театром, запретили показ фильма «Глубокая глотка». Если кто не верит – может спросить у своих родителей.

Лагерь, в котором считают, что либерализм подвергается серьезному натиску расистов и атаке темных сил внутри и снаружи, упускает общую картину. Вопреки этому непрекращающемуся нытью, Запад добился огромных успехов в первые два десятилетия XXI века. Он прилагает неимоверные усилия для защиты статуса этнических и религиозных меньшинств, женщин и представителей ЛГБТ (концепция, которой не существовало лишь несколько лет назад), поглощает волны миграции таким образом, что это меняет облик большинства стран. В США, например, белые христиане постепенно становятся меньшинством.

Более того, многие люди в настоящее время склонны воспринимать эти и другие изменения (к примеру, чернокожего американского президента) как должное, но, в то же время, на одном дыхании продолжают жаловаться на «ужасную дискриминацию», если обнаруживают, что школа не позволяет трансгендеру пользоваться раздевалками для девочек или белая актриса играет Клеопатру, а на концерте религиозного певца разделяют мужчин и женщин.

Либеральные идеалы – это то, что американцы называют work in progress (незавершенная работа); другими словами, речь идет о постоянном процессе перемен, который нередко вызывает сопротивление, а порой и временный регресс. Конечно, есть мусульманский мир, который отказывается принять либеральные идеалы, и есть Китай, который представляет собой колоссальную проблему, но мы-то, на Западе, включая Израиль, продолжаем шагать вперед и продолжаем дискутировать. А отчаяние, беспокойство и страх перед каким-то апокалипсисом не имеют никакого отношения к реальности.

Ли-Он Хадар, «ХаАрец», М.К. К.В. На снимке: Демонстрация в поддержку ЛГБТ-общины.
Фото: Моти Милрод

тэги
 

Реклама

Шопинг

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend