Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    «Не помню», «Может быть», «Почему бы и нет»: стенограмма допроса Биньямина Нетаниягу

    Фрагменты стенограммы допроса Биньямина Нетаниягу по «делу 1000» («дело о подарках») были опубликованы 12 телеканалом. Допрос вел следователь Корш Барнор, который занимал тогда пост главы всеизраильского отдела (управления) по борьбе с мошенничеством. Нетаниягу расспрашивали о том, как он устроил своему другу, продюсеру Арнону Мильчену, полет в Иорданию на военном вертолете - для него и близких ему людей. Нетаниягу утверждал, что не помнит всех подробностей. Но, сказал премьер министр, «я расскажу, почему организовал для нас вертолет – если я и в самом деле организовал его».


    Следователь: Вы попросили для Арнона Мильчена вертолет, для полета в Иорданию?

    Нетаниягу: Не помню, может быть. Не помню.

    - Что?


    - Может быть.

    - «Он говорит…»

    - Мне кажется, вы уже один раз спросили меня, и я ответил – может быть.

    - Вы помните, что организовали [это] для него?

    - Может быть.

    - Дали разрешение ЦАХАЛу? Мосаду?


    - Может быть, очень может быть.

    - Это приемлемо?


    - Почему бы и нет? Почему нет?

    - Что значит «почему нет»? Это бизнесмены, частные лица! Два частных предпринимателя!

    - Какой частный предприниматель? Тут есть две вещи...

    - Два частных предпринимателя. Он прибыл, чтобы закрыть тут сделку.

    - Никакой сделки! Послушай, во-первых, вы спросили меня, знаю ли я что-либо о деловой связи между Мильченом…

    - Нет, я спросил о вертолете

    - Одну минутку! Я не знаю ни о какой деловой связи между Мильченом и Тата (очевидно, имеется в виду Раатан Тата, который возглавлял одну из крупнейших в Индии корпораций, «Тата груп», вплоть до 2012 года. Известно, что вместе с Мильченом, с которым его связывают давние дружеские связи, они вынашивали идею создания автомобильного завода в Иорданской долине, на участке, который планировалось превратить в зону свободной торговли между Израилем, Иорданией и Палестинской автономией. Эта компания уже более 20 лет производит автомобили, в том числе модель Nanо, считающуюся одной из самых экономичных в мире. Автомобили с нового завода должны были экспортироваться в арабские страны – прим. «Детали»). Вы спросили меня об этом. Во-вторых, вот что я знаю: я заинтересован в этом проекте, это как раз оформляет идею…

    - Мы говорили об этом. Но почему вертолет? Вы занимались организацией вертолета для этих людей?

    - Извините, если вам все равно…

    - Это нормально – предоставить государственный вертолет?

    - Прежде всего, такое бывало, так происходит, и ВВС, что вы говорите?

    - Что, для частных лиц, бизнесменов?

    - Скажите, вы со мной разговариваете? Приезжают люди, жертвуют государству, они организовывают для них экскурсии.

    - Но ведь эти не делали пожертвований государству.

    - Он прибыл, чтобы сделать пожертвование.

    - Вы занимались организацией вертолета для этих лиц?

    - Только секунду, секунду… Я вижу это… Послушайте.

    - Кому еще вы организовывали вертолет?

    - Послушайте.

    - Кому?

    - Минутку!.. Я организовывал!

    - Приведите мне примеры.

    - У меня есть такие...

    - Дайте мне эти примеры.

    - Я вспоминаю…

    - Приведите мне эти примеры сейчас, вспомните сейчас, а не извлекая через год некий документ из ящика. Дайте мне их сейчас.

    - Погодите… Я не могу припомнить… Как говорят? Были… Были такие вещи.

    - Приведите хотя бы один пример.

    - Не знаю. Я найду.

    - Один!

    - Не помню, но подождите… Дайте мне продолжить.

    - Приходят два частных лица, бизнесмена. Просят у вас вертолет. Это обходится налогоплательщикам в десятки тысяч долларов…

    - Вы спрашиваете меня о вертолетах?

    - …И вы снимаете трубку телефона и организовываете для них вертолет?

    - Сейчас я скажу вам, почему организовал для них вертолет – если я организовал его.

    - Организовали.

    - ОКей, и я… сейчас… если организовал, я скажу вам, почему.

    - У кого организовали? У армии?

    - Не помню.

    - Как это делается? Как вы делаете это?

    - Не помню, но я хочу продолжить, минутку, почему я организовал для него вертолет?

    - Чтобы продвинуть сделку…

    - Послушайте хорошенько…

    - …Которая поможет и вам, и государству.

    - Чушь! Подождите минутку.

    - Государству, вы объяснили…

    - Сейчас я скажу вам правду. Ваша теория не относится к правде, а почему? Потому что тут аккумулированы огромные вещи, в которые я верю… В укрепление экономического мира. Как приверженец мира. И когда приходит некто и предлагает проект, который основан на идее, в которую я верю, о зоне торговли между Иорданией, Израилем и палестинцами, мне это очень нравится! Он также готов инвестировать в это. Есть здесь нечто промышленное, когда приходит гигантский производитель из Индии, и я очень заинтересован продвигать это, это национальный интерес, я не имею понятия о том, что Мильчен вовлечен в это. Есть у меня высшие интересы в Индии… Вы знаете, что это принесет государству Израиль?

    - Минутку, осторожнее с… Хорошо, мы знаем.

    - Нет, нет и нет. Вы спросили меня, зачем я это сделал, какое мое видение, почему я так сделал – вот почему.

    - Мы говорили о вертолете, господин...

    - Нет! Послушайте хорошенько! Вы не…

    - …А вы сейчас выступаете с речью.

    «ХаАрец». К.В.
    Фото: Эмиль Сальман

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend