Sunday 17.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Ammar Awad, Reuters
    Фото: Ammar Awad, Reuters

    Даже 11 миллиардов не реанимируют систему здравоохранения

    Полтора миллиарда шекелей были потрачены на покупку за рубежом тысяч аппаратов ИВЛ, подавляющее большинство которых будут пылиться на складах без использования — это всего лишь один пример экономики эпохи коронавируса в Израиле. Действительно ли система общественного здравоохранения страдает от недостатка средств, или деньги тратятся не на то, что нужно?


    В разгар истерии коронавируса, когда страны конкурировали друг с другом за аппараты ИВЛ, в Израиле было решено заказать 15 тысяч аппаратов. Большая часть из них не понадобится. Правительство считает, что в конечном итоге в Израиле останется около 7 тысяч аппаратов ИВЛ.

    Месяц спустя выяснилось, что мировой спрос на аппараты ИВЛ снизился, и есть большая вероятность, что Израилю не нужны  15 тысяч заказанных аппаратов. Даже 7 тысяч — это слишком много, учитывая тот факт, что в настоящее время в Израиле насчитывается около 3 тысяч аппаратов ИВЛ, и отечественное производство может спокойно увеличить это количество до 5 тысяч аппаратов за два месяца. В свете того факта, что ни на одном этапе эпидемии в Израиле не было более 130 человек, нуждающихся в аппарате ИВЛ, этого более чем достаточно.

    Проблема в том, что аппараты уже заказаны из-за рубежа по цене в 30 тысяч долларов за штуку, то есть около 450 млн. долларов или около 1,5 млрд. шекелей – и уже понятно, что это совершенно не нужно. По этой причине минфин сейчас пытается отменить некоторые заказы, чтобы минимизировать ущерб, но минздрав, как и ожидалось, сопротивляется.


    Заказы аппаратов ИВЛ являются одним из примеров экономики кононавируса, которая развивалась в Израиле последние два месяца: экономики, где нет предела тратам, и немалые суммы тратят на ненужные вещи.

    11 млрд. шекелей, которые в настоящее время вкладывают в систему здравоохранения в рамках борьбы с коронавирусом,  распределяются совершенно неправильно. Долгосрочный вклад этих огромных денег в систему здравоохранения в Израиле не даст нужных результатов.

    Полторы-две тысячи аппаратов ИВЛ, которые были у Израиля изначально — более чем достаточное количество для текущих потребностей интенсивной терапии в системе здравоохранения. Это можно сравнить с запасом боеприпасов, который ЦАХАЛ хранит на складах на случай войны: большая часть устарела и просто выбрасывается. Всем ясно, что по мере возвращения к рутине подавляющее большинство этих аппаратов поступит на склады в качестве запасных, большинство из них устареют и будут выброшены, так ни разу не попав в использование.

    Больницы теперь опасаются, что министерство финансов будет утверждать, что системе здравоохранения выделялись горы денег, поэтому нет смысла вкладывать в нее больше средств – возможно, их даже следует сократить.

    Что укрепит систему в долгосрочной перспективе? Это опасный вопрос. У минфина, минздрава, больниц и больничных касс есть разные ответы на него.

    Это различие можно проиллюстрировано основным требованием системы здравоохранения. Ее позиция основана на двух цифрах, в которых Израиль является исключением среди развивающихся стран.


    Первая цифра — уровень национальных расходов на здравоохранение, который в 2018 году составлял около 7,5 процентов ВВП в Израиле по сравнению со средним показателем в 9 процентов ВВП в странах ОЭСР. Более того — во всех развитых странах расходы на здравоохранение по отношению к ВВП растут, и только в Израиле они не меняются.

    Вторая цифра — показатель загруженности больничных коек. В Израиле заняты около 94 процентов коек, по сравнению со средним показателем в 75 процентов в странах ОЭСР. То есть количество доступных койко-мест в Израиле составляет 6 процентов по сравнению с 25 процентами в развитых странах, что является особенно важным показателем, когда система здравоохранения наводнилась пациентами из-за пандемии.

    Большая часть истерии, которая привела к покупке тысяч аппаратов ИВЛ, объясняется тем фактом, что в Израиле нет свободных коек, поэтому любой сбой (или дефицит) угрожает неоказанием медицинской помощи.


    Однако эти данные противоречивы.

    Во-первых, когда национальные расходы на здравоохранение сравниваются с другими странами с учетом среднего молодого возраста населения, становится ясно, что национальный уровень расходов на здравоохранение в Израиле такой же, как в среднем по развитым странам.

    Во-вторых, проблемы с больничными койками реальны, но в Израиле никто не считает, что постоянно необходимы 5 тысяч свободных коек в особых отделениях на случай эпидемии.

    В-третьих, министерство финансов продолжает утверждать, что система здравоохранения должна оцениваться в соответствии с ее результатами, а не ресурсами. Израилю обычно удается обеспечить отличное общее состояние здоровья, при этом средняя занятость составляет 94 процента коек, в то время как другие страны предоставляют аналогичную медицинскую помощь с занятостью 75 процентов коек. Означает ли это, что система здравоохранения в Израиле не получает достаточно финансов, или другие страны относительно расточительны?

    Дело усугубляется тем фактом, что во время кризиса коронавируса в большинстве развитых стран наблюдается тенденция к уменьшению числа больничных коек. Не факт, что эта тенденция сохранится после эпидемии.

    В-четвертых, министерство финансов внимательно следит за показателями бюджета здравоохранения за последнее десятилетие. Это — бюджет, который вырос на 131 процент между 2008 и 2018 годами — намного больше, чем бюджеты на безопасность, образование, социальное обеспечение или транспорт. И все же за эти годы число коек только уменьшилось.

    Это связано с тем, что значительная часть зарплат врачей увеличилась в среднем на 60 процентов в 2008-2018 годах. Конечно, министерство финансов неохотно добавляет деньги к бюджету, если в любом случае большая часть денег идет на врачей, чья средняя зарплата составляет 33 тысячи шекелей в месяц, и это только в государственной системе. Согласно анализу главного экономиста министерства финансов в 2016 году, вместе с больничными кассами и частной медициной, заработная плата врачей доходит до 66 тысяч шекелей в месяц.

    Другими словами, сам вопрос о нехватке средств в системе здравоохранения является спорным. Но эти бесполезные дебаты, которые продолжались не менее пятнадцати лет, изменили ситуацию во время коронавируса — потому что даже сейчас министерство финансов понимает, что невозможно продолжать утверждать, что бюджета хватает и система здравоохранения является надежной и эффективной.

    В условиях множества споров и конфликтов интересов начинает вырисовываться согласие по двум вопросам. Во-первых, существует нехватка коек: 94 процента занятых коек не оставляют права на ошибку. Во-вторых, основной дефицит не в больницах и больничных койках, а скорее, в бюджете больничных касс. Министерство финансов, министерство здравоохранения и даже некоторые директора больниц признают, что долгосрочным решением проблемы нехватки больничных коек является укрепление общественной медицины.

    Мерав Арлозоров, TheMarker, Л.К.

    Фото: Ammar Awad, Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend