Понедельник 25.01.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    569528_election_corona_Ohad_Zwigenberg

    10 причин для пятых выборов

    На сайте «Макор ришон» опубликована аналитическая статья доктора политологии Дорона Мацы, которой объяснил на десяти пальцах, почему после мартовских выборов нам вскоре опять придется идти голосовать. Вот основные тезисы его статьи.

    Первое — раскол как внутри правого, так и внутри левого лагеря. Израильская политика вступает в постмодернистскую стадию, для которой характерно исчезновение устойчивых политических концепций (таких как «блок», «идеология», «путь»).

    Второе — звездная болезнь, охватившая израильских политиков. Ганц и его коллеги-генералы только усилили тенденцию ко все более персонализированной политике, в которой лидеры гарантируют каждому «истинное спасение». Но, будучи частью этой тенденции, они лишь доказывают пустоту самой системы.

    Третье – политический корона-кризис. Нетаниягу начал свою избирательную кампанию не в лучшей ситуации, ибо эпидемия и выборы – плохой коктейль, как показал пример Трампа.

    Для Нетаниягу история сложилась лучше: он не отрицал опасность «короны», но эпидемия вызывает чрезмерную тревогу общества по поводу исчезнувших радостей потребления. И все же стратегический шаг Нетаниягу по вакцинации всех израильских граждан к концу марта стал поворотным в политике. Усиление «Ликуда» в опросах это доказывает. Уголовные дела Нетаниягу, суды, демонстрации и верховенство закона – все это не окажется в центре избирательной кампании.

    Потенциал либерального лагеря ограничен масштабом порядка 20 мандатов  «государства Тель-Авив» (Хульдаи, Горовиц, Лапид). В этом смысле то, что мы видим в опросах, отражает истинный электоральный размер левоцентристского поля политической карты.

    Четвертое – распад правых партий. Блок «Ямина» – типично правая партия, которая сменила свою идеологическую окраску ради повестки, основанной на корона-кризисе. Вероятно, она же станет одной из главных жертв процесса выборов в контексте преодоления эпидемии и успешной вакцинации. Вопрос в том, поможет ли Беннету отделение от Бецалеля Смотрича, символа религиозного сионизма. В последний раз, когда правые решились идти отдельно, они не преодолели электоральный барьер.

    Пятое – «Надежда» умирает последней. Гидеон Саар – главный соперник Нетаниягу и претендент на пост премьер-министра. Он однозначно принадлежит к правому лагерю. Его политическая программа основана всего на двух лозунгах: «Нетаниягу – это угроза» и «Биби неспособен справиться с кризисом». Учитывая ситуацию, создается впечатление, что «Новая надежда» может достичь гораздо меньшего, чем сулят ей опросы, и тогда начнется процесс «возвращения в Сион», то есть в материнское лоно «Ликуда», его бывших избирателей.

    Шестое — утро после выборов. Шанс сместить Нетаниягу с поста премьер-министра заключается не в создании партий типа «Кахоль-лаван», которые пытались представить себя альтернативой правящей коалиции. Новый шанс связан со способностью сформировать жизнеспособный политический альянс между малыми и средними партиями слева и справа. Таким образом, задача коалиции передвигается со времени «дня до выборов» на «день после выборов». Опросы предсказывают, что блок «анти-Биби» может получить 64 или более мандатов. Но в этот момент и возникнет разрыв между политикой и идеологией, которая, несмотря на ее размытость, все еще присутствует в политико-публичном пространстве.

    Седьмое – вопрос цены. В условиях напряженности между политическим стремлением сместить Нетаниягу и правой идеологией возникает вопрос о способности Беннета и Саара, лидеров правоориентированных партий, поддержать левоцентристский либеральный блок. Казалось бы, в прагматичном мире реалполитик это вполне возможно. Однако необходимы очень веские доводы «продажи» такого союза избирателям. Фактор «короны» теоретически может этому помочь. Но что если Биби успеет победить ее до выборов?

    Восьмое — возможность вхождения арабских партий в коалицию. Между арабскими и еврейскими депутатами всегда существовали альянсы. Тем не менее, несмотря на готовность рассматривать арабских представителей как партнеров, шанс того, что несионистская арабская партия окажется в сионистском правительстве, невелик. Исторической границей было создание блоков при втором правительстве Рабина. Таким образом, «Объединенный список» может входить в блок «анти-Биби» до формирования правительства, но он не станет партнером в коалиции.

    Девятое — фактор магической цифры. Нетаниягу необходимо набрать еще 4-5 мандатов. Если «Ликуд» получит 35 мандатов, то с 16-ю депутатами от ультраортодоксальных партий (всего 51 место) он займет отличную позицию для демонтажа еврейско-сионистского лагеря «анти-Биби» за счет исключения оттуда Нафтали Беннета. Хотя последний не станет премьер-министром, но он уже бывал в правительстве Нетаниягу в качестве старшего партнера.

    Десятое — дорога к пятым выборам. Политика в Израиле прокладывает себе путь в эпоху «после»: альянсы, расколы, стихийные связи, идеологические слабости. Политическая карта на следующий день после выборов будет походить на мозаичный набор множества малых и средних партий при одной крупной – «Ликуд», что предполагает сложность формирования стабильного правительства. Если «Ликуд» будет исключен из политического процесса, а следующее правительство будет полагается на соглашения между средними и малыми партиями, сценарий распада партии «Кахоль-лаван» повторится на национальном уровне, и песочные часы начнут отсчитывать время до пятых выборов.

    Найдутся ли среди израильских политиков те, кто предложит что-то принципиально новое вместо перетасовки старой политической колоды? «Новые правые», «Новые левые», «Новая надежда» пока остаются таковыми лишь по названию.

    Владимир Поляк, «Детали». Фото: Охад Цвигенберг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend