Нацисты или террористы – кого убивать раньше

К международному Дню Катастрофы директор израильского филиала Центра им. Симона Визенталя Эфраим Зурофф написал для газеты «Макор ришон» статью, где рассказал о малоизвестном аспекте охоты за нацистскими преступниками.

Как пишет Зурофф, «скоро прекратятся попытки привлечь к суду нацистских преступников во всем мире, однако уже можно подвести итоги усилиям, предпринятым в этом деле почти во всех странах мира. В последнее десятилетие в Германии произошло драматическое изменение в политике привлечения к суду за преступления, совершенные в годы Катастрофы. Это изменение привело к признанию виновными троих (Ивана Демьянюка из лагеря Собибор, Оскара Грёнинга и Рейнхольда Хеннинга из лагеря Освенцим) и к предъявлению 12 обвинительных заключений мужчинам и женщинам, которые служили в концлагерях. Однако, кроме Германии и Соединенных Штатов, в мире нет страны, которая все еще пытается привлечь к ответственности причастных к Катастрофе».

Все помнят, что Израиль добился всемирного успеха, когда захватил Адольфа Эйхмана и судил его в Иерусалиме, но потерпел сокрушительное поражение в процессе Демьянюка, который закончился его депортацией из Израиля в связи с ошибкой в опознании. Однако, помимо широко известной истории с Эйхманом, общественность почти не знакома с тайной и разветвленной деятельностью разведслужбы Моссад против убийц еврейского народа. В последнее время Моссад публично сообщил, что уже давно поручил своему многолетнему сотруднику Йоси Хену (Хайницу), пережившему Катастрофу, написать историю охоты за нацистскими военными преступниками на основе секретных документов, хранящихся в архиве Моссада. Исследование было завершено еще в 2007 году, однако лишь сейчас оно полностью обнародовано на интернет-сайте «Яд Вашем». Не каждый день мы имеем возможность прочитать документ, составленный историческим отделом Моссада и проливающий свет на работу секретной разведслужбы.

Первая интернет-ссылка серии из трех частей представляет историю подразделений и отделов, ответственных за этот вопрос, с момента создания подразделения «Амаль» в июле 1960 года и до закрытия отдела «Мессер» в 1991 году. Вторая ссылка описывает несколько неудачных операций Моссада против нацистских преступников. Третья часть полностью посвящена описанию розыска одного из самых демонических символов нацистского зла: «Поиск иголки в стоге сена — по следам ‘ангела смерти’ из Освенцима Йозефа Менгеле». 836 страниц рассказывают о ряде операций в различных странах для захвата врагов еврейского народа, которые закончились провалом.

С этой точки зрения, один из удивительных моментов заключается в том, что почти нет подробностей о двух наиболее успешных операциях Моссада против нацистских преступников: похищение Эйхмана в Аргентине и ликвидация национального героя латышского народа, массового убийцы Герберта Цукурса в Уругвае в 1965 году. И это не единственный странный момент в этом проекте. С каких пор службы безопасности публикуют подробные отчеты о секретных операциях? И что еще более странно — две части посвящены их неудачам в борьбе с немалым числом нацистских преступников.

Одним из наиболее интересных вопросов, поднятых в исследовании, является позиция глав государств и руководителей Моссада в отношении усилий по борьбе с нацистскими преступниками. Читатели, конечно же, не будут удивлены, узнав, что среди всех премьер-министров Израиля самым решительным образом этим вопросом занимался Менахем Бегин. В его время правительство приняло решение продолжить преследование нацистских преступников, приостановленное в период Голды Меир и Ицхака Рабина, были возобновлены. Все руководители Моссада относились к этой задаче амбивалентно. В основном это было связано со срочными проблемами, связанными с государственной безопасностью, однако также и потому, что все они были уроженцами Израиля или теми, кто с малых лет рос в Израиле, без крепкой связи с темой Катастрофы и без особого сочувствия к ее жертвам.

С этой точки зрения, позиция руководителей Моссада в тот период, когда этот вопрос был актуальным, с 1960 по 1991 год, в значительной степени отражала отношение израильского общества к Катастрофе и слабость ее осознания в Израиле. Сегодня, когда проблема Катастрофы стала намного глубже, а сочувствие к ее жертвам намного сильнее, уже нет в живых тех преступников, чьи деяния оправдывали бы их розыск, поимку и ликвидацию.

Зурофф заканчивает тем, что «Израиль мог сделать больше для того, чтобы свести счеты с убийцами нашего народа. Государство Израиль, которое проявляло исключительную находчивость и решительность, когда речь шла о ликвидации лидеров террористических организаций и террористов, например, в связи с убийством израильских спортсменов в Мюнхене в 1972 году, редко действовало с той же безотлагательностью против нацистских преступников. Жертвы Катастрофы и те, кто ее пережил, были достойны более решительных усилий со стороны еврейского государства».

Шимон Шмулевич, «Детали»

На фото: Эфраим Зурофф. Фото: Эмиль Сальман.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend