Змея, кусающая собственный хвост

Воздушные змеи, сжигающие израильские поля и леса, уже заставили даже боевых генералов, прибегать к метафорам. Начальник военной разведки, генерал Тамир Хайман сказал, например, что палестинские змеи — это вам не Мэри Поппинс, улетающая в небо! Они несут разрушение и смерть, причем, в первую очередь, самим палестинцам.

Отсюда возникает и образ змеи, кусающей собственный хвост. На первый взгляд, она наносит себе вред. Но если палестинцы и, в частности, ХАМАС на протяжении более десяти лет сознательно вредят себе — то, может быть, этот образ несет нечто большое, чем стремление к садомазохизму?

Змея, кусающая себя за хвост, по гречески — Уроборос, древний символ человечества. Он имеет множество толкований, но наиболее популярным остается объяснение Карла Юнга, что это одновременно символ темноты и разрушения — и в то же время творчества и плодородия; круговорота времен.

Можно ли принять это, как призыв к разрыву порочного круга вторжений и выходов из Газы? Можно ли найти тут нечто творческое, новое — пусть даже оно окажется хорошо забытым старым? Иначе ведь и Израиль тоже превратится в подобного змея.

У нашего Министерства обороны нет программы борьбы с любыми изобретениями террористов — от «Касамов» до змеев, а жесткий силовой ответ заранее обрекает Израиль на осуждение со стороны мирового сообщества и создание очередной следственной комиссии. И мы, конечно, с гордостью, достойной лучшего применения, плюнем тогда в лицо псевдо-прогрессивной общественности, и откажемся сотрудничать с очередной международной комиссией. Только никаких дивидендов это не принесет.

Минувший раунд остался за ХАМАСом — Газа снова оказалась в мировой повестке дня. Непонятно, чего дожидались два месяца, прежде чем предупредить главарей террористов о возможности применения точечной ликвидации? Это ведь все равно пришлось сделать.

Может, стоило бы подумать, что противопоставить палестинским маршам? Возможно ли создать в Израиле так называемую «полицию диалога» — подобную той, что действует уже десятки лет в Европе? Это специально подготовленные спецподразделения, прошедшие психологическую подготовку, которые выходят на улицу в ходе особо бурных демонстраций. Они не имеют никаких спецсредств и занимаются тем, что ведут переговоры с участниками и лидерами акций протеста.

Тогда, в случае применения палестинцами насилия, весь мир увидит ,чего стоят на самом деле их «мирные акции». А пока подобной полиции у нас нет — возможно, стоило бы привлечь к этой защите левых активистов, которые постарались бы объяснить палестинцам бессмысленность насилия. Тогда бы они действовали заодно с армией, а не против нее. И получили бы полезный опыт дискуссий с лидерами ХАМАСа. В конце концов, когда-то лидеров ООП тоже считали террористами, но все таки пошли с ними на переговоры, которые завершились «норвежскими соглашениями»

Аль Капоне считал, что доброе слово и пистолет действуют лучше, чем просто доброе слово. Но даже знаменитый бандит понимал важность наличия в этой связке и такого эффективного оружия, как доброе слово.

Сегодня очевидно, что идея двух государств для двух народов более не стоит на повестке дня ни одной из сторон. Это однозначно зафиксировала недавняя Герцлийская конференции по вопросам безопасности. Следовательно, надо пытаться придумать что- то другое. Нельзя оставаться в тупике, утверждая, что это — лучший выход.

С 2002 года, когда была проведена операция «Защитная стена», Израиль с удивительным упорством повторяет один и тот же маневр: то входит на территорию палестинцев, то выходит. А ведь у власти находится правительство Нетаниягу — Либермана, которые, будучи в оппозиции, выдвинули массу творческих идей! Что же теперь мешает премьеру, находящемуся у власти долгие годы, и его министру обороны попробовать реализовать план кантонизации Палестины?

Благо, для этого сейчас есть все предпосылки — на той же Герцлийской конференции многие авторитетные израильские и зарубежные эксперты поддерживали ту идею. Более того: помимо предложения создать два квази-государства, в Газе и на Западном берегу, выдвигались идеи создать и отдельное образование в районе Хеврона — из-за отличия живущих тут арабских кланов.

Да, для этого придётся вступить в переговоры с ХАМАСом — но они и без того все время ведутся, только «в задней комнате». А опыт существования десятков непризнанных государств на постсоветском пространстве показывает, что эта модель может оказаться эффективной.

А что мешает министру обороны настоять на отключении Газы от израильского снабжения? Осуждение мирового сообщества? Но Израиль им и так пренебрегает. Тем более, сегодня даже Абу Мазен первым начал двигаться в этом направлении. А попробовать реализовать пресловутый план обмена территориями и передать «арабский треугольник» палестинцам в обмен на часть поселений? Этот план был основой предвыборной программы министра обороны в нескольких кампаниях. И, действительно, подобную идею эффективно реализовали в нескольких странах и после Первой, и после Второй мировой войны.

Но нет — оба наших лидера уперлись в уже троекратно повторенную идею ограниченной военной операции в Газе. Хотя повторение, вроде, должно быть матерью учения?

Можно пытаться вернуться к прежним идеям о конфедерации ПА с Иорданией и Газы с Египтом. Тем более, что сегодня под это можно подверстать массированную американскую помощь обеим странам. Возможно, что план Трампа окажется на пересечении этих идей, но почему надо пассивно ждать заморского плана?

И почему надо было ждать очередной эскалации насилия в Газе? Где была хваленая израильская разведка, которая проспала «воздушный террор» так же, как раньше проспала подземные тоннели?

Отметим способность палестинцев к импровизации. Проигрывая Израилю в конвенциональном вооружении, они перенесли борьбу сначала под землю, а теперь в воздух. Следующими, видимо, станут попытки террора на море или под водой. Не окажется ли и это неожиданностью для высшего руководства?

На протяжении многих лет у Израиля нет долгосрочной стратегии развития — ни гражданской, ни военной. Даже Саудовская Аравия опубликовала программу «Будущее — 2030», а у нас со времени «Нового Ближнего Востока» Шимона Переса не создано никакой подобной или альтернативной программы. Правый лагерь так и не смог выдвинуть внятной концепции развития.

В итоге в военной сфере у нас превалирует стратегия превентивного сдерживания, выдвинутая Бен-Гурионом ещё в 50-е годы прошлого века. Хотя и она, как считают многие эксперты, во многом основана на идеях блицкрига, адаптированных к ближневосточных реалиям.

Ясно, что идеи полувековой давности не могут успешно работать в условиях XXI века. Поэтому в новом веке, за 18 лет со времени «интифады Аль Акса», одна за другой шли войны или военные операции в 2002, 2006, 2008, 2012, 2014 годах. Иными словами, каждые три-четыре года происходит масштабное военное столкновение!

Очевидно, что необходим новый подход, чтобы изменить это положение.

Владимир Поляк, «Детали». Фото: Дан Кейнан

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend