Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

«Змееводы»: групповой портрет в огненном интерьере

Воздушный змей, который стоит от 4 до 20 шекелей — в зависимости от размера — оказался весьма эффективным оружием, которым палестинцы смогли нанести значительный урон приграничным кибуцам. Ими, как свидетельством изобретательности местной молодежи, теперь гордятся палестинцы и в секторе Газы, и за его пределами.

Но в рамках достигнутой договоренности о прекращении огня ХАМАС взял на себя обязательство прекратить не только обстрелы, но и «огненный террор». Высокопоставленный израильский источник подтвердил, что гарантами сохранения тишины стали египтяне, они же и спросят с ХАМАСа, если группировка нарушит эти условия.

Сначала было непонятно, есть ли у тех, кто запускает змеев, какие-то политические цели, и каковы они — кроме «права на возвращение» и «снятия блокады» (два этих лозунга, произнесенных на одном дыхании, противоречат друг другу — как подчеркивали некоторые критики). Но постепенно эти задачи были сформулированы, причем неясно, сделали это сами «змееводы», или те, кто проанализировал новое явление и уже постфактум придумал ему обоснование. Вот оно: выражение коллективного и личного гнева действиями израильских снайперов, стрелявших по участникам митингов, и создание «баланса угроз» в приграничной полосе, пока блокада не будет снята. Причем никто точно не говорит, о какой именно блокаде идет речь: той, что введена 4 года назад, или той, что смягчена 2 года назад? Касается она только товаров, или перемещения людей тоже — например, невыдачи разрешений на въезд в Израиль пациентов для лечения в израильских больницах, и отказа студентам учиться на Западном берегу?

Аналитики ищут мотивы этих молодых людей: им скучно, работы нет, они разочарованы собственной неспособностью принести заработок в семьи. Они бодрствуют ночью и просыпаются поздно, они замкнуты в клетке, отрезанной от прочего мира. И вот вдруг они привлекают к себе всеобщее внимание! Это имеет ценность. Возможно, было бы черезчур ждать, что политические цели будут четко сформированы самостоятельно этими «змееводами», возраст которых — от 17 до 22 лет.

Первый воздушный змей был поднят в воздух 11 апреля, в одном из палаточных городков недалеко от границы, разбитом 30 марта участниками «маршей возвращения». Потом это явление распространилось и по другим местам.

Журналисты, которые пишут о них, стараются избежать их идентификации. Первая группа назвала себя «внуками Аз-Заари» — по имени Мухаммада аз-Заари, тунисского инженера-разработчика беспилотных летательных аппаратов для боевого крыла ХАМАСа — «Бригад Иззятдина аль-Кассама». Он был ликвидирован в конце 2016 года. Выбор такого названия указывает на, как минимум, эмоциальную связь с ХАМАСом — если не организационную. А слово «внуки» тут несет некий специфический элемент юмора, указывая, как велик «технологический» разрыв между дронами — и простыми воздушными змеями.

Позднее это название трансформировалось в «Подразделение запускающих зажигательные воздушные змеи и воздушные шары — мальчики аз-Заари». Этот переход к военизированной терминологии и к «мальчикам» ознаменовало превращение явления в институционное и принятое ХАМАСом. Змей, может, и дешев — но запуск сразу нескольких тысяч в один день, который обещали провести представители «подразделения» около месяца назад, требует уже другого уровня организации. А воздушные шары, наполненные гелием, запускать легче, зато  каждый из них стоит дороже, чем воздушный змей, потому и использование их менее распространено. Только структура, в которой царит дисциплина и которая получает финансирование, может запустить их в заметном количестве.

ХАМАС признал это «символическое» и «народное» явление — видимо, чтобы взять его под своей контроль, за что был подвергнут критике другими группировками. Можно предположить, что в этой критике была и доля зависти: снова «вся слава» досталась именно ХАМАСу.

Далее, как когда-то модернизировались «кассамы», стали улучшать и воздушные змеи. За последние три месяца их создатели выучили, как дальность его полета за пределы пограничного забора соотносится к скорости ветра и длине хвоста. «Подразделение запускающих воздушные змеи» даже заявил о разработанном ими новом типе этих устройств, способных, по их словам, пролететь 48 километров. Пресс-конференцию, чтобы рассказать об этом, они созвали после того, как обломки змея были обнаружены 1 июля в районе Бейт Шемеша.

Но и в «Исламском джихаде», и в ХАМАСе были те, кто считал, что запуски змеев могли втянуть сектор Газы в большую войну с Израилем. Традиция критики методов борьбы с сионистами — которая сама по себе считается святым делом — в том, что сначала недовольные голоса звучат только на закрытых встречах друзей и единомышленников, потом об этом начинают понемногу писать в социальные сети, появляются и большие статьи. Например, ветерана ФАТХа Суфияна Абу Зейда, который жил на Западном берегу, пока не осмелился критиковать Абу-Мазена и авторитарный стиль его правления. После чего переехал в Газу, но вновь не для того, чтобы сидеть тут молча.

Суфиян абу Зейд напоминает, что воздушные змеи хотя и оказались креативной идеей, но не убили ни одного израильтянина, тогда как их дальнейшее применение может довести до войны, в которой погибнут сотни и тысячи палестинцев. «Понятно, что прекращение запусков воздушных змеев не приведет к снятию блокады и прекращению израильских атак, — пишет он. — Однако и палестинская борьба за свободу не прекратится вместе с их запусками: она длится уже десятилетия, не с воздушных змеев началась и не с ними закончится». И добавляет без тени сомнения: «Ни один человек в Газе не хочет войны».

Амира Хэсс, «ХаАрец«.
На фото: палестинцы в Газе готовят воздушные змеи к запуску. Фото: Ibraheem Abu Mustafa, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend