Фото: Umit Bektas, Reuters

Живущий в стеклянном дворце

— Эрдоган и сам верит в то, о чем говорит! – сказал «Деталям» профессор Эфраим Инбар из организации «Ближневосточный форум», комментируя последние заявления турецкого президента.

Выступая в Анкаре, президент Турции Реджеп Тейип Эрдоган заявил, что Израиль «прилагает усилия, чтобы сменить мусульманский характер Иерусалима». Решение властей убрать металлоискатели от входов на Храмовую гору он назвал «шагом в правильном направлении», но добавил, что этого недостаточно: Израиль должен пообещать соблюдать права человека и соглашения, связанные с Иерусалимом, и «не закрывать ворота Аль-Аксы перед молящимися».

— Он исламист, и видит себя защитником ислама в любом месте. Он хочет, чтобы Турция стала лидером исламского мира. Это просто турецкая версия «Братьев-мусульман», — говорит о турецком президенте профессор-эмерит Бар-Иланского Университета Эфраим Инбар.

— Чего он пытается добиться, вмешиваясь в ситуацию вокруг Храмовой горы?

— Я не думаю, что дело в горе. Он заинтересован в том, чтобы уменьшить историческую враждебность арабов по отношению к туркам. Для того, чтобы восприниматься лидером, он становится «главным утешителем» мусульманского беспокойства в отношении Израиля. Это касается и Храмовой горы, и, разумеется, ХАМАСа в Газе.

Арабы неприязненно относятся к туркам, которые долгое время их контролировали. Посредством нападок на Израиль турецкий президент пытается сгладить эту неприязнь. Иранцы, кстати, занимаются тем же самым.

— Можно ли сказать, что помимо высказываний Эрдогана и, может быть, других турецких руководителей, Турция напрямую вовлечена в происходящее в Иерусалиме? И способствует ли это снижению враждебности?

— Конечно. Они финансово поддерживают ряд некоммерческих организаций, действующих на Храмовой горе, и в целом в Иерусалиме. Трудно сказать, влияет ли это глобально. В Старом городе Иерусалима можно там и сям увидеть турецкие флаги, это указывает на дружественный настрой по отношению к сегодняшней Турции и его лидеру. Но опросов общественного мнения на эту тему я не видел.

Следует помнить, что Турция принимает активное участие в кризисе вокруг Катара — демонстрирует поддержку эмирата и отправила туда солдат. В противовес, разумеется, Саудовской Аравии. Эрдоган заинтересован не только в катарских финансах, но в и формировании имиджа защитника мусульман в арабском мире и за его пределами.

Кстати, созданное в 1992 г. Управление по сотрудничеству и развитию при аппарате премьер-министра Республики Турция (ТИКА) весьма активно прорабатывает исламскую тематику и выделяет средства на проекты не только в Иерусалиме, но и в Косово, и в других местах, в том числе в странах бывшего социалистического лагеря. Например, самая крупная мечеть в Албании построена на турецкие деньги. Собственно говоря, они делают практически тоже самое, чем занимается и Саудовская Аравия в течение долгих лет.

— Волнует ли Эрдогана то, что отвечает официальный Иерусалим? Понимает ли он, что «живущие в стеклянных дворцах должны опасаться метателей камней», как сказано в заявлении израильского МИДа?

— Я не думаю, что его это сильно волнует. Он просто антисемит. Может быть, это задевает часть турецкого населения, тех, кто настроен оппозиционно к его режиму. Может быть, эти высказывания — хороший пиар, направленный на светских граждан этой страны. Но самого Эрдогана не колышет, что он нем думают евреи.

Олег Линский, «Детали». Фото: Umit Bektas, Reuters

Размер шрифта

A A A

Реклама