Справедливость — на виселице

3 января, после бурного обсуждения в кнессете, законопроект о смертной казни, предложенный  министром обороны Авигдором Либерманом, был принят в предварительном чтении 52 голосами против 49.

По согласованию с НДИ, закон не будет продвигаться в ближайшие полтора месяца, пока не состоится его обсуждение в правительстве. ШАБАК и юридический советник правительства выступают против этого закона. По оценкам коалиции, большинство членов кабинета также проголосует против него.

Члены фракции «Еврейство Торы» воздержались при голосовании, сказав, что должны проконсультироваться с Советом мудрецов Торы по вопросам галахического аспекта казни. В то же время Либерман обвинил ультраортодоксальных депутатов в шантаже, поскольку НДИ выступает против их «закона о супермаркетах», запрещающего торговлю по субботам.

Депутат Бени Бегин (Ликуд) тоже воздержался при голосования.

В своем выступлении на пленарном заседании кнессета Либерман сказал, что он знаком с позицией системы безопасности по данному вопросу, но не разделяет ее. «Не могу понять эту логику. С одной стороны, говорят, что разрушение домов террористов предотвращает террор, а с другой, что смертная казнь — нет. Мы в тупике, и давно». Он также сказал, что «каждый террорист, сидящий в израильской тюрьме, провоцирует следующего. Израиль не может себе такого позволить».

Перед началом голосования выступил с речью глава правительства Биньямин Нетаниягу, который сказал: «Логика проста: кто со смехом убивает — не просидит до конца дней в тюрьме». Нетаниягу подразумевал убийство трех членов семьи Саломон из поселения Халамиш, зарезанных террористом в 2017 году. По словам выжившей Товы Саломон, террорист «убивал и смеялся». «Я видел в жизни много шокирующих вещей, – сказал Нетаниягу,- но тут я был в шоке. Это — экстремальные дела, когда убийцы не заслуживают жизни. Мы изменяем закон для подобных ситуаций».

На вопрос, почему он поддерживает закон, в то время как ШАБАК – против, Нетаниягу ответил, что ответственность за безопасность страны лежит на правительстве, системе безопасности, министрах и главе правительства. На вопрос депутата Ахмеда Тиби («Объединенный арабский список»), будет ли глава правительства готов применить смертную казнь к еврейским убийцам арабской семьи Давабше, Нетаниягу ответил: «В принципе, да».

Глава оппозиции Ицхак Герцог (Сионистский лагерь)  сказал, что Нетаниягу поддержал закон, потому что поддался давлению Авигдора Либермана, который угрожает развалить правительство. «Министры- сказал Герцог — должны были спросить себя: «Как это поможет безопасности Израиля? Как повлияет на наших еврейских собратьев в арабских странах?»

Ципи Ливни («Сионистский лагерь») назвала этот законопроект «просто непристойным». Она сказала: «Тут 100 процентов политики и 0 процента безопасности. Два года назад 94 депутата проголосовали против этого закона».

Депутат Роберт Илатов (НДИ), который внес законопроект, приветствовал результаты голосования: «Сегодня свершилась историческая и нравственная справедливость. Семьям, потерявшим своих близких, сегодняшний день не принесет ни радости, ни утешения, но, как минимум, наш нравственный долг перед гражданами Израиля нам сегодня удалось выполнить».

В том же духе высказался и Авигдор Либерман, назвавший этот день важной вехой в борьбе с террором: «Мы свое слово сдержали. Сказали — смертный приговор террористам, и законопроект принят в предварительном чтении».

За всю историю государства закон о смертной казни применялся только дважды: в первом случае в 1948 году, когда по скоропалительному решению военно-полевого суда был расстрелян Меир Тубянский, обвиненный в измене во время Войны за независимость и  реабилитированный посмертно; во втором случае Адольф Эйхман был повешен в 1962 году.

По существующей в Израиле практике военное право допускает вынесение смертного приговора обвиняемым в убийстве в случае единогласного решения судей. Закон, внесенный НДИ, позволяет военному суду выносить смертный приговор и в случае обычного большинства. Пункт, разрешающий гражданским судам выносить смертный приговор террористам, обвиненным в убийстве, не был утвержден коалицией.

Перед голосованием Нетаниягу постарался не дать законопроекту провалиться: он лично обзвонил министров и просил принять участие в голосовании.  Произошло это после того, как министр энергетики и водных ресурсов Юваль Штайниц (Ликуд) высказал свое несогласие с законопроектом, а с ним депутат Эли Алалуф (Кулану) и замминистра Ицик Коэн (ШАС).

В тот же день, на заседании правительства разгорелся скандал между Либерманом и Штайницем. По словам присутствующих, Либерман стучал кулаком по столу, кричал Штайницу и секретарю правительства Цахи Браверману: «Хватит врать!», и в гневе покинул заседание. Нетаниягу последовал за ним.

Перепалка началась, когда Либерман заявил, что этот вопрос включен в коалиционное соглашение. Штайниц тут же возразил, что «в столь серьезном вопросе, который может нанести ущерб государству Израиль, необходимо провести дискуссию. Согласно правительственной инструкции, без такого обсуждения министры не могут поддержать этот законопроект. Даже если существует коалиционное соглашение, необходимо выслушать и другие мнения».

Посольство Евросоюза в Израиле выступило с критикой в адрес законопроекта, опубликовав на своей официальной странице в твиттере следующее заявление: «Смертная казнь — ниже человеческого достоинства. Ее эффективность не доказана и, в случае судебной ошибки, это приводит к необратимым драматическим последствиям».

Председатель объединения жертв террора «Альмагор» Меир Индор сказал, что этот законопроект «был рожден во грехе, как избирательный трюк Либермана. Нам не нравится, что он пытается провести этот законопроект за счет жертв террора».

Среди критиков оказалась министр юстиции Айелет Шакед, которая наутро после голосования сказала в интервью сайту ynet: «В этом законе нет никакой необходимости, поскольку смертная казнь и так существует — просто ей не пользуются. Военная прокуратура ее не просит, а если просит — судьи отказывают.  Последний раз террориста приговорили к смертной казни в 1994 году, после чего ее заменили пожизненным заключением, а потом его освободили в рамках обменной сделки Гилада Шалита. Поэтому смертную казнь можно применять в крайних случаях, но для этого не нужен новый закон».

Максим Рейдер

На фото: министр обороны Авигдар Либерман. Фото: Оливье Фитуси.


Реклама





Send this to a friend