Фото: Maxim Shemetov, Reuters

Запад может признать Россию «страной-изгоем»

После отравления Сергея Скрипаля в отношениях Кремля и Запада начнется новый этап. Как полагает Александр Кушнарь, главный редактор информационного портала Newsader, Запад готов официально закрепить за Россией новый для нее статус: страны-изгоя.

— Теперь отношения с Россией будут другими. Но не потому, что такого раньше не было. Было, конечно. Все понимают, что Путин объявил войну Западу еще более 10 лет назад, в своей мюнхенской речи. Но тогда на нее мало кто обратил внимания, кроме стран Балтии, — сказал в интервью «Деталям» Александр Кушнарь. —  Потом была война против Грузии, которую Запад, к сожалению, проигнорировал. Как следствие, потом было нападение на Украину, вторжение в Сирию и действия против Запада. И Литвиненко был отравлен в 2006 году. Так что ничего нового не происходит. Но разница в том, что теперь Запад заговорил о юридическом статусе России, как «страны-изгоя».

Что это означает? «Страна-изгой» — термин, появившийся в некоторых британских изданиях и в речах многих британских и американских политиков. В частности, американский сенатор Роберт Менендес предложил Трампу внести Россию в список стран – спонсоров терроризма.

То есть, это официальный юридический термин, который отличается от обычных высказываний наблюдателей или экспертов. Это официальный статус. Россию начинают не только фактически считать страной-изгоем, но и официально это признавать. Это очень серьезно, потому что законодательное оформление России в страну-изгоя включит соответствующие юридические механизмы. И даже клерки, руководствуясь определенными инструкциями, будут блокировать сделки с физическими и юридическими лицами из России.

Второй юридический аспект: Британия объявила, что Россия незаконно применила против нее силу, совершив акт агрессии. Значит, будут приведены в действие многочисленные механизмы оборонного характера: Британия намерена усилить свой военный контингент в Восточной Европе, усилит контртеррористическую защиту. Причем меры, которые будут применяться для защиты от России – те же, которые применяются против стран–спонсоров терроризма. Значит, будет принято соответствующее законодательство и усилены спецслужбы Британии. Безусловно, последуют расширение санкций, ужесточение проверок россиян, заморозка подозрительных счетов, отказ от ряда дипломатических контактов. А также ряд секретных инициатив, суть которых Тереза Мэй не разгласила.

Сейчас многие эксперты говорят, что ответ Лондона недостаточно силен. Это не так. Требуется время, чтобы разработать правильные механизмы – а это не происходит по щелчку пальцев. Это делается для того, чтобы наносить именно точечные удары по структурам, связанным с Кремлем, и обезопасить тех россиян, которые с Кремлем не связаны, а, напротив, пострадали от действий Кремля. Аналогичные меры предпримут и Соединенные Штаты.

— Нужно ли опасаться перехода новой «холодной войны» в «горячую» фазу?

— Когда был разгром под Дэр-эз-Зором, стало ясно, что в современном «горячем» противостоянии они проиграют. Именно поэтому они ведут войну неконвенциональными методами. Путин будет пытаться влиять на мир – но не ракетами, которых у него нет, и не оружием, которого у него нет. Он будет действовать партизанскими методами, против которых сложно найти эффективное решение. Россия задействовала такие методы агрессии, в ответ на которые возможны только два варианта: отсутствие военного ответа, как такового – либо военные действия.

Но как отреагировать, например, на кибератаку? Атаковать в ответ киберструктуру России? Но ведь в России уровень компьютеризации на порядки ниже, чем на Западе! Потому России гораздо легче взломать то, что на Западе выстраивалось годами, чем Западу взломать то, чего в России почти не существует.

То же и с химической атакой: ответную Запад проводить, безусловно, не будет, по очевидным причинам: моральным, юридическим. Есть причина, затрудняющая поиск релевантного ответа: на Западе человеческая жизнь ценится высоко, тогда как в России, как и в КНДР, Иране или любой тоталитарной системе, человеческая жизнь не стоит ничего. Именно поэтому Россия столь легко осуществляет неконвенциональные формы военных действий: потому что Кремлю совершенно плевать, сколько его граждан погибнет в войне! Именно из-за разницы в приемлемости ущерба у России руки развязаны, а у Запада – связаны. Это как террорист, держа в заложниках много людей, какое-то время тактически оказывается в более выигрышном положении, чем полицейский.

«Горячей» войны не будет. Будет происходить то же самое, что мы наблюдаем на протяжении последних трех лет – только более интенсивно, более нагло и дерзко. Но теперь Запад более системно реагирует на российскую угрозу.

Почему удалось отравить Скрипаля? Как правильно отметили аналитики из «Информационного сопротивления», причина одна: Скрипаль жил в Солсбери, у него не было охраны, не было никого, кто обеспечил бы ему защиту. Крупные российские олигархи, живущие в Лондоне, имеют такую защиту, и до них добраться практически невозможно. А до беззащитных «скрипалей» дотянуться легко. Поэтому полагаю, что системный ответ будет направлен на то, чтобы защитить конкретных людей. Недавно прошла новость: российские политбеженцы в Великобритании уже получили дополнительную охрану.

— То есть Запад теперь будет просто ждать экономического краха России?

— Да, эта стратегия была выбрана сразу после аннексии Крыма: выжидать, постепенно выдавливая кремлевскую верхушку из политического пространства, путем уничтожения их экономической базы. По некоторым оценкам, их экономическая база будет исчерпана к 2035 году. К этому времени Россия потеряет возможность экспортировать нефть, потому что нынешние скважины исчерпают себя, а для разработки новых у России нет технологий. Да и высоких цен на нефть больше не будет. Это одна из мер: технологическая изоляция России, лишение доступа к новым технологиям нефте- и газодобычи. Это гораздо дешевле Западу, чем устраивать войну.

Следует помнить, что до сих пор Запад получает от России хорошую прибыль. Западу интересно «щадить» Россию даже не из гуманных соображений, а из прагматического расчета. Поэтому Запад не вводит эмбарго на торговлю с Россией: вовсе не из-за страха перед ядерной войной, а из интереса в экономическом сотрудничестве. Это большие деньги, экономическая безопасность большого количества людей.

Не зря в Британии четко сказали: мы действуем против кремлевской верхушки, но не имеем ничего против народа России. И это правильно: ведь не сама Российская Федерация атаковала Британию. Все прекрасно понимают, что решения по Скрипалю, как и другим жертвам, принимали несколько человек. Именно эти несколько человек и являются врагами Запада. Не Россия и не россияне, имеющие косвенную причастность к этим делам.

Предвыборная компания Путина – это покушение на убийство с использованием химического оружия! И последующая дезинформация МИДа РФ, который обвиняет страны ЕС (в частности, Чехию) в вероятном применении химического оружия «Новичок». Такой вот кровавый сюр. Мы входим в эпоху некой сюрреалистической войны, в которой Россия, безусловно, проиграет. Не говоря уже о кремлевской верхушке. Единственный вопрос – как минимизировать жертвы на самом Западе. И Запад занимается этим, а не поиском возможностей побыстрее уничтожить Кремль.

Юрий Гиммельфарб – специально для сайта «Детали». Фото: Maxim Shemetov, Reuters

тэги

Реклама





Send this to a friend