Это противоречивое еврейское государство всех граждан

Израиль – это государство еврейского народа или государство всех его граждан? В последние годы этот вопрос задают снова и снова, и нам нужно выбрать между двумя вариантами. С моей точки зрения, между ними нет противоречия. Напротив, сионистское видение основано на принципе, согласно которому Израиль –  национальное государство еврейского народа, а также государство всех его граждан.

Право еврейского народа на Землю Израиля – это главное. Мы не приехали в чужую страну. Мы возвратились в свою. Но сионизм никогда не довольствовался требованием права на эту землю. Всегда было дополнительное условие: еврейское большинство. Мы реализуем наше право посредством еврейского большинства. Без большинства нет еврейского государства. Сионизм боролся за это. Против этого боролись арабы.

Почему сионизм боролся за еврейское большинство? Потому что, согласно сионистскому видению, государство, о котором мечтали сионисты, должно было быть демократическим. У всех будут равные права, и все – евреи и арабы – будут иметь право голоса. Для того, чтобы это было еврейское государство, евреи должны составлять стабильное большинство. Если бы сионизм считал, что только евреи будут гражданами еврейского государства и только они будут иметь право определять судьбу страны, не было бы необходимости бороться за еврейское большинство. Но это – апартеид, тогда как сионизм – это не апартеид и не расизм. Он зиждется на справедливости.

Сионизм победил. Мы создали государство, и Декларация независимости обещала «равные социальные и политические права всем гражданам, независимо от религии, расы или пола». Это не просто красивые слова. Это – реальность нашей жизни. Кнессет, который принимает наши законы и назначает правительство, избирается еврейскими и арабскими гражданами Израиля. В условиях, когда евреи составляют устойчивое и стабильное большинство, Израилю, как национальному государству еврейского народа, не угрожает опасность.

«Национальное государство еврейского народа» и «государство всех его граждан» — термины, взятые из двух разных понятийных миров. Один – национальный, исторический, культурный и моральный. Второй – мир понятий демократического государства. Иногда между ними возникает напряженность. Она поддается разрядке. Это – вопрос разумного баланса.

В первом мире мы имеем дело с еврейским народом, его состоянием, его прошлым, его сущностью, его правами и его будущим. Среди его прав мы уделяем особое внимание  праву на самоопределение. Из него вытекает право на собственное, «национальное государство». Это – не индивидуальное право. Ни один человек сам по себе не имеет права на самоопределение или права на создание государства. Это – коллективное право. Потому что для нас евреи – это люди, а не религиозная община, этот народ имеет право создать государство.

Во втором понятийном пространстве мы имеем дело с государством и личными правами людей, евреев или неевреев. С момента, когда еврейский народ сумел реализовать свое коллективное право, установив и поддерживая существование своего государства, мы переходим во второй понятийный мир. Сейчас мы находимся в рамках принципов и правил игры демократического государства.

Демократическое государство по сути является прежде всего государством его граждан. Люди объединяются и создают для себя государство. Оно принадлежит им. Правда, арабы не хотели создавать наше государство и даже боролись против его создания. Но как только мы победили и основали Израиль, государство распространило свой суверенитет и законы на всю его территорию, на всех жителей, евреев и арабов, и превратило их всех в своих граждан. На самом деле это – основа сионизма с момента его создания.

Действительно, только потому, что все люди по существу равны в правах, включая право голоса, требуется еврейское большинство. Если нет еврейского большинства, между «государством еврейского народа» и «демократическим государством» (или «государством всех его граждан») произойдет конфронтация. Никакая конституция не поможет.

Итак, есть еврейское большинство, поэтому между этими понятиями нет противоречия. Однако даже при наличии большинства возникает вопрос, следует ли большинству использовать власть и ресурсы государства (например, землю или налоги, собранные со всех жителей) в целях, которые угодны большинству, или нарушаются интересы меньшинства, на том основании, что это не только государство всех граждан, а прежде всего государство еврейского народа.

Я отвечаю, что государство в своих решениях и политике имеет право действовать, как государство еврейского народа, но оно должно воздерживаться от действий, наносящих ущерб равенству и правам человека. Как правило, большинство, которое является доминирующим, должно относиться к меньшинству с великодушием и поддерживать равенство прав внутри государства (в том числе, иногда путем передачи предпочтения меньшинству).

Мы – евреи и израильтяне. Они – арабы и израильтяне. Неразумно говорить им с утра до ночи: это – не ваша страна, это – государство евреев. У нас, евреев, есть явная заинтересованность в росте интеграции арабских граждан, а не в их изоляции.

Дан Меридор, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Pixabay.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend