Первая газета у Нетаниягу появилась 18 лет назад

Осенью 1989 года я исполнял обязанности политического корреспондента «Джерузалем Пост». Хорошо помню, как меня вдруг пригласили в кабинет Йегуды Леви, который был назначен на пост президента и издателя газеты ее новыми хозяевами — владельцами канадской компании «Холинджер» Конрадом Блэком и Дейвидом Радлером, по праву считавшимися консерваторами чистейшей воды. Столь срочный вызов, да еще через голову моих непосредственных начальников, не мог не насторожить меня.

Я хорошо помнил, что Леви не раз выражал неудовлетворение линией «Поста», называя ее неуравновешенной и порой откровенно левацкой. Он настаивал на своем праве вмешиваться в выработку этой линии и даже предопределять ее. И то, чего я опасался, не преминуло случиться. Леви тоном выговора уведомил меня, что Биньямин Нетаниягу, тогда заместитель министра иностранных дел, считает, что в опубликованной мной корреспонденции о его лекции в Тель-Авивском университете допущена фальсификация. Я ответил, что Нетаниягу может говорить, что ему вздумается, но у меня есть аудиозапись его выступления. «Почему бы Вам не послушать самому», — предложил я Леви, но тот отказался, сказав, что в этом нет никакой нужды. Я полагал, что тема исчерпана, однако Леви потребовал, чтобы я позвонил пресс-секретарю Нетаниягу и хорошо бы, чтобы извинился. «Когда есть претензии, с этим нужно считаться», — таково было его заключение.

Данный инцидент был далеко не первым прямым вмешательством издателя в дела, касавшиеся исключительно журналистики. Это была как бы последняя капля, и журналисты «Джерузалем Пост», можно сказать, взбунтовались, встав в первый и в последний раз на борьбу против враждебных им хозяев и притесняющих их издателей. Около 30-ти ведущих сотрудников газеты во главе с Давидом Ландау, тогда ответственным редактором «Поста», а в последствие редактором в «Ха-Арец», заявили правлению, что не могут далее работать в газете при сложившихся обстоятельствах. Леви, подполковник в отставке, сохранивший армейский дух, ответил стремительным контрударом: он потребовал, чтобы бунтари покинули здание редакции, взяв только личные вещи, да еще нанял охранников, чтобы проверяли, как бы журналисты не унесли с собой чего лишнего.

Несмотря на унизительное изгнание, мы были в приподнятом состоянии духа. Мы чувствовали себя революционерами, поднявшимися на священную войну за свободу слова. Оглядываясь назад, мы видим, что «выселение» нас из здания лишь помогло Леви и его боссам-реакционерам из «Холинджера» сделать задуманное ими с газетой, которая пользовалась до тех пор высоким международным престижем. За короткое время «Джерузалем Пост» был превращен из левоцентристского издания в рупор правых, даже крайне правых сил. Замысел, родившийся из короткой, казалось бы, малозначительной фразы в канцелярии премьер-министра Ицхака Шамира и продвигаемый с завидным рвением Биньямином Нетаниягу, достиг, наконец, своего осуществления.

Шамир, казалось бы, проявлял значительное долготерпение в отношении СМИ на иврите и даже прилюдно проявлял симпатии к авторам критических статей в свой адрес, публиковавшихся в «Ха-Арец», «Давар» и «Аль ха-Мишмар». Другое дело «Джерузалем Пост»» — это издание просто выводило его из себя. Газета, выходившая по-английски, возводила, по его мнению, напраслину на Израиль в нелегкий с разъяснительной точки зрения час, когда подняла голову первая интифада.

Между тем Радлер, еврейский миллионер из Канады весьма правой ориентации (со временем он вместе со своим более известным партнером Блэком будет отдан под суд и посажен в тюрьму), прибыл в Израиль и должен был встретиться с премьер-министром Шамиром. В приемной в ожидании встречи он спросил советника Шамира Арье Мекеля, что можно было бы сделать, чтобы помочь Шамиру. «Вот если «Джерузалем Пост» будет продаваться, купите его», — как бы в шутку ответил Мекель. Прошло два года и переживавший финансовые трудности концерн «Кур», дочерняя компания которого владела «Джерузалем Пост», решил продать это убыточное издание. Мекель вспомнил о давнем разговоре и попросил Нетаниягу, возглавлявшего делегацию Израиля в ООН, переговорить с Радлером. Тем более, что тот, как многие другие еврейские богатеи Канады, был очарован молодым представителем Израиля в ООН. Нетаниягу рассказал Радлеру, что «Ха-Арец» выставляется на продажу, и магнат объявил, что готов отдать за 51% акций этой газеты 20,7 млн. долларов, что намного превышало их реальную стоимость. Представители продающей стороны даже сначала подумали, что это какая-то ошибка, опечатка. Как бы то ни было, сделка состоялась.

Первым делом Радлер и Блэк назначили не имевшего опыта в журналистике Леви издателем, да еще придумали для него титул «президент». Несмотря на то, что Радлер обещал журналистам полную независимость, Леви со своим громогласным басом и диктаторскими замашками создал в редакции такую обстановку, что многолетний харизматический редактор «Поста» Ари Рат вынужден был подать в отставку. Вскоре вслед за ним редакцию покинул и его заместитель Эрвин Френкель, не выдержав, в частности, требования Леви диктовать направленность редакционных статей или даже претензии последнего писать их самолично. Многим журналистам «Джерузалем Пост» (и в том числе автору данного материала) стало ясно, что ситуация безвыходная.

«Изгнанники» — ведущие корреспонденты и редакторы «Поста», вначале вызывали понимание и сочувствие в прессе, и израильской, и в первую очередь международной, однако общественное мнение по сути безмолвствовало, общество не волновало выходящее из ряда вон событие, что произошло в «английской газете». Читатели сперва выражали возмущение, но быстро привыкли к бесцветному изданию, которое появлялось на свет в течение первых месяцев после нашего ухода.

Противостояние Леви и «Холиджер» было сломлено, и так потерпела поражение первая попытка поставить преграду на пути распространения власти магнатов на средства информации с тем, чтобы услужить правому лагерю, в целом, и Биньямину Нетаниягу, в частности. Сегодня мы все знаем такие фамилии, как Нимроди, Данкнер, Эдельсон и теперь Алович, но овладение «Джеруалем Пост» было отправной точкой распространения влияния олигархов на израильские СМИ. Да, в общественном секторе практически всегда чувствовалось политическая направляющая рука, но здесь шла речь о захвате газеты, находившейся в частном владении.

С тех пор утекло много воды, и многое изменилось, неизменным как непоколебимый утес, остался лишь Биньямин Нетаниягу в своем стремлении превратить израильские СМИ в нечто подобно их собратьям в России или Венесуэле, где олигархи готовы прислужить властям, которые со своей стороны не поскупятся еще более наполнить их и без того оттопыренные карманы. Найти олигарха, уговорить его приобрести газету, раздавить журналистов и навязать им линию, угодную ему и его политическому патрону, обставить все так, чтобы это не вызвало волны протеста в израильском обществе – все это было опробовано в свое время на «Джерузалем Пост». Тогда это удалось, аппетиты Нетаниягу разрастались все более и более, и вот мы пришли к тому, что имеем сейчас.

Хеми Шалев, «ХаАрец». Фото: Гиль Элиягу


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend