Вправе ли Кнессет расследовать деятельность левых НПО

Инициатива создания парламентской комиссии по расследованию деятельности организаций левого толка застряла из-за противоречий между коалиционными фракциями и, в конечном итоге, комиссия вряд ли будет сформирована. Об этом на условиях анонимности сообщил высокопоставленный представитель правящей коалиции.

По словам источника, за правительственным столом существуют разногласия относительно того, достаточно ли эффективен этот шаг или он сыграет на руку оппозиции, и какую цену должно заплатить за это само правительство.

Юридический советник Кнессета, адвокат Эяль Янон заявил, что у Кнессета нет полномочий, чтобы создавать подобную комиссию для расследования. В письме к председателю Кнессета Янон еще раз подчеркнул: «Кнессет не обладает соответствующими полномочиями для создания комиссии по расследованию обсуждаемого вопроса или любой другой комиссии, которая будет заниматься идеологическим расследований организаций, представляющих гражданское общество, неважно, идет ли речь об организациях правого или левого толка».

Янон добавил, что «парламентское расследование организаций гражданского общества по идеологическим соображениям противоречит основным правительственным принципам.

Структуры, представляющие гражданское общество, имеют право действовать свободно, при минимальном вмешательстве со стороны государственных органов, в рамках оговоренных правовых ограничений в области свободы слова и свободы ассоциаций. Это тем более верно, когда расследование направлено главным образом на определенный тип не правительственной организации (НПО) отождествляемый с направлением деятельности, противоречащей позиции нынешнего правительства».

Наряду с принципиальным конфликтом созданию комиссии в настоящее время препятствуют и политические разногласия. Как выяснила газета «ХаАрец», три партии «Ликуд», «Еврейский дом» и «Наш дом Израиль», хотят возглавить комиссию и отказываются идти на какой-либо компромисс.

Другие представители коалиции выразили озабоченность этим обстоятельством, подчеркнув, что это — еще одна из причин, оправдывающих отмену создания новой комиссии.

Источник в Ликуде предположил, что создание комиссии вместе с другими инициативами было направлено на то, чтобы отвлечь общественное мнение от расследований, которые, так или иначе, связаны с именем Нетаниягу. Сразу после того, как второй канал израильского телевидения сообщил о возобновлении расследований, в СМИ моментально появилась информация о намерениях правительства закрыть Корпорацию общественного вещания «Кан», а также о законодательной инициативе, направленной на прекращение деятельности организаций, выступающих против Армии обороны Израиля.

В то же время, как отмечается, коалиция решила ускорить продвижение законопроектов по предоставлению иммунитета действующему премьер-министру.

Министр туризма Ярив Левин (Ликуд) выразил свое несогласие с созданием комиссии на воскресной встрече руководителей коалиционных фракций. По его словам, когда в Кнессете прошлого созыва он возглавлял парламентскую коалицию, то не согласился на то, чтобы такая комиссия появилась.

Источники в коалиции сообщили, что, на их взгляд, создание комиссии по расследованию окажет помощь оппозиции и даст ей в руки действенное оружие, нацеленное на правительство.

В коалиции также опасаются, что создание комиссии по просьбе коалиции приведет к кампании по созданию такого же рода комиссии от имени оппозиции, и эта комиссия займется расследованием вопросов,  выгодных оппозиции.

Парламентские комиссии по расследованию служат инструментом, доступным Кнессету для изучения различных проблем, не всегда отвечающих специфике постоянных парламентских комиссий.

Однако комиссии по расследованию ограничены в своей способности проводить углубленное изучение вопроса или навязывать какие-либо выводы. Каждая из них должна представить отчет о проделанной работе председателю Кнессета, а тот должен решить, следует ли продолжать обсуждение темы на пленарном заседании.

Существующий сегодня регламент позволяет пленарному заседанию,  заслушав отчет той или иной комиссии по расследованию, передать ее выводы и рекомендации правительству, но при этом министры не обязаны принимать эти выводы к сведению.

Парламентские комиссии по расследованию могут столкнуться с трудностями, в случае, если требуется пригласить экспертов или организации, занимающиеся вопросами, находящимися непосредственно в центре расследования.

Как и обычные комиссии Кнессета, парламентские комиссии по расследованию не могут требовать, чтобы в целях выяснения истины пред ними предстали частные лица, а лишь представители государственных структур. Впрочем, как показывает практика, даже на заседания постоянно действующих комиссий не так просто пригласить госслужащих или высокопоставленных чиновников.

Так, парламентская комиссия, которая занималась расследованием эвакуации форпоста Амона в 2006 году, не смогла вызвать на заседание старших армейских офицеров и представителей руководства полиции после того, как министры обороны и внутренней безопасности отказались разрешить этим людям принять участие в заседании. Министры явились на обсуждение сами, как это разрешено законом.

Парламентские комиссии по расследованию, как и обычные комиссии Кнессета, обладают полномочиями принимать соответствующие постановления, обязывающие государственных чиновников или высших должностных лиц государства явиться на заседание. Однако это весьма нестандартная мера, практически не применяемая в последние годы, даже тогда, когда те или иные государственные чиновники бойкотировали приглашения на слушания по тому или иному вопросу.

Комментируя мнение юридического советника Кнессета о том, что израильский парламент не наделен полномочиями создавать комиссию по расследованию деятельности организаций левого толка, доктор Авиад Бакши, зав. юридическим отделом форума «Коэлет», подчеркнул: «Юридический советник Кнессета в корне неправ. Главная задача парламента — исследовать социальные явления, изучать их и решать, требуется ли в данном случае вмешательство закона.

К примеру, Кнессет создал комиссию, чтобы изучить такое явление, как расизм, еще до того, как введен запрет на подстрекательство и разжигание расовой розни, и чтобы выяснить, следует ли вводить данный запрет. Следует ли данное превентивное рассмотрение вопроса считать дефектом?

Юридический советник стремится связать руки законодателям, фактически способствуя нарушению закона, что подрывает принцип верховенства закона».

Йонатан Лис, «ХаАрец», М.К.

На фото: юридический советник Кнессета Эяль Янон
Фото: Эмиль Сальман


Реклама




Send this to a friend