Юлий Эдельштейн выступил в Совете Федерации РФ. Полный текст речи

Тридцать три года тому назад я был арестован здесь, в Москве, советскими властями за преступление – обучение языку иврит. Я был арестован потому, что преподавал язык, который возвестил миру о неприятии тирании, о власти справедливости, о любви к людям и надежде на свободу.

Язык, на котором израильские пророки пророчествовали о дне, когда «не поднимет народ на народ меча, и не будут больше учиться воевать». Я был арестован, потому что действовал во имя распространения языка, на котором основателю еврейской религии Аврааму было сказано: «Уйди из земли твоей, от родни твоей и из дома отца твоего в землю, которую Я укажу тебе». Только через девять лет жизни в качестве «отказника», из которых три года я провел в ГУЛАГе, в “исправительно-трудовой колонии общего режима”, я тоже смог пойти по стопам отца нашего Авраама.

Ровно тридцать лет назад я репатриировался в Израиль, туда, где было заново создано еврейское государство. Это то государство, где произошло чудо возрождения моего народа из пепла рассеяния и Катастрофы; где он превратил пустыню в сад, смог постоять за себя и живет, пользуясь плодами национальной свободы; где возродился к жизни язык иврит, священный язык, дремавший в течение двух тысячелетий.

Сегодня я стою здесь перед Вами как Председатель Кнессета Израиля, и на том же языке, за обучение которому я был арестован, как будто это было преступление, я приветствую Вас древним еврейским приветствием: «Шалом Алейхем — Мир Вам!»

Даже в самых смелых своих мечтах я не мог представить, что наступит такой момент. Круг замкнулся дважды – для меня, Юлия Эдельштейна, и для всего еврейского народа, в качестве представителя которого я стою здесь.

Я благодарю Вас, госпожа Председатель Совета Федерации, за то, что Вы предоставили мне эту редкую историческую возможность, и за оказанный мне здесь сердечный прием.

Совсем недавно в Израиле праздновали 50-летие удивительной победы в Шестидневной войне. В результате этой победы был объединен Иерусалим, представители разных религий получили возможность свободно молиться у Стены Плача и в других святых местах Иерусалима.

Но Шестидневная война имела и другие последствия. Советский Союз тогда безоговорочно поддержал арабские страны и разорвал дипломатические отношения с Израилем. С тех пор любые выражения симпатии к еврейскому государству рассматривались в СССР как антисоветский акт, интерес к еврейской культуре, к языку иврит, тем более желание уехать в Израиль становились причиной репрессий.

К счастью для наших народов, те времена остались в прошлом. С момента восстановления дипломатических отношений прошло уже более 25 лет, и – я думаю, вы согласитесь со мной, — это время не было потрачено впустую. Крепнут экономические связи между нашими странами, конструктивно обсуждаются самые острые политические вопросы, после введения безвизового режима сотни тысяч российских туристов ежегодно посещают Израиль. Миллион русскоязычных граждан Израиля являются важным фактором «народной дипломатии», способствующим поддержанию тесных культурных, социальных и человеческих связей между нашими странами.

Конечно, не все проблемы решены, и нам есть к чему стремиться в будущем, но нет сомнений, что мы находимся на верном пути.

Особую роль играет межпарламентское сотрудничество. Благодаря Вашим усилиям, госпожа Матвиенко, все более прочными становятся связи между Кнессетом и Советом Федерации. Не далее, как на прошлой неделе мне довелось выступать на встрече членов комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне с их коллегами из Совета Федерации. Активно действует Ассоциация парламентской дружбы «Россия-Израиль».

Госпожа Матвиенко, господа Сенаторы! Не секрет, что любые межгосударственные отношения строятся на взаимной выгоде. Не скрою, когда я слежу за встречами Премьер-министра Израиля с Президентом России, когда сам встречаюсь с российскими представителями, у меня иногда возникает ощущение сюрреализма происходящего. Казалось бы, о каком сотрудничестве на равных между восьмимиллионным Израилем и огромной Россией может идти речь? Однако за 69 лет существования Государства Израиль мы добились того, что ведущие страны мира видят в нас равноправных партнеров.

Однако, так было не всегда. В 1948 году в Израиле жило в десять раз меньше людей, чем сейчас. Среди них было немало евреев, вырвавшихся из ада Холокоста. Сразу после провозглашения нашего государства оно было атаковано армиями пяти арабских государств. Вопрос о путях дальнейшего развития тогда не стоял – не было уверенности, что Израиль сможет просуществовать хотя бы несколько дней.

Но Израиль выстоял, выжил и достиг выдающихся успехов в промышленности, сельском хозяйстве, медицине, а в последние десятилетия преуспел и на рынке высоких технологий. У нас не было особых природных ресурсов, но имеющийся человеческий ресурс мы использовали по максимуму.

На вопрос о секрете этого успеха нет единого ответа, и я попробую дать свой. Мне кажется, дело в том, что израильтяне никогда не пытались перенести на завтра то, что можно было сделать сегодня. Мы не говорили: «Вот решим вопросы безопасности и займемся наукой», «когда победим террор, тогда и приступим к решению проблем образования». В Израиле знали и знают: жизнь в нашем регионе будет трудной всегда, и она не простит, если мы станем откладывать насущные дела на неопределенное будущее.

Увы, несмотря на все достижения, мы по-прежнему стоим перед серьезными вызовами. На нашей северной границе действует одна из самых крупных и опасных террористических организаций мира – «Хизбалла», до зубов вооруженная новейшим оружием. Мне не раз доводилось беседовать со специалистами, убедительно доказывавшими, что «Хизбалла» — это не просто банда, а квазигосударственное образование. И пока Иерусалим не «освобожден от власти сионистов», лидеры этого «полугосударства» не считают свою задачу выполненной.

Не лучше ситуация и на юге нашей страны. После ухода Израиля из Газы к власти в секторе пришел «Хамас». Вряд ли я удивлю кого-то, если скажу, что хамасовцы ни во что не ставят жизни израильских граждан, против которых они ведут многолетнюю террористическую войну. Но столь же низко они ценят и жизни арабского населения Газы. Часто приходится слышать, что в Газе гуманитарный кризис. И это чистая правда – жизнь там очень тяжела. Но давайте помнить, что каждая ракета, выпущенная из сектора по Израилю, — это десятки незакупленных ящиков с пеленками, лекарствами, игрушками, продовольствием. Каждый метр прорытых под Газой туннелей, — это не построенные школы и больницы. Я знаю, о чем говорю, я был в этих туннелях – они оборудованы по последнему слову техники и такой ширины, что по ним легко может проехать мотоцикл или даже легковой автомобиль.

Эти люди выбирают террор, а не благосостояние своих сограждан. Но мы не можем позволить себе стать такими, как они. Поэтому ежедневно несколько сот грузовиков заезжают в Газу из Израиля, привозя продукты, горючее, стройматериалы, хотя мы прекрасно знаем, что часть этой гуманитарной помощи пойдет на строительство все тех же туннелей и на изготовление все тех же ракет.

За спиной и «Хизбаллы» и «Хамаса» стоит Иран, который уже не первый год упорно пытается создать в Сирии и Ливане плацдарм для расширения своего доминирования в регионе и распространения человеконенавистнической идеологии, который угрожает всем народам Ближнего Востока. Особую опасность этим попыткам придает тот хорошо известный нам факт, что Иран уже много лет пытается наладить производство оружия массового уничтожения, которое позволит ему прикрыть своих сателлитов ядерным зонтиком. Но деструктивная активность Ирана выходит далеко за пределы ближневосточного региона. Кровавые следы практически от всех терактов против израильских целей в любой точке мира, будь то Таиланд, Аргентина или Болгария, ведут в Тегеран.

Господа Сенаторы! Едва ли не каждую неделю мы видим, как управляемые террористами машины давят случайных прохожих, а смертники взрывают школьников на концертах. В мире почти не осталось стран, которые не столкнулись бы с террором. Поверьте, когда израильтяне слышат о взрывах в петербургском метро или московском аэропорту, их сердца обливаются кровью. Но давайте помнить, что победить террор можно одним единственным способом – перестав делить террористов на хороших и плохих, своих и чужих, правильных и неправильных. Любой террор – это террор, и только сражаясь против него бок о бок, мы сможем победить.

Госпожа Председатель, уважаемые Сенаторы! 75 лет назад мир стоял перед угрозой нацизма. Тогда самые разные страны, несмотря на все различия между ними, сумели объединиться в борьбе с абсолютным злом и победить его. Мы в Израиле хорошо помним, какую роль сыграла Красная Армия в прекращении истребления еврейского народа. Недаром именно в Израиле находится единственный за пределами бывшего Советского Союза монумент воинам-красноармейцам, который был открыт Президентом Путиным ровно пять лет назад. Посещение этого монумента было первым пунктом программы Вашего, госпожа Матвиенко, визита в Израиль, и я имел честь сопровождать Вас.

В XXI веке на смену нацизму пришло новое зло – мировой терроризм. Чтобы победить его, необходимо возродить ту атмосферу, которая была в 1945 году во время встречи на Эльбе. И от парламентариев здесь зависит очень и очень многое. Когда встречаются президенты или министры иностранных дел, от них ожидают немедленных результатов, прорывов, подписанных соглашений. Парламентарии же работают на перспективу. Но именно в наших силах, уважаемые сенаторы, создать между разными государствами атмосферу взаимного доверия, которая позволит теснее сотрудничать в сфере антитеррора, делиться информацией и опытом. В наших силах начать приближаться к миру, где больше никому не придется смотреть в глаза матери, потерявшей в теракте единственного ребенка. Я верю, что это возможно.

Позвольте мне, в завершение своей речи, вновь перейти на мой язык, иврит, чтобы прочесть молитву за мир в нашем регионе, за мир в нашей вечной столице — Иерусалиме.

Да будет мир в стенах твоих, благоденствие — в чертогах твоих!

Ради братьев моих и ближних моих говорю я: «Мир тебе!»

Ради дома Господа, Бога нашего, желаю блага тебе.

Благодарю вас за внимание.

Размер шрифта

A A A

Реклама