Яшар ЯКОБИ: «Криминальные кланы требуют, чтобы адвокат был готов работать на них в любое время дня и ночи»

Полиция возобновила расследование убийства одного из самых известных израильских адвокатов, Йорама Хахама. Преступление было совершено в 2008 году, и уже тогда полиция выдвинула версию о том, что заказчиком убийства мог быть известный криминальный авторитет Аси Абутбуль. Но доказать ничего не удалось. А вот сейчас, вроде бы, следователи вышли на след киллеров. И, что самое главное, появилась возможность доказать их вину.

Насколько это убийство напугало самих адвокатов? Все ли понимают, что защита матерых преступников – это не только большие деньги, но и большой, а порою, даже смертельный риск? Эти вопросы мы и решили задать адвокату Якоби.

— Вы были знакомы с Йорамом Хахамом?

— Сказать, что я был с ним близко знаком, не могу. Но, разумеется, я не раз наблюдал за тем, как он работает по разным делам в зале суда. Вне сомнения, он был профессионалом очень высокого класса. Впрочем, к другим за услугами криминальные кланы и не обращаются. Иное дело, что кто-то соглашается с ними работать, а кто-то нет.

— По моральным соображениям?

— По всяким. В том числе из-за того, что работа это очень хлопотная. С одной стороны, тебя держат на риелторе, то есть ты получаешь постоянную месячную плату, а если начинается суд, то это уже другие, отдельные деньги. С другой стороны,


криминальные кланы требуют, чтобы ты был готов работать на них в любое время дня и ночи. Если кого-то из клана только что арестовали, то будь добр бросить все дела и явиться в полицию представлять интересы клиента. Причем явиться должен лично именно глава конторы, тот адвокат, с которым подписывали договор, а не кто-то из его рядовых сотрудников.


— Что, собственно говоря, произошло между Аси Абутбулем и адвокатом Хахамом?

— Как вы понимаете, точно мы этого не знаем и можем основываться лишь на версии полиции. По этой версии, когда Аси Абутбуль понял, что дело идет к тому, что он  сядет, причем на большой срок, он потребовал, чтобы Хахам любой ценой затянул суд, надеясь за это время сбежать за границу. Увидев, что у Хахама не получается выполнить эту задачу, он решил поменять адвоката и потребовал от Хахама вернуть уже уплаченные ему 300 тысяч шекелей. Хахам отказался. Отношения между адвокатом и подзащитным, а затем и всем кланом Абутбулей испортились, и тогда мать Аси Абутбуля пригласила Йорама Хахама на примирительный обед. В полиции его назвали «прощальная трапеза», так как именно во время обеда под машину Хахама была подложена бомба. Не думаю, что мать Абутбуля об этом знала. Все это, повторю, лишь версия полиции.

— Насколько вообще опасна работа уголовного адвоката в Израиле? Как часто вам самим доводилось сталкиваться с угрозами со стороны ваших клиентов?

— Не часто, но доводилось. В одном случае ситуация стала крайне накаленной, и тогда я заявил, что больше не хочу представлять интересы этого клиента и расторг договор.

Но если честно, ситуаций, когда подзащитные угрожали, или пытались свести счеты с адвокатами, или уж тем более случаев, когда это закачивалось бы убийством, очень немного. В тех, что я помню, адвокаты становились жертвами душевнобольных людей.

Так что работа не опаснее любой другой, где тоже всякое может случиться. И уж точно куда менее опасна, чем работа адвоката по уголовным делам в России или в Америке.

— Включая адвокатов, защищающих лидеров преступных группировок?

— Безусловно. Даже если будет доказано, что за убийством Йорама Хахама и в самом деле стоял Аси Абутбуль, для меня это будет лишь исключением, подтверждающим правило. И самые крутые мафиози, и адвокаты знают правила игры, и стараются их придерживаться.

Петр Люкимсон, «Детали». Фотография предоставлена PR-агентством

Размер шрифта

A A A

Реклама