Яир Лапид: «Враги — не внутри общества»

В интервью «Деталям» Яир Лапид рассказал, кто, по его мнению, насаждает в обществе атмосферу раскола, страха и взаимной ненависти. «Нетаниягу публично признал, что не знает, как бороться с угрозой, исходящей от ХАМАСа. Глава правительства исчерпал себя и должен уйти», — убежден председатель партии «Еш атид».

— О чем вы думали, видя по телевизору, как после соглашения Израиля с ХАМАСом о прекращении огня веселятся в Газе, и в то же время – как выходят на стихийные демонстрации протеста возмущенные израильтяне?

— Я думал о том, что жителей юга страны бросили на произвол судьбы! Я думал о том, что израильская сила устрашения  полностью исчезла. Давайте вернемся на несколько дней назад:  премьер-министр Израиля стоя перед микрофонами в Париже и громогласно заявлял, что у него нет решения по Газе! Такого еще не было в истории Израиля, чтобы глава правительства говорил: по гражданам моей страны стреляют, но я не имею понятия, что мне делать. ХАМАС увидел, что израильский премьер проявляет слабость — давайте не забывать, что на Ближнем Востоке понимают лишь язык силы! – и продемонстрировал мускулы. А мы не отреагировали с достаточной мощью на эту агрессию.

— Как, по-вашему, должен был реагировать Израиль?

— Реакция должна была быть непропорциональной. Включая точечные ликвидации, возможную отмену предварительного предупреждения о местах будущих атак на территории сектора — до тех пор, пока мы не вернем себе фактор сдерживания ХАМАСа. Вот тогда радость и веселье на улицах Газы прекратились бы. Обратили ли Вы внимание, что в тот же день по телевизору показывали Исмаила Ханию, спокойно разгуливающего по улицам Газы, раздающего интервью, демонстрирующего, что он в полной безопасности.

В то время, как дом жительницы Беэр-Шевы Мири Тамно пострадал от прямого попадания ракеты, — я там был и видел масштабы разрушений — дом Ихье Синуара в Газе остался цел и невредим! Что ж, это действительно позволяет ХАМАСу заявить, что он контролировал весь последний виток напряженности. Главари террористов принимали решение, когда начать операцию и когда ее завершить. Они позволяют себе выпустить  по израильской территории 500 ракет, потому что им известно, что израильское правительство не предпримет в ответ ничего серьезного. Откуда я это знаю? Потому что глава правительства открыто говорит, что у него нет решения проблемы Газы!

— Не секрет, что Нетаниягу традиционно проявляет осторожность, когда речь идет о возможной военной операции против террористов. С другой стороны, не только вы говорите, что нашей силе устрашения нанесен серьезный ущерб…. Что осталось от недавнего предвыборного лозунга — “Нетаниягу силен против ХАМАСа”?

— Здесь мы вновь наблюдаем пропасть между обещаниями и делом. Разговаривать он умеет, с этим никто не спорит. Нетаниягу возглавляет правительство слишком долго, — за редкими перерывами, почти 20 лет – так что глупо надеяться на то, что он нас еще чем-то удивит. То, чего он не сделал по сей день в Газе, он не сделает и дальше. То же самое — в отношении дороговизны жизни, разрыва между богатыми и бедными, и так далее.

Есть предел тому, сколько можно кормить народ пустопорожними обещаниями, из которых, в конце концов, ничего не выходит. В последнюю неделю от нашей силы устрашения остались только воспоминания. И после всего этого министр «Ликуда» Цахи Анегби говорит, что жители юга менее важны, чем жители Тель-Авива! Это — невероятно скандальное заявление! Кстати, они говорят об этом не первый раз: Давид Битан заявил об этом гораздо раньше Цахи Анегби.

— После того, как Авигдор Либерман подал заявление об отставке, были те, кто заподозрил его в использовании момента в политических интересах. Верите ли вы в искренность намерений теперь уже бывшего министра обороны?

— Да, я ему верю. Думаю, нужно должным образом оценивать его шаг. Либерман ушел в отставку по принципиальным соображениям. Министерство обороны было его мечтой, и Либерман не хлопнул бы дверью, если бы не понимал, что невозможно и дальше молчаливо соглашаться с действиями  Нетаниягу во всем, что касается обороны страны. И что здесь, действительно, идет речь о капитуляции перед террором, как он и сказал в ходе пресс-конференции. Поэтому я верю Либерману, и уверен, что он сделал правильный шаг. Он не смог свыкнуться с мыслью, что его заставляют предпринимать действия, в правильность которых он не верит, а после этого брать на себя ответственность в качестве министра обороны. Это нонсенс!

— Идем на выборы?

— Довольно скоро. Думаю, всем понятно, что нынешнее правительство исчерпало себя. Причем, на мой взгляд, это произошло не после отставки Либермана, а когда Нетаниягу заявил, что не знает, что делать с Газой.

Обратите внимание, что происходит после заявления Либермана: все, что их интересует — это дележ портфелей. Кому достанется то или иное министерское кресло. Беннет ставит ультиматумы, все друг за другом выступают по радио, все быстренько заказали свежие опросы общественного мнения. Все, что их волнует — мелочная политика и междусобойчики, а не безопасность и экономика нашей страны. Поэтому настало время для новых выборов, целью которых должна быть смена правительства. Да, это правительство можно заменить.

— Вы уже представляете себе, как будет выглядеть новая коалиция?

— Прежде всего, мне нужно выиграть эти выборы. Если это произойдет, я прежде всего обращусь к «Ликуду» и «Аводе» с призывом войти в правительство национального единства. Настало время для единства. Израильтяне отдаляются друг от друга, ненавидят друг друга, подозревают друг друга, и это происходит по вине нынешнего правительства, которое проводит политику “разделяй и властвуй”. Мы должны вновь стать единым народом, наша сила в единстве, и это не пустые слова. Поэтому нам нужно правительство национального единства, чтобы создать единство в народе.

— Однако вполне возможно, что этого не случится — судя по опросам, следующее правительство вновь будет формировать  Нетаниягу. После всей вашей критики в его адрес в последние годы, после того, как вы уже находились в его коалиции, и этот опыт закончился достаточно плачевно — присоединится ли партия «Еш атид» к новой коалиции, если ее сформирует Нетаниягу?

— Прежде всего, хочу подчеркнуть, что я критиковал его действия и проводимую им политику, это не было личной критикой. Мне очень не нравится, когда ее пытаются превратить в персональный конфликт. Я тем более не принимаю личных нападок на него, в которых акцентируется внимание на его жене и детях. Это недостойно и совершенно излишне. Но когда я вижу «дело о подлодках», фиаско в Газе, дороговизну жизни и прочее, вывод ясен: настало время сменить главу правительства.

С другой стороны, я не готов изначально отвергать людей или  партии. Заявить, что «Ликуд» не может войти в коалицию? Нет, конечно: «Ликуд» — очень важная партия в израильской политике. Но в одном я могу вас заверить: я не войду ни в какую коалицию, возглавляемую лидером, которому предъявлено обвинительное заключение.

— Но даже если не будет обвинительного заключения, Нетаниягу останется тем же, кто, по вашим словам, не может решить проблему Газы, поощряет раскол внутри общества, не занимается дороговизной жизни… Как же быть?

— Именно поэтому нужно его сменить! По поводу всего остального — знаете, я достаточно опытен, чтобы не отвечать на гипотетические вопросы. Если у вас такие имеются, запишите их на бумажке, чтобы не забыли ни вы, ни я — и задайте мне тот же вопрос наутро после выборов.

— Настолько ли сильна общественная эрозия, как вы описываете? И почему Вам кажется, что она является результатом целенаправленных усилий сверху?

— Они даже не пытаются это завуалировать! Глава правительства сидит по ночам в «Фейсбуке» и пишет безумные посты в соцсетях — против полиции, против судебной системы, против левых, против СМИ, в общем, против всех, кто не является его сторонником. Никогда еще в истории нашей стране не было руководителя, который открыто заявлял бы, что он — глава правительства не для всех граждан, а только для тех, кто с ним согласен, поддерживает и голосует за него!

Это разрушает нас изнутри. Люди смотрят друг на друга, подозревают друг друга, в обществе начинает воцаряться атмосфера страха, ненависти и злости. Это необходимо исправить. В конце концов, мы связаны общей судьбой. Враги — не внутри общества, а снаружи. Враги — это ХАМАС, «Джихад», «Хизбалла» — а не израильтяне, которые думают иначе, чем мы с вами.

— Иногда кажется, что исправить все, что вы перечислили, либо уже невозможно, либо на это уйдет много времени.

— Это так. Но когда к власти придет другое правительство, думающее иначе и действующее по-другому, ситуация начнется меняться к лучшему. Это правительство должно понимать, что целостность общества должна измеряться не тем, насколько мы согласны друг с другом, а тем, как мы продолжим жить вместе при наличии разногласий.

У меня есть готовый план действий – что мы будем делать в первые сто дней после прихода к власти. Я об этом, кстати, еще никому не рассказывал, но если уж об этом зашла речь, думаю, было бы неплохо, чтобы премьер-министр приглашал представителей оппозиции раз в три месяца на деловой ужин. Чтобы выслушать то, что их беспокоит, поинтересоваться мнением людей, не согласных с твоей точкой зрения и представляющих интересы многих других израильтян. Это — вполне здравая идея, если вдуматься. Это — часть нормальной политической культуры, а культура — важная вещь.

— Взвешиваете ли вы возможность новых политических альянсов в преддверии следующих выборов?

— Да, конечно. Понятно, что в данный момент я не могу сказать ничего больше, но, когда придет время, мы обязательно предадим все огласке. Сейчас могу только подтвердить, что вопрос альянсов, безусловно, стоит на повестке дня.

Игорь Молдавский, «Детали».

Фото: Сергей Демьянчук. Фото предоставлено пресс-службой партии «Еш атид»


тэги

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend