Крикливый националистический заводик по изучению Холокоста

В 2000 году вышла в свет небольшая книга, которую написал израильско-американский историк Норман Финкельштейн, под названием «Холокост, как производство: мысли об использовании еврейских страданий». Финкельштейн — сын переживших Катастрофу, его отец был членом еврейского подполья в Освенциме.

Эта книга написана достаточно прямолинейным и очень неакадемическим языком, в ней утверждаются идеи, которые не раз были озвучены в прошлом, но не столь провокативно:  Холокост используется Израилем и американским еврейством для продвижения своих политических и экономических целей в международной политике.

Еврейский истеблишмент США объявил войну автору и помешал всем его попыткам получить постоянное место в одном из американских университетов. Историки превратили его в нечто вроде отрицателя Холокоста, еврейского происхождения.

Профессор Исраэль Гутман, тогда возглавлявший исследовательский отдел в Яд Вашем и один из важнейших исследователей Холокоста, сказал, что эта книга «взяла за основу важную тему, но извратила ее для недостойных целей». Гутман продолжил, что ему вообще не кажется, что этот труд достоин критики, потому что к нему незачем относиться, как к серьезной книге. А выдающийся исследователь истории нацистской Германии Ганс Мумсен заявил, что речь идет о книге очень тривиальной, которая с большой легкостью может спровоцировать антисемитские настроения у своих читателей.

Последняя драма на тему Холокоста, которая разворачивается вокруг польского закона и достижения договоренностей между правительствами Израиля и Польши, доказывает, насколько и Финкельштейн, и Мумсен были правы, каждый по-своему. Израиль действительно использует тему Катастрофы для собственной выгоды. Все, что происходит вокруг совместного коммюнике израильского премьера Нетаниягу и его польского коллеги Моравецкого, стопроцентно вызывает огромную улыбку на лицах всех антисемитов в мире.

Первое действие в нынешней какофонии Холокоста разворачивается вокруг политических интересов Израиля и Польши. Интересы Нетаниягу нетрудно предугадать. С точки зрения идеологии, Нетаниягу является естественным партнером правящей партии Польши, равно как и правительств Венгрии, Чехии и Словакии, где хватает антисемитов, открытых или плохо замаскированных. Но он разделяет с этими правительствами общие идеи и ценности: противодействие либеральной демократии и стремление построить централизованный националистический режим. Может быть, он надеялся и Польшу убедить открыть посольство в Иерусалиме. И если нужны небольшие уступки по поводу Холокоста — ничего страшного, это небольшая цена за мечту.

Польский интерес также прозрачен. Прежде всего, вполне вероятно, что конституционный суд в Варшаве заставил бы внести изменения в этот законопроект, без всякой связи с прочими обстоятельствами. Во-вторых, совместная декларация Нетаниягу и Моравецкого есть огромная победа польского нарратива, согласно которому Польша была главной жертвой нацистских преступлений вне связи с трагедией еврейского народа. Сейчас эта идея получает официальную печать «кошерности» от еврейского правительства.

Главную роль во второй части этой драмы сыграл профессор Йегуда Бауэр. Этот выдающийся исследователь Холокоста подверг уничижительной критике совместное заявление Израиля и Польши. Он заявил, что подпись Нетаниягу под этим документом равна предательству правительством Израиля памяти жертв Холокоста. Он утверждает также, что совместное коммюнике ударило также по польским историкам, которые пишут правду об участии поляков в Холокосте, и теперь могут предстать перед судом или же подвергнуться крупным штрафам.

К сожалению, Бауэр не понял, почему именно вмешательство Яд Вашем подогревает антисемитскую риторику в Польше. После выступления польского премьера в парламенте, где он прокомментировал совместное коммюнике, Моравецкого атаковал один из членов польского парламента, Роберт Винецкий, назвав достигнутые соглашения «скандальными» и обвинив его в предпочтении еврейских интересов национальным. Едва ли профессор Бауэр согласился бы садиться за одним столом с этим Винецким и объяснять ему, почему они оба, представляя противоположные точки зрения, выступают против совместного израильско-польского коммюнике.

В третьем акте этой драмы главные роли исполняют Яд Вашем и некоторые израильские политики-горлопаны. Трудно поверить, что глава правительства Израиля мог выпустить официальное заявление без поддержки государственного института, занимающегося этими вопросами. И действительно, главный историк Яд Вашем профессор Дина Порат проверила (так сообщили) формулировку, по которой было достигнуто соглашение. То, что произошло постфактум — пока не более, чем спекуляции на тему. Три историка, сотрудники Яд Вашем, опубликовали совместное заявление, осуждающее коммюнике. Нет никакого сомнения, что совместное заявление историков отвечает идеологии Яд Вашема гораздо больше, чем совместное заявление Нетаниягу и Моравецкого.

В хоре, который занят на подпевке в этой мелодраме, можно обнаружить исполнителей со всех концов израильской политической карты. Так, министр просвещения Нафтали Беннет заявил, что именно его ведомство отвечает за сохранение памяти о Холокосте, и что совместное заявление не будет изучаться в школах. К Беннету присоединилась Ципи Ливни («оскорбление памяти жертв Холокоста, сделанное Нетаниягу за счет государства Израиль и еврейского народа, запомнится навсегда»), Яир Лапид («заявление, под которым подписан Нетаниягу вместе с премьером Польши — это позор и скандальное издевательство над памятью павших»), и даже Тамар Зандберг («Нетаниягу подписан под документом, который с радостью подписали бы все отрицатели Катастрофы и антисемиты. Он дал им легитимацию и продал целую историю еврейского народа за чечевичную похлебку»).

У редактора этого театра абсурда осталось, собственно, совместное заявление и общие фразы из него. Например, «мы верим, что проведение исследований Холокоста является совместной ответственностью двух стран», или «продвигать понимание случившегося и сохранять историческую память о Холокосте». Или, например, «мы поддерживаем свободу слова и изучения всех аспектов истории Холокоста».

В этих фразах заложена бомба, которая более всего угрожает историческим исследованиям ученых Яд Вашем. Они призывают, собственно говоря, считать изучение Холокоста частью изучения истории немецкой оккупации Польши. Понятно, что поляки хотят видеть свою трагическую историю в качестве части истории геноцида, проведенного нацистами в Польше. Но это должно быть и в интересах каждого настоящего историка, который не рассматривает Холокост исключительно в иудеоцентристской перспективе.

Этого Яд Вашем не в состоянии позволить. В его историческом музее нужно искать со свечами упоминания о том, что произошло с цыганами, или историю трех миллионов казненных солдат Красной армии. Никогда не проводилась в залах этого института научная конференция о нееврейских жертвах нацистского геноцида. Уж не говоря о геноциде армян или событиях в Руанде.

Да, убийство трех миллионов этнических поляков во время нацистской оккупации — это тоже часть германского геноцида. Многие из них были уничтожены рядом с евреями, в нацистских концентрационных лагерях, не польских. Это нужно исследовать, изучать и преподавать параллельно с уничтожением евреев от рук поляков, а также другими историями геноцида. Но о чем можно просить мемориал Яд Вашем, если там не упоминается ни один случай уничтожения неевреев в период с 1933 до 1945? Чтобы Яд Вашем признал трагедию польского народа?

Крикливый и националистический заводик, который представляет собой изучение Холокоста в Израиле под руководством Яд Вашема и Минпроса во главе с министром Беннетом, продолжит находиться в центре внимания. Но имеются и другие голоса, изучаются и другие тенденции в мире. И несмотря на все проблемы и возражения, имеющиеся у нас по отношению к израильско-польскому заявлению, которое безусловно можно было сформулировать гораздо более удачно — нужно поддержать его. Потому что оно представляет собой шаг в правильном направлении.

Проф. Даниэль Балатман, «ХаАрец». И.М.

На фото: мемориально-исследовательский центр Катастрофы «Яд Вашем». Фото: Лиор Мизрахи.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend