Как в Израиле дают взятки

Быстрая встреча в офисном небоскребе в Тель-Авиве. Толстый конверт, в котором было 30 000 шекелей купюрами по 200 шекелей, перешел от одного человека к другому.

Так описывает передачу взятки Амнон Либерман, бывший пресс-секретарь министра туризма Стаса Мисежникова (осужденного на 15 месяцев лишения свободы за злоупотребление служебным положением и мошенничество — прим. «Детали»). Согласно его показаниям, деньги, скорее всего, поступили в качестве «отката» от советника по связям с прессой Ронена Моше.

В своих показаниях Амнон Либерман вспоминает, что сразу после получения конверта «я зашел с деньгами в Министерство сельского хозяйства. Это было в комнате Тали Кейдар. Мы закрыли дверь и пересчитали купюры».

Это описание проливает свет на длинный путь бюджетных денег — из правительства в «серые предприятия», а оттуда обратно в карманы госслужащих и чиновников.

22 ноября тель-авивским окружным судом было предъявлено обвинение Ронену Моше и Тали Кейдар. Тали Кейдар в прошлом работала советником министра туризма Стаса Мисежникова и министра сельского хозяйства Яира Шамира. Она обвиняется в даче взятки, Ронен Моше — в даче взятки и отмывании капитала.

Согласно утверждениям прокуратуры, Ронен Моше содействовал трансляции минутной рекламы на 2-м телеканале перед выпуском новостей. Рекламу получали от Министерства туризма и Министерства сельского хозяйства посредством дачи взяток Амнону Либерману, Тали Кейдар, а также Рами Коэну, бывшему гендиректору Министерства сельского хозяйства.

По словам Амнона Либермана, они встречались либо у него дома в Тель-Авиве, либо в кафе «Ландвер», поскольку офис Ронена Моше находился недалеко оттуда. Оба участника сделки принимали меры предосторожностей, никогда не говорили по телефону и не переписывались напрямую.

Ронен Моше — владелец компании, которая занимается рекламой и связями с общественностью, участвует в обеспечении стратегических консультаций антикризисного управления. В 2004-2009 годах он работал советником по прессе у различных министров. В 2010 году Ронен Моше создал компанию Together («Вместе»). Компания входит в рекламную группу «Адлер и Хомский».

Кейдар работала в 2009-2013 годах старшим советником министра туризма. Позже она перешла на ту же должность в Министерство сельского хозяйства к Шамиру и считалась приближенной гендиректора министерства Рами Коэна.

Амнон Либерман — один из ключевых фигурантов в обвинительном заключении. С апреля 2009 года по март 2013 года он работал советником по СМИ у Стаса Мисежникова. Согласно обвинительному заключению, в министерстве царили доверительные отношения между сотрудниками. Начиная с 2013 года, Амнон Либерман работал также в Министерстве сельского хозяйства у Яира Шамира в качестве советника по связям с прессой.

Деловые отношения между нынешними фигурантами дела начались еще в 2009 году, во время туристической конференции в Герцлии. На конференции был представлен трехлетний план Министерства туризма по увеличению числа туристов, прибывающих в Израиль.

Согласно обвинительному заключению, сразу после конференции Ронен Моше связался с Амноном Либерманом по телефону и предложил Министерству туризма заказать рекламу «За минуту до восьми».

Взамен на это Ронен Моше обещал Амнону Либерману «подарок» — имеется в виду «откат» части средств, выплаченных Министерством туризма, обратно в виде наличных.

После этого Ронен Моше, Амнон Либерман и Стас Мисежников встретились в кафе «Дизенгоф 99» на одноименной улице в Тель-Авиве и обсудили возможности рекламы «За минуту до восьми». Мисежников дал на это принципиальное согласие, и Амнон Либерман с энтузиазмом принялся его выполнять.

В августе 2010 года было подписано соглашение о сотрудничестве между группой «Адлер и Хомский» и Министерством туризма по вопросу о рекламе на телевидении. Бюджет договора составил 4 млн. шекелей. Взамен Ронен Моше получил 300 000 шекелей.

После подписания соглашения Амнон Либерман обратился к Ронену Моше и попросил выдать ему «положенное вознаграждение». Прокуратура утверждает: чтобы скрыть передачу денег Амнону Либерману, средства передавались через сотрудника тель-авивского муниципалитета Итая Пинкаса.

Согласно обвинительному заключению, Пинкасу был выдан чек на 24 тысячи шекелей от компании Together за якобы предоставленные «консультационные услуги». На практике, выписанный чек лишь погасил имевшийся ранее долг Либермана перед Пинкасом.

Пинкас утверждает: «Я не замешан в этом деле и ничего о нем не знал. Прокуратура решила меня не допрашивать по этому поводу».

После назначения Амнона Либермана на должность в Министерстве сельского хозяйства он переговорил с Кейдар о том, «каким образом можно делать деньги» и предупредил Ронена Моше, что на этот раз выплаты будут выше в связи с необходимостью «убедить» Коэна.

В декабре 2013 года было подписано соглашение между группой «Адлер и Хомский» и Министерством сельского хозяйства о «сотрудничестве в сфере телевидения». Согласно договору, группа «Адлер и Хомский» должна была производить рекламу для Министерства сельского хозяйства. Сумма договора составила 2,3 млн. шекелей. В знак благодарности Ронен Моше получил 360 000 шекелей.

Согласно устному договору, Ронен Моше должен был выплатить Амнону Либерману и Тали Кейдар 90 000 шекелей. Чтобы не привлекать внимания, эта сумма была разбита на несколько платежей.

Первая выплата, о которой упоминалось выше, составила 30 000 шекелей. Через несколько недель Ронен Моше вновь встретился с Амноном Либерманом и передал ему 24 000 шекелей. Как подчеркивает Либерман, остаток суммы так и не был выплачен.

К делу присоединены еще два эпизода. Согласно обвинительному заключению, в сентябре 2013 года, во время поездки членов партии «Наш дом Израиль» в Иродион, Кейдар подошла к Мордехаю Дааману, бывшему главе муниципального совета Мегилот. Она предложила ему устранить неблагоприятные для него результаты финансово-экономической проверки, сделанный специалистами Министерства туризма — «так, чтобы никаких следов не осталось». Взамен за эту услугу Кейдар попросила 300 000 шекелей.

Тем не менее, Дааман не стал заключать сделку и не передал Кейдар деньги.

И это был не единственный случай, когда Кейдар требовала взятку. В 2014 году должен был утверждаться бюджет Министерства сельского хозяйства на дренажные работы. Кейдар снова встретилась с Дааманом и сказала, что может посодействовать ему в получении бюджетных денег в обмен на «откат» в 5 процентов. По словам Даамана, он снова отказался дать взятку.

Адвокаты Ронена Моше, Тали Кейдар и Амнона Либермана отказались отреагировать на эту информацию.

Несмотря на то, что представители группы «Адлер и Хомский» подписывали договоры, их имена не фигурируют в обвинительном заключении.

Ясмин Гуэта, Нати Тукер, TheMarker, А.Р.
На фото: Ронен Моше. Фото: Моти Мильрод.


Размер шрифта

A A A

Реклама