Будет ли Израиль вынужден вновь оккупировать Газу

Соглашение между Израилем и ХАМАСом позволило избежать войны, но откладывает на будущее решение тяжелых вопросов, а это означает, что цикл насилия, характерный для последнего десятилетия, повторится. Однако каждый такой кризис усугубляет гуманитарную ситуацию в Газе, делает приморский анклав все менее управляемым и приближает его к точке невозврата.

Израильское правительство вновь взвешивает возможность очередного перемирия с ХАМАСом, и в его адрес уже звучит критика. Лидер «Еврейского дома» министр Нафтали Беннетт резко выступает против любых переговоров с ХАМАСом, видя в них «капитуляцию». Тем временем, другие критики опасаются, что переговоры, в которых не участвует президент Аббас, ослабят единственного партнера с палестинской стороны, с которым Израиль должен вести переговоры.

Оба аргумента ошибочны. О текущих переговорах о прекращении огня мало что известно.

Все происходящее – лишь элемент цикла, в котором намертво застряли все участники конфронтации после того, как в 2007 году ХАМАС захватил власть в Газе. Последнее привело к трем вооруженным конфликтам, которые развивались по одной и той же схеме, завершились временным соглашением и вспыхивали снова, потому что никто этих соглашений не придерживался. 

Схема цикла такова:

Первый этап: ХАМАС вооружается и использует насилие против гражданских лиц для достижения собственных целей; он отказывается признать Израиль. В ответ Израиль пускает в ход экономические рычаги, чтобы оказать политическое давление на ХАМАС, сдержать его агрессивные поползновения и ограничить его возможности. С момента окончания в 2014 году операции «Защитная стена», там Израиль с ХАМАСом и находятся, но они бывали в этой ситуации и в периоды, предшествовавшие конфликтам 2012 и 2008 годов.

Второй этап: Давление в секторе Газы нарастает, ХАМАС прибегает к насильственным действиям для обеспечения внутренней политической поддержки и пытается вынудить Израиль облегчить экономическое положение в секторе. Основной инструмент, применяемый ХАМАСом — ракетные обстрелы, к которым со временем добавились вооруженные вылазки с использованием тоннелей, а теперь и огненные змеи.

Обращаясь  к нынешнему раунду конфронтации, мы видим, что он начался в марте нынешнего года «Маршем возвращения», инициированным организациями гражданского общества в Газе, и вскоре прибранного к рукам ХАМАСом. В 2014 году условия конфликта определили провал проходивших под эгидой США мирных переговоров, похищение и убийство трех израильских подростков-ешиботников  ХАМАСом и ответное убийство подростка – израильского араба еврейскими экстремистами.

Третий этап: на эскалацию насилия со стороны ХАМАСа Израиль отвечает эскалацией, что включает удары по сектору Газы и карательные экономические меры, которые душат анклав; цель — заставить ХАМАС прекратить обстрелы. Мы видели, как нынешней весной и летом Израиль наносил авиаудары по Газе и периодически наглухо перекрывал ведущие в Газу КПП.

Четвертый этап: Насилие и политическое давление переходят границу, напряженность перерастает в серьезный конфликт, который наносит существенный ущерб обеим сторонам, хотя смертей, как всегда, больше всего среди гражданского населения Газы. К счастью, до этого мы еще не дошли. Остается надеяться, что обе стороны извлекли уроки из ошибок прошлого и, минуя эту чудовищную стадию конфликта, перейдут непосредственно к переговорам об очередном прекращении огня.

Пятый этап: На сцену в качестве посредника в переговорах о прекращении огня выходит Египет – так было в 2009, 2012 и 2014 годах. В результате — военные действия с обеих сторон прекращаются и Израиль делает ряд незначительных шагов для облегчения блокады сектора. Соглашение всегда включает последующие шаги, которые необходимо предпринять в будущем для обеспечения более устойчивого и долгосрочного мира. Но с учетом того, что опасность вознкновения очередной войны витает в воздухе, никто не воспринимает эти пункты соглашения всерьез, и  ни одна из сторон их не соблюдает.

В 2014 году, после  заключения в Каире соглашения о прекращении войны, ООН, работая со всеми сторонами, вовлеченными в конфликт, смогла создать «Механизм восстановления сектора Газы», в результате чего поток товаров в Газу увеличился, а требования Израиля по обеспечению безопасности были удовлетворены. Действительно, удалось реализовать ряд незначительных мер, таких как ослабление некоторых ограничений по допуску на израильские рынки товаров, произведенных в секторе Газы. Но это никак не могло привести к фундаментальным изменениям  экономической и гуманитарной ситуации в секторе.

Однако последующие переговоры, которые должны были состояться в Каире, и на которых предполагалось решать более серьезные вопросы, выходящие за рамки соглашений уровня «тишина в обмен на тишину» и краткосрочных экономических мер, так никогда и не материализовались. Вероятный сценарий сегодня тот же: соглашение, которое позволит избежать войны, но оставит более серьезные вопросы без ответа. Похоже, решать их никто не собирается.

Шестой этап: Международное сообщество проводит представительную  конференцию доноров, в ходе которой решается вложить крупные суммы в восстановление Газы. Но большая часть средств никогда не будет материализована, потому что никто не станет инвестировать в проекты, которые неизбежно будут уничтожены в очередном витке конфликта.

На состоявшейся в 2009 году в Шарм-эль-Шейхе конференции доноров было собрано 4,5 млрд. долларов. В 2014 году на аналогичной конференции в Каире доноры обязались вложить в востановление Газы 5,3 млрд. долларов. Значительная часть этих денег так и не была получена или переводилась крайне медленно. И даже когда это происходило, ограничения на импорт в Газу, а также экспроприация ХАМАСом средств и материалов для укрепления своего положения и подготовки к новому конфликту, сделали процесс восстановления мучительно медленным.

Седьмой этап: Все возвращаются к ситуации «бизнес как обычно». Блокада продолжается. Израиль инвестирует в контрмеры, которые позволят ему реагировать на новейшую угрозу со стороны ХАМАСа. Сейчас у Израиля есть «Железный купол» и методы противостоять опасности, исходящей из тоннелей. Следующим номером будет разработка технологий по созданию воздушных потоков, которые остановят летящие из Газы «огненные змеи».

ХАМАС готовится к следующей войне. Мы пока не знаем, что последует за воздушными змеями, но, конечно, ХАМАС придумает еще что-нибудь новое, чтобы терроризировать израильтян.

Поскольку в Газе ситуация не улучшается, а давление нарастает, цикл насилия повторяется раз за разом.

Так какие шаги должны в дальнейшем предпринять участники конфликта, с учетом его цикличного характера? Во-первых, за неимением на данный момент лучших вариантов, Израиль совершенно разумно стремится к заключению нового соглашения о прекращении огня, которое обязаны поддержать Египет, ООН, США и другие арабские государства. По крайней мере, это позволит избежать еще одной кровопролитной войны.

Во-вторых, администрация Трампа должна прекратить систематические попытки по сокращению помощи палестинцам как через БАПОР (Ближневосточное агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ), так и  АМР (Агентство США по международному развитию), поскольку это только еще более дестабилизирует и без того неустойчивую ситуацию.

Но самое главное, что в конечном итоге за все это придется дорого заплатить.

С каждым новым кризисом гуманитарная ситуация в Газе ухудшается. Наступит момент, когда либо властная структура в секторе окончательно развалится, либо Израиль будет вынужден заново оккупировать Газу.

Единственный способ не дать этому ужасному сценарию реализоваться — это устойчивое политическое урегулирование, которое должно включать как долгосрочное прекращение огня между Израилем и ХАМАСом (а также экономическое развитие Газы), так и примирение между ФАТХом и ХАМАСом, в результате которого ПА постепенно возвратится в Газу.

В первую очередь от нового соглашения о прекращении огня выиграет гражданское население сектора Газы и юга Израиля. Но они же станут и первыми жертвами ситуации, если со временем будет нарушено и нынешнее соглашение.

Илан Гольденберг является директором программы обеспечения безопасности на Ближнем Востоке в Новом американском центре безопасности и советником Израильского политического Форума. В ходе израильско-палестинских переговоров в 2013-2014 годы Илан Гольденберг состоял в американской переговорной группе.

Илан Гольденберг, «ХаАрец», М.Р. На фото: сектор Газы. Фото: Элиягу Гершкович.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend