Будут ли все ультраортодоксы работать

Председатель финансовой комиссии кнессета Моше Гафни («Еврейство Торы») пригласил правительство к серьезному разговору. По его словам,  правительство неоднократно заявляло, что необходимо поощрять ультраортодоксальные слои населения за устройство на работу. Однако, на самом деле, правительство работает «в противоположном направлении».

— Мы обсуждали специальную программу Министерства экономики, которая должна была поощрять компании, привлекающие на работу ультраортодоксов путем выдачи инвестиций и грантов. На словах все звучало прекрасно, однако на практике не были разработаны критерии, кого можно считать ультраортодоксом. В результате этого, предприятия, которые потратились на абсорбцию ультраортодоксов и создали специальные раздельные рабочие места, не получили обещанного.

Гафни привел и конкретные примеры — на заседании комиссии присутствовали представители компаний «Гильро» и «Апсейдер».

Гафни потребовал от Министерства экономики объяснить, почему при разработке инструкций не были выработаны четкие критерии, позволяющие привести ее в действие. На самом деле, в Израиле отсутствуют четкие критерии, кого считать ультраортодоксом, а кого — нет. Обычно чиновники оценивают «на глазок», принимая за ультраортодокса всякого, кто ходит в традиционной хасидской одежде. Однако под эту оценку не попадает большинство «литовских» ультраортодоксов — зачастую они носят обыкновенные современные костюмы и шляпы. За последнее десятилетие выросло также поколение «новых ортодоксов» — они работают и ведут обычную жизнь, а по субботам и праздникам надевают хасидскую одежду и идут в синагогу.

Заместитель управления инвестиций при Министерстве экономики Ашер Шитрит, ответственный также за программы трудоустройства, заявил:

— Программы трудоустройства предназначены именно для тех слоев населения, которые сталкиваются с проблемами на рынке трудоустройства. За последние два года бюджет на трудоустройство ультраортодоксального сектора составил половину от всех сумм, выделяемых на решение этого вопроса. Каждый год 60 млн. шекелей тратится на устройство ультраортодоксальных граждан обоего пола. 67 компаний подали заявки на предоставление дотаций, и получили утвердительный ответ. Только несколько предприятий не предоставили доказательств того, что работающие у них граждане действительно принадлежат к ультраортодоксальному сектору населения.

Шитрит согласился с тем, что не было выработано достаточно четкого определения того, кто является ультраортодоксом, и предложил следующую формулировку:

«Ультраортодокс — это человек, соблюдающий заповеди иудаизма, получивший соответствующее образование и ведущий образ жизни религиозного человека. Он учился в соответствующем ультраортодоксальном учебном заведении, признанном Министерством образования. Он получил освобождение от военной службы в соответствии с законом и имеет право на получение стипендии в соответствующем учебном заведении. Только такой человек имеет право претендовать на помощь в трудоустройстве».

Необходимо отметить, что это определение содержит вопиющие неточности. Многие хасиды ХАБАД, бреславские хасиды и представители «литовского» направления в иудаизме прошли службу в армии. Значит ли это, что они не являются ультраортодоксами «по версии Министерства экономики»? С другой стороны, представители самых крайних направлений ультраортодоксального течения, такие как сатмарские хасиды и члены секты «Нетурей карта», учат своих детей в «хедерах», не признанных Министерством образования. Они тоже не могут считаться ультраортодоксами? А как быть с людьми, которые получили светское или национально-религиозное образование и присоединились к какой-либо ультраортодоксальной общине? Такие люди чаще всего уже прошли армейскую службу и в детстве учились в неортодоксальных учебных заведениях, так что под понятие «ультраортодокс по версии Министерства экономики» они не попадают.

По поводу компаний «Гильро» и «Апсейдер» Шитрит сказал:

— Я был на этих предприятиях и видел, что там действительно работают ультраортодоксы. Проблема лишь в том, что предприятия не подали соответствующие документы. Я даю вам на это 60 дней.

Директор Ассоциации промышленников иерусалимского района Галит Леви сказала:

— Я тоже была в этой поездке по заводам, и могу подтвердить, что там работают ультраортодоксы. Необходимо упростить систему предоставления документов — например, считать ультраортодоксами тех, кто получил освобождение от военной службы по причине учебы в йешиве.

Моше Гафни отметил, что армия не выдает сертификаты об ультраортодоксальности. Кроме того, у многих ультраортодоксов могут возникнут проблемы из-за статуса их учебных заведений с точки зрения Министерства образования.

— Зачем нужна вся эта волокита? — спросил депутат Яаков Ашер («Еврейство Торы»). — Почему нужно обращаться в два министерства? Сегодня достаточно ввести идентификационный номер, и получить всю информацию о любом человеке.

Владелец предприятия «Гильро» рассказал:

— У меня на предприятии работают 250 ультраортодоксов. К счастью, я вырос в ультраортодоксальной семье и говорю на идише — иначе некому было бы брать у них интервью при приеме на работу. Мы тратим сотни тысяч шекелей на создание рабочих условий. Мы построили для них отдельное помещение и сделали столовую «глат кошер» (особой кошерности), где они могут питаться. И после всего этого у нас еще требуют какие-то дополнительные документы о том, что эти люди действительно являются ультраортодоксами?

Авраам Саруси, представитель компании «Апсайдер», отметил, что предложенное Министерством экономики определение не охватывает новых репатриантов, поскольку многие из них получили образование в ультраортодоксальных учебных заведениях, не зарегистрированных в израильском Министерстве образования. Например, репатрианты могли закончить йешивы в США, России или на Украине.

Гафни объявил, что на следующей неделе состоится очередное заседание финансовой комиссии, на котором обязательно следует принять четкое определение того, кто может считаться ультраортодоксом.

— Юридическое заключение — это такая вещь, которую можно прочитать и получить ясное представление, — сказал он. — Правительство хочет вывести ультраортодоксов на рынок труда, а вы делаете все наоборот и только отталкиваете их от работы.

Сегодня процент неработающих ультраортодоксов не так велик, как это считается. В ультраортодоксальных районах Бней-Брака и Иерусалима работают около 43 процентов мужчин, и от 50 до 60 процентов женщин. В городах со смешанным населением этот показатель еще выше. В идеале правительство планирует довести уровень безработицы среди ультраортодоксов до среднего по стране.

Алексаедр Рыбалка

Фотоиллюстрация: религиозные ортодоксы. Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend