Фальсификация выборов в Израиле – вопрос времени

В середине марта возникли признаки того, что глава правительства Биньямин Нетаниягу готов распустить кнессет и вовлечь cтрану в молниеносную и дорогостоящую избирательную кампанию. СМИ наполнились результатами опросов и подсчетами, связанными с предвыборной экономикой.

Но все это уже принадлежит прошлому. В следующей предвыборной кампании в Израиле неизбежны попытки извратить результаты и оказать влияние на избирателей посредством использования информации о них, собранной в соцсетях – так говорят израильские исследователи в области интернета и цифровой культуры, с которыми довелось беседовать после того, как стала достоянием гласности история с Cambridge Analytica.

Это дело станет, вероятно, поворотным пунктом в отношениях между пользователями соцсетей – по существу, всеми нами – и крупнейшими корпорациями, которым мы доверяемся, когда ставим like, заказываем товар в интернет-магазине или ищем что-либо в Google.

Напомним, несколько дней назад появились публикации о том, что британская компания Cambridge Analytica (консультировавшая Дональда Трампа во время предвыборной кампании в США), заполучила данные 50 млн. пользователей Facebook, причем так, что руководство крупнейшей в мире социальной сети ничего об этом не знало.

Согласно этим публикациям, фирма преподавателя факультета психологии Кембриджского университета Алекса Когана (выходца из бывшего СССР) при посредничестве Cambridge Analytica договорилась с Facebook о том, что социальная сеть позволит Когану через разработанную им мобильную аппликацию опрашивать пользователей. Коган подчеркивал, что опрос проводится в чисто академических целях. Компания Facebook согласилась.

Были опрошены 270 тыс. пользователей. Но поскольку «исследователи» собирали сведения и о друзьях опрашиваемых, фактически в распоряжении фирмы Когана оказались личные данные 50 млн. человек. А в 2015-м, как выяснилось, Коган передал (или, скорее, продал за миллион долларов) этот внушительный массив информации Cambridge Analytica. А та якобы предоставила сведения штабу Трампа.

«Есть разные уровни глубины информации, которую можно найти о человеке в соцсетях. Видимо, в данном случае это была очень солидная глубина», — отмечает доктор Нета Клингер-Виленчик с кафедры СМИ и журналистики Еврейского университета. По ее словам, начинается чаще всего с данных, которые человек указывает о себе в профиле. Дальше – больше: лайки, которые пользователь ставит, линки, которыми он делится, посты и т.п.

«Вообще-то сбор информации – это то, что делается уже десятки лет, — говорит профессор Карин Нахон, президент Ассоциации интернета Израиля и ведущий преподаватель Межотраслевого центра в Герцлии. – Сейчас собираемые данные намного более точны и полны. И инструменты анализа информации сегодня более совершенны. В частности, мы стоим на пороге  применения искусственного интеллекта.

Есть и другой вопрос: что мы делаем с информацией? В этом аспекте мы тоже продвинулись далеко вперед, но, к сожалению, не всегда идем в позитивном направлении. Теперь уже речь идет о манипулировании общественным мнением, об оплате якобы добровольных откликов и реакций граждан в соцсетях на те или иные публикации и события, об обращении к выделенным путем анализа определенным группам, на мнение которых, как кое-кто полагает, удастся повлиять».

Доктор Николас Джон, специалист Еврейского университета в области современных масс-медиа: «Каждый из нас разрешает применение аппликаций, которые мы используем. У нас есть соглашения с кредитной компанией, с оператором сотовой связи, с интернет-провайдером и т.д. Мы соглашаемся на массу разных вещей, но у нас нет понятия, на что именно мы даем согласие, потому что никто не в силах прочитать пункт за пунктом все условия этих бесконечных контрактов.

И теперь все эти компании могут сказать каждому из тех клиентов, которые возмутятся: «Секундочку, но вы же согласились на то, чтобы мы передали или продали сведения о вас коммерческим структурам?!» И формально они будут правы. Останется лишь задавать этим компаниям чисто риторический вопрос этического свойства: а морально ли использовать частные данные о нас в тех или иных целях?».

«Вообще-то это не ново. Барак Обама был первым кандидатом в президенты США, который воспользовался технологией микротаргетинга, то есть выделения определенных целевых электоральных групп, которым во время избирательной кампании адресуются соответствующие социально-политические сигналы и послания.

Можно сказать также, что реклама уже более 100 лет назад, еще до публикации объявлений в газетах и в журналах, пыталась влиять на поведения и действия человека. Причем не только на потребительское поведение, но с какого-то момента — и на политическое.

Одна из главных причин того, почему история с Cambridge Analytica вызвала такую общественную бурю, такова: кое-кто думает, что предоставленные этой фирмой сведения помогли Дональду Трампу стать президентом США. «Кое-кто» — это поддерживаемый влиятельными мировыми СМИ «антитрамповский» лагерь. Этот лагерь отчаянно пытался не допустить избрания Трампа, а после того, как миллиардер все-таки победил, все пытаются понять и разобраться, отчего это случилось.

Последнее слово еще не сказано, но, по мнению специалистов, информация, переданная штабу Трампа Cambridge Analytica, не сыграла решающую роль в голосовании граждан США на президентских выборах. На самом деле, мы пока точно не знаем, что привело к победе лидера Республиканской партии», — добавил Николас Джон.

По словам исследователя, «нечто подобное обязательно произойдет и на предстоящих выборах в Израиле. Собственно, выделение целевых групп на основе отслеживания активности и действий в соцсетях уже проводится. Не исключаю, что медиагруппы и прочие структуры попытаются использовать в интересах тех или иных политических движений также и лживые новости, и тенденциозную «подстройку» поисковых систем.

Корин Дгани, «The Marker», Д.Н.
Фото: Оливье Фитуси

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend