Иерусалим: все решится во втором туре

Через неделю в Иерусалиме откроются избирательные участки. А пока токсичная предвыборная атмосфера все сгущается. Большое количество кандидатов и непредсказуемость поведения ортодоксальных избирателей существенно затрудняют попытки угадать личность нового мэра. Поэтому скорее всего голосование в следующий вторник станет лишь выходом в финал.

Большинство претендентов предполагают, что Офер Беркович, светский и самый молодой из претендентов, пройдет во второй тур. Трое других кандидатов — Зеэв Элькин, Йосеф Дайч и Моше Леон – также будут сражаться за выход в финал. Скорее всего, Леон опередит двух других и будет бороться с Берковичем во втором туре.

Второй тур голосования пройдет в будний день, избирательные участки откроются относительно поздно, и это уже будет совсем другая игра.

Позавчера четверо кандидатов, вместе с еще одним претендентом, Эли Сальманом, у которого вообще нет никаких шансов на победу, встретились на дебатах, организованных фондом JVP, который возглавляет Харэль Маргалит. Сотни зрителей заполнили зал, среди них многие являются добровольными активистами в различных избирательных штабах. Желтые майки на сторонниках Офера Берковича, оранжевые — на активистах Зеэва Элькина, белые — на тех, кто поддерживает Леона (они, кстати, были самыми громкими). Дайч сообщил, что решил не приводить своих сторонников, чтобы оставить место тем, кто еще не определился с выбором.

Дайчу уже не в первый раз удалось удивить нерелигиозную публику умеренностью взглядов и профессионализмом. Однако было заметно, что его задел вопрос о том, сколько женщин находится в его фракции. “В нашей фракции нет женщин, но они занимают ключевые посты. Но почему вы не задаете вопрос «Еврейскому дому», сколько левых в их списке? Каждый верит во что-то свое. Вы не обязаны со мной соглашаться”.

Дайч пожаловался, что его снова судят по внешним признакам, а не по словам и делам: “Никто из моих сторонников не хочет превратить город в ортодоксальный. Наоборот, они сказали мне, что гораздо лучше, если верующий еврей с бородой, которого подозревают в секторальности, сможет управлять городом не секторально. Никто не задает другим кандидатам подобные вопросы”.

Риторический удар

Беркович оставался спокойным до того момента, пока ему не задали вопрос о финансировании предвыборной кампании. До сегодняшнего дня его движение “Пробуждение” не сообщало о получении серьезных пожертвований, хотя всем понятно, что на кампанию были потрачены миллионы. В окружении его основного противника, Элькина, пытаются очернить Берковича, обвинив в получении пожертвований от Нового израильского фонда. “Я получил ссуды от 50 — 60 человек, получил пожертвования от тысячи человек, я получаю деньги от жителей Иерусалима, не от олигархов и не от партий, — кричал Беркович. — Это то, чего хотят люди, независимого и самостоятельного кандидата. Прекратите заниматься клеветой!”.

Леон, человек, которого сложно вывести из равновесия, слегка потерял спокойствие после вопроса Элькина о его решении не участвовать в радио-дебатах на станции “Коль бе-рама”, прошедших на прошлой неделе. По словам Элькина, Леон выполняет указания министра Арье Дери, который бойкотирует эту радиостанцию. “Вы знаете, что я вас уважаю и ценю, раньше я был вашим добрым другом, но в этой кампании нет ни единого слова правды, — сердито ответил Леон. — Вы высказываете ложные утверждения, на грани клеветнических… Я — друг Авигдора Либермана, я горжусь его поддержкой, как и поддержкой Арье Дери”.

Элькина не очень радует ход предвыборной кампании. Пока что его шансы на победу не высоки. Но ему удается сохранять хладнокровие. Когда Леон спросил, вернется ли Элькин в правительство, если не победит на выборах, тот ответил: “Я останусь жить в Иерусалиме, но буду находиться там, где смогу оказать наибольшее влияние. Что поделать, я больше вас дал этому городу”.

Тактический раскол

Есть в городе шутка о том, что если в религиозном районе начнется пожар, иерусалимский ортодокс первым делом позвонит Дайчу, чтобы тот вызвал пожарных. Дайча воспринимают, как надежного и любимого слугу народа. Он же надеется на поддержку всего ортодоксального лагеря. Однако перед Судным днем произошло одно пренеприятнейшее событие. Леону удалось получить поддержку руководства партий «Знамя Торы» и ШАС. Это связано с тактическим расколом – не городского, а гораздо более крупного масштаба, между «литваками» и хасидами. Все это разделило ортодоксальных избирателей на два лагеря — ШАС и литваки против хасидов. Впервые за последние 30 лет две ортодоксальные ашкеназские партии баллотируются отдельно: хасидская «Агудат Исраэль» против «литваков» из «Знамени Торы».

Леон надеялся, что поддержка раввинами его кандидатуры приведет к тому, что Дайч и «Агудат Исраэль» сойдут с предвыборной гонки. Леон надеялся, что сможет объединить вокруг себя всех ортодоксов. Элькин вслед за ним тоже надеялся, что Дайч и хасиды либо покинут борьбу за пост мэра, либо захотят отомстить Леону за раскол и отдадут свою поддержку Элькину, что обеспечило бы его избрание.

Но Дайч решил идти вперед на всех парах. Те, кто в эти дни побывали в ортодоксальных районах Иерусалима, смогли увидеть массивную кампанию в его поддержку. Сложно найти дом, на котором не было бы плаката с его портретом. Тротуары покрыты листовками с нападками на Леона за то, что при его правлении “продолжится осквернение субботы в Иерусалиме”. Дайч надеется, что любовь к нему вместе со слабостью духовного руководства «литваков», и их решением поддержать неортодоксального кандидата, принесут ему голоса из второго лагеря. Но пока от этого выигрывает лишь Беркович, который надеется, что Дайч не просто будет участвовать в гонке до конца, но и выйдет во второй круг. Своим вопросом на дебатах Беркович решил удостовериться, что Дайч не опустит руки. “Чтобы победить, нужно бороться до конца”, — ответил Дайч.

В последние дни можно говорить практически о союзе между Берковичем и Дайчем. Они постоянно делают друг другу комплименты, называют друг друга коренными иерусалимцами, намекая на отсутствие корней у двух других кандидатов (Элькин до недавнего времени жил в Гуш-Эционе, а Леон переехал в город пять лет назад из Гиватаима).

Для Берковича второй тур против Дайча — наилучший сценарий. Вместе с тем, ему, похоже, придется противостоять более сложному противнику — Моше Леону, который также сражается за голоса светских горожан. Именно об этом и предупреждает Элькин избирателей Берковича. По его словам, он — единственный, кто способен победить Леона. Он — единственный, кто может быть избран вне зависимости от ортодоксов. Любой другой сценарий, по его мнению, маловероятен. “Абсурд в том, что чем сильнее будет Беркович во время первого тура, тем выше шансы Леона на победу во втором. Так что либо я, либо Леон”, — сказал Элькин.

Про слона

Большинство кандидатов опубликовали более-менее подробные программы действий, где они делают упор на строительство жилья, как средство снизить цены и сохранить молодое население города. Дайч обещает отменить замораживание строительства за «зеленой чертой», игнорируя тот факт, что у мэра нет полномочий отменять решения главы правительства. Элькин, к ужасу «зеленых», объясняет, что нет иного выхода, кроме застройки холмов к западу от города. Моше Леон обязуется уменьшить бюрократию и сократить сроки строительства, строить высотки и продвигать жилищные проекты “пинуй-бинуй”.

Судя по заявлениям кандидатов, вторым по важности вопросом является чистота города. Практически все обещают вернуться к легендарной привычке мэра Тедди Коллека объезжать город на рассвете и следить за уборкой. Но сегодняшний Иерусалим отличается от столицы 70-х годов. Проблема чистоты улиц зависит от бесконечного числа факторов — управление, просвещение, наказание и бюджеты. Беркович опубликовал самую обширную программу по уборке, основанную на системе санитарии канадского города Калгари, которая основана на соблюдении законов, образовании и огромных мероприятиях по очистке.

Другие вопросы — это «статус-кво» между ортодоксами и светскими, общее развитие города, общественный транспорт и образование. Однако среди всего этого кандидаты забыли еще об одной важнейшей теме, полностью проигнорировав ее, как пресловутого “слона в комнате”. И это — Восточный Иерусалим.

Нир Хасон, «ХаАрец» А.Б.

На фото: Моше Леон, Эйяль Беркович, Зеэв Элькин. Фото: Эмиль Сальман, Томер Аппельбаум.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend