«Всех, кто обвиняет Израиль в апартеиде, я приглашаю в нашу больницу»

Медсестра детского приемного отделения больницы «Адасса Эйн-Карем» Ольга Островская-Зак рассказала «Деталям» о том, почему она в течение двух дней кормила грудью палестинского ребенка из Хеврона. Эта история попала в интернет, вызвав немалый ажиотаж.

— Разумеется, все знакомые, которые видели эти публикации, не скрывают, что они растроганы. Я думаю, так поступила бы на моем месте любая женщина — но с другой стороны, люди гордятся тем, что еврейка повела себя таким образом. Возможно, это нанесло удар по многим предрассудкам и предубеждениям, — говорит Ольга.

— Вы сами предложили покормить этого малыша или вас об этом попросили?

На фото: Ольга Островская-Зак

— Этот девятимесячный ребенок поступил к нам вместе с мамой в результате тяжелой аварии, в которой погиб его отец. Его травмы были квалифицированы как легкие, но, как вы понимаете, все относительно: у мальчика был перелом черепа (правда, без кровотечения), контузия легкого и множество порезов, нанесенных разбитыми стеклами. Когда ночью я перешла на работу в детское приемное отделение, мне рассказали, что младенец не ел уже семь часов, и при этом отказывается брать бутылку, не согласен, чтобы его кормили с ложечки или через пипетку. Понимаете, он все время был со своей мамой, исключительно на грудном вскармливании, и сейчас, когда он перенес такие травмы, начинать приучать его к чем-то новому было невозможно.

Когда члены семьи ребенка спросили, не может ли кто-то накормить его грудью, я ответила, что у меня у самой полуторогодовалый сын, я продолжаю его кормить своим молоком и потому могу им помочь.

— И они тут же согласились?

— Я должна была удостовериться в том, что они действительно этого хотят, но семья не спешила с согласием. Как объяснила мне тетя мальчика, они – люди религиозные, а по законам ислама, если я покормлю его хотя бы пять раз, то он будет считаться моим сыном, то есть станет евреем.

Короче, возникла очень непростая ситуация. Но потом они согласились, и это был очень трогательный момент. Я продолжала его кормить всю ночную смену, одновременно занимаясь, разумеется, и другими больными детьми.

— Так сколько раз вы его покормили?

— За эту ночь пять раз, и в последующие два дня, которые он находился в больнице, я продолжала его кормить.

— То есть он все-таки стал евреем?

— Скажем так, с точки зрения ислама он может считаться моим сыном.

— Оля, не секрет, что медперсоналу больниц, особенно приемных отделений, нередко приходится сталкиваться с насилием со стороны пациентов или их родственников. Как часто это случается в «Адасе Эйн-Карем»?

— Со мной такого за три с половиной года работы не было ни разу. Но несколько раз, увы, мне довелось быть свидетельницей неприятных сцен.

— Какую роль во взаимоотношениях между медперсоналом и пациентами играет национальный фактор?

— Вы знаете, очень часто арабские пациенты, в том числе и жители автономии, приезжают в больницу с опаской. То есть теоретически они знают, что получат самую квалифицированную медицинскую помощь, какая только возможна, но все-таки в глубине души чего-то боятся, подозревают еврейских врачей и медсестер в скрытой враждебности. И знаете, всегда очень трогательно наблюдать, как возникает доверие между двумя сторонами, как наши арабские пациенты хоть немного, но меняют свое отношение к евреям.

А вообще всех, кто обвиняет Израиль в апартеиде, я приглашаю в «Адассу Эйн-Керем». У нас смешанный коллектив, причем арабские врачи занимают самые высокие посты, отношения между арабскими и еврейскими врачами медсестрами просто замечательные, да мы и не задумываемся о национальности друг друга. То же самое можно сказать об отношении медперсонала и пациентов. Поэтому разговоры об апартеиде и дискриминации арабов кажутся мне несерьезными.

P.S.

Ольга репатриировалась в Израиль из Москвы в 8-летнем возрасте. Она многие годы занималась классическим балетом и танцами, и даже получила вторую академическую степень в этой области. Но после рождения первенца (а сейчас у Оли трое детей) решила, что сможет принести куда больше пользы, работая медсестрой. И получила еще одно образование.

Насколько известно, родственники мальчика были также очень растроганы ее поступком, и сказали ей, что таких евреек, как она, наверное, больше нет. Но когда Оле пришло время уходить домой, и возник вопрос, кто же будет кормить малыша дальше, медики опубликовали в «Фэйсбуке» объявление о поиске кормилицы для арабского мальчика, на которое сразу же откликнулось много еврейских женщин.

Петр Люкимсон, «Детали». Фото предоставлены Ольгой Островской-Зак


Размер шрифта

A A A

Реклама