Все о решении комиссии Гольдберга

29 ноября комиссия по высшим назначениям под председательством отставного судьи Элиэзера Гольдберга объявила, что не будет рекомендовать кандидатуру Моше («Чико») Эдри, генерала полиции в запасе и генерального директора министерства внутренней безопасности, на пост генерального инспектора полиции – среди прочего, на том основании, что его назначение «повредит общественному доверию к полиции».

— По какой причине забраковали кандидатуру Эдри?

В комиссию поступило множество жалоб на недостойное поведение Эдри: начиная с его работы на посту начальника  округа ха-Яркон, рекомендации генерального инспектора отправить Эдри на детектор лжи, попытки возложить на него ответственность за убийство Ширы Банки на «параде гордости» в Иерусалиме в 2015 году. Но основной причиной, по которой комиссия забраковала его кандидатуру, стала его встреча с Пини Фишлером, адвокатом Рафи Ротема. Ротем, бывший сотрудник Налогового управления и известный разоблачитель коррупции, получивший защиту госконтролера, намеревался выступить на заседании комиссии Гольдберга против кандидатуры Эдри.

Ротем утверждает, что в 2009 году он пришел к Эдри, чтобы подать жалобу на коррупционное поведение  тогдашнего прокурора тель-авивского округа Рут Давид. По словам Ротема, Эдри не принял у него жалобу, а прогнал с позором из полицейского управления. Ротем также утверждает, что в январе 2010 года его избили полицейскими, служившие под началом Эдри.

— Что произошло на встрече Эдри и Фишлера?

Фишлер был инициатором этой встречи, которая состоялась за три дня до первого заседания комиссии Гольдберга по кандидатуре Эдри. Через два дня после этой встречи комиссия заслушала доводы Фишлера и Ротема. Тогда Фишлер и сообщил комиссии об этой встречи, даже не ожидая, что судья Гольдберг отнесется к этому столь серьезно на том основании, что Эдри, отвечая на вопросы комиссии, об этой встрече умолчал.

Встреча состоялась 18 ноября в Рамат-Гане. Есть свидетельства о том, что инициатором был не Фишлер, а сам Эдри. Посредником в организации встречи был генерал полиции (в запасе) Ури Бар-Лев. Несколько раз встреча отменялась или откладывалась, но всякий раз по инициативе Эдри назначалась новая дата.

Ничего особо «криминального» на встрече не было. Говорили о жалобе Ротема, Фишлер сообщил свои соображения – общую критику в адрес полиции. Эдри сказал, что не боится жалоб Ротема и готов дать ответы на все вопросы. Но когда Эдри во второй раз предстал перед комиссией, председатель Гольдберг начал именно с этой темы: потребовал подробных объяснений по поводу встречи с Фишлером.

Эдри признал факт встречи, как и то, что это была его ошибка, и даже представил 10-страничный документ, подтверждающий, что речь шла о полиции вообще, а не о жалобах Ротема. Этот документ, как он заявил, был получен им из рук Фишлера. Эдри также заявил, что из-за столь незначительной оплошности нельзя отклонять его кандидатуру, но судья Гольдберг был иного мнения.

— В чем заключались разногласия между членами комиссии?

Комиссия обсуждала вопрос о назначении Эдри около десяти часов. Голосование завершилось ничьей: Гольдберг и профессор Талия Эйнхорн были убеждены, что проведение такой встречи в момент, когда комиссия разбирает жалобу Ротема, является очень серьезным проступком, который свидетельствует о проблематичном поведении Эдри. И что его назначение станет «подрывом общественного доверия к полиции». Двое других членов комиссии — Моше Терри и начальник Управления госслужбы Даниэль Гершкович не усмотрели в поведении Эдри серьезного нарушения принципов чистоты власти. Таким образом, голоса разделились поровну: два против двух. В такой ситуации председатель комиссии получает дополнительный голос и может склонить решение в свою сторону. Что, собственно, и произошло. Комиссия забраковала кандидатуру Эдри и отказалась рекомендовать его правительству на пост генинспектора полиции.

Как сказано в заключении комиссии, «даже если Эдри и адвокат Фишлер не обсуждали ничего противозаконного, сам факт встречи Эдри с представителем человека, который намерен выступить против его назначения, крайне негативно характеризует кандидата. Если бы после такой встречи Эдри все-таки назначили генинспектором, это могло серьезно подорвать доверие населения к полиции». Кроме того, Гольдберг и Эйнхорн напомнили данные отчета госконтролера от 2016 года по делу Эдри, которые не добавили хороших черт к его облику. Члены комиссии очень сомневаются относительно того, достоин ли Эдри занять чрезвычайно ответственную и важную должность генинспектора.

В отчете госконтролера говорилось, среди прочего: в 2016 году Эдри, возглавлявший тогда дорожную полицию, своим решением отменил шесть штрафов, которым командир погранстражи Иерусалима был подвергнут за езду с превышением скорости. Эдри пытался доказать подчиненным, оштрафовавшим командира погранстражи, что этот офицер  нарушил правила движения, поскольку ехал по срочной служебной необходимости. Однако в дорожной полиции привели  доказательства обратного: пограничник мчался с превышением  скорости, не будучи на службе.

— А что же с проверкой на детекторе лжи?

Комиссия потребовала, чтобы Эдри прошел проверку на детекторе лжи, которую периодически проходят сотрудники полиции. Такую проверку проходили и двое других кандидатов на пост генинспектора. Проверка включала также вопросы, касающиеся жалоб против Эдри — ее проводили в частном институте, директор которого впоследствии также давал показания комиссии Гольдберга. Неясно, имеет ли комиссия полномочия, чтобы заставить кандидата пройти проверку на детекторе лжи, но Эдри дал добровольное согласие. По словам информированных источников, проверку он прошел успешно.

— Можно ли утвердить назначение Эдри без одобрения комиссией Гольдберга?

Министр внутренней безопасности Гилад Эрдан был крайне недоволен решением комиссии Гольдберга. Эрдан сказал, что попросит предоставить ему возможность выступить перед комиссией. По мнению министра, комиссия неправа, ничего плохого в поведении генерал-майора Эдри не было, никаких моральных норм он не нарушил, а потому и нет причин препятствовать его назначению генинспектором. Министр юстиции Айелет Шакед поддержала Эрдана: «Генинспектора назначает правительство, а не двое членов комиссии Гольдберга. Эдри — отличный офицер. Никто не идеален. Правительство должно назначить наиболее подходящего кандидата».

Эрдан может подать кандидатуру Эдри на утверждение правительства без одобрения комиссии Гольдберга. Но в голосовании не смогут участвовать министры, которые находятся под следствием – Хаим Кац, Арье Дери и… сам глава правительства Биньямин Нетаниягу. Неясно, кто может поставить вопрос на повестку дня правительства без участия премьера.

— Что произойдет, если правительство все же утвердит кандидатуру Эдри?

Нет сомнений, что сразу будет подано несколько апелляций в БАГАЦ против этого решения. Поэтому Эрдан не станет организовывать голосование правительства без полной поддержки со стороны юридического советника правительства, ведь отсутствие одобрения со стороны комиссии Гольдберга является основанием для суда отменить назначение. Тем более, что судья Гольдберг пользуется непререкаемым авторитетом в израильской судебной систсеме.

Кроме того, многие проблемы, которые рассматривала комиссия, автоматически перейдут на заседание правительства, если Эрдан все таки сделает этот шаг. Например, как сообщила 29 ноября газета «ХаАрец», Эдри «проявил снисходительность» и не осудил полицейских, замешанных в незаконных действиях. Выявлено по крайней мере три таких эпизода. В одном из эпизодов Эдри даже поддержал коллегу, причастного к криминалу.

Ранее на этой неделе газета «Маарив» опубликовала показания водителя такси, который утверждал, что восемь лет назад Эдри сводил с ним личные счеты и даже оформил протокол о якобы совершенных таксистом нарушениях правил движения. Позже транспортный суд в Петах-Тикве оправдал водителя за отсутствием доказательств вины, тем более, что пассажир, которого вез таксист, стал на его сторону и опроверг утверждения протокола, составленного Эдри.

Стенограммы тайного полицейского прослушивания по делу о коррупции в партии «Наш дом Израиль», опубликованные в прошлом году в «ХаАрец», свидетельствуют о связях Эдри с высокопоставленными партийными чиновниками. Среди прочего, есть запись разговора советника НДИ Амоса Дахари. Он говорит собеседнику: «Это — Чико. Каждую пятницу он встречается с Фаиной (Киршенбаум). Они общаются, смеются… Он — наш человек и знает нас всех. Он точно знает, что такое партия».

— Что теперь будет с полицией?

В воскресенье заканчивается срок Рони Альшейха, который был против назначения Эдри, заявил об этом комиссии Гольдберга и потребовал проверки на детекторе лжи. Учитывая это, можно с уверенностью сказать, что Эрдан не продлит его срок даже на один день.

Эрдан вынесет на заседание правительства кандидатуру генерала полиции Моти Коэна в качестве временно исполняющего обязанности генинспектора. Это означает, что министр внутренней безопасности все-таки попытается протолкнуть Эдри. Есть решение правительства о том, что министр может обратиться к комиссии в письменном виде с просьбой о повторном рассмотрении кандидатуры. Если это произойдет, то, вероятно, определенные круги будут оказывать сильное давление на Талию Эйнхорн, которая принадлежит к национально-религиозному лагерю и является профессором Ариэльского университета.

— Что нас ожидает, если кандидатуру Эдри все равно не утвердят?

Мяч вернется к Эрдану, который должен будет подобрать другого кандидата. Он может взять одного из двух бывших кандидатов – Халеви или Битана, либо найти нового. Возможно, что ВРИО Моти Коэн тоже станет одним из них. Но если в это время будут объявлены досрочные выборы, правительство не сможет утвердить назначение на такую должность, и, значит, полиция останется с ВРИО на долгий период. А Эдри пока вернется к своим обязанностям гендиректора министерства внутренней безопасности.

Йегошуа Брайнер, «ХаАрец», Д.Н.

Моше Эдри. Фото: Эмиль Сальман

 


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend