На фото: режиссер Кирилл Серебрянников в суде. Август 2017 г. Фото: Tatyana Makeyeva, Reuters

Все больше арестов по делу «Гоголь-центра»

31 октября директора российского академического молодежного театра (РАМТ) Софью Апфельбаум вновь допрашивали в следственном комитете РФ. Как сообщила «Деталям» ее адвокат Ирина Поверинова, днем ранее она обжаловала в Басманном суде Москвы меру пресечения в виде домашнего ареста, определенную для ее подзащитной. Поверинова будет настаивать, чтобы Апфельбаум освободили под залог. «Хотя надежды на московский горсуд у меня мало», — призналась адвокат.

Как сообщали ранее «Детали», директора РАМТа задержали в минувший четверг, 26 октября. Ночь она провела в следственном изоляторе, а затем по решению Басманного суда была отправлена под домашний арест до 26 декабря. Таким образом, Софья Апфельбаум стала шестым участником «дела Кирилла Серебренникова».

В заявлении, сделанном от имени следственного комитета РФ, в частности, сказано: «По версии следствия, вступив в сговор с художественным руководителем АНО «Седьмая студия» Серебренниковым, Апфельбаум в 2011-2014 гг. от имени Минкультуры России подписывала с данной организацией соглашения о предоставлении государственных субсидий в сумме свыше 214 млн руб. и обеспечивала последующее согласование поступавшей по итогам их исполнения отчетной документации, содержавшей завышенные сведения о количестве и стоимости проводимых мероприятий, чем способствовала хищению Серебренниковым и иными лицами бюджетных денежных средств в размере не менее 68 млн. руб».

— Я заявила о моей позиции во всех СМИ: Софья ничего не похищала и ничего не знала о том, что кто-то вообще это делал. Будем работать также со следствием, потому что, скорее всего, оно основывалось на каких-то материалах дела, с которыми мы не знакомы. Если у следствия есть к кому-то претензии по поводу расходования денег, пусть разбираются с теми людьми, которые не за то, что надо, заплатили, или не на то, что надо, эти деньги потратили.

Как утверждает адвокат, Софья Апфельбаум добросовестно выполняла свои служебные обязанности.

— Деньги, о которых идет речь, были выделены на проект по поручению тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева, и на основании постановления правительства, возглавляемого Владимиром Путиным. О том, как расходовались деньги, должен был знать департамент экономики и финансов Министерства культуры России. Апфельбаум — не министр и не замминистра, она никому ничего не выделяла. Софья ничего противозаконного не совершала. Мы будем бороться, ибо обвинение,  предъявленное моей подзащитной, не просто абсурдно, а фантастически безумно, — заключила Ирина Поверинова.

Мнение Ирины Повериновой разделяет и Алена Карась, известный российский театральный критик, хорошо знакомая с Софьей Апфельбаум.

— Я уверена, что ничего серьезного следователи на нее не накопали. Не случайно Софью отпустили под домашний арест. Это подтверждает, что оснований для более серьезной меры пресечения просто не было, — считает Алена Карась.

По ее словам, Апфельбаум, работая в Министерстве культуры, сотрудничала с центром Кирилла Серебренникова, но делала это всегда очень корректно, не выходя за рамки своих должностных обязанностей. «Соня мне говорила, что она чувствовала в последнее время, будто кольцо вокруг нее сжимается. Быть может, при реализации проекта «Седьмая платформа» и были допущены ошибки «административного характера» — но из административного это дело вдруг превратилось в политическое. Cкорее всего, речь идет о целенаправленной кампании, которая постепенно расширяется».

— Столкнулись две ситуации, два мира, две системы мировоззрения. Страна оказалась не готова к новым формам искусства, будь то попытка культурной революции в Перми, которую осуществлял известный галерист Марат Гельман, или тот же «Гоголь-центр», созданный Кириллом Серебренниковым. Это особые формы существования, которые другие просто не восприняли. — говорит критик. — В свое время тот же «Гоголь-центр» получил грант от президента России на развитие, но потом произошли изменения в политическом руководстве, и конфликт усилился. С одной стороны — культурная модернизация, а с другой — неприкрытая ксенофобия, — говорит Алена Карась.

Странность этого дела не в том, что отчетность здесь, быть может, и в самом деле не всегда была составлена должным образом. Но если захотеть, то при желании в любой бухгалтерской отчетности можно найти, за что зацепиться. А когда зацепились — тогда, судя по публикациям, всех «сдала» бывший главный бухгалтер компании, пытаясь выгородить себя. Как утверждают следователи, именно главбух, и еще одна сотрудница бухгалтерии, сообщили, что Серебренников принимал деятельное участие «в присвоении государственных средств». Далее: спектакль «Сон в летнюю ночь» был поставлен 5 лет назад, его видели зрители и о нем писали критики. Следователи утверждают, что постановки не было, потому что деньги украдены, за что и был арестован в июне нынешнего года экс-директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский. Но когда защита предъявила рецензии на спектакль, опубликованные в газетах и на различных интернет-ресурсах, доказывая, что спектакль был — прокурор ответил, мол, написать можно все, что угодно, публикация — не доказательство; и суд принял эту точку зрения!

— Надо еще учитывать тот факт, что все, кто оказался замешан в этом деле, находятся под постоянным прессингом со стороны следствия. Людям очень тяжело. А Софья Апфельбаум вела себя достойно — не срывалась и не устраивала истерик, — добавляет Алена Карась.

Похоже, власть уже закусила удила, и не хочет давать задний ход. Подтверждая это мнение, Алена Карась рассказывает о Евгении Миронове, художественном руководителе государственного Театра наций, который пользовался несомненным авторитетом у российской правящей верхушки.

— Миронов на одной из встреч обратился к Владимиру Путину, заступился за Кирилла Серебренникова. Но Путин практически ему отказал. Иначе говоря, Миронов потерял кредит доверия власти. То есть вся ситуация, все выяснения отношений перешли в разряд политических. Что это: борьба элит? Запущенный репрессивный механизм? Как бы то ни было, задержание Софьи Апфельбаум еще раз говорит о том, что это заказной политический процесс, не имеющий никакого отношения к правде, — заключает Алена Карась.

Марк Котлярский, «Детали».  Фото: Tatyana Makeyeva, Reuters

На фото: режиссер Кирилл Серебрянников в суде. Август 2017 г.


Читайте также: Спектакль правосудия

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама