Враг за твоей спиной

Не Иордания, не ФАТХ и не ХАМАС. Михаэль Видланский, специалист по проблематике терроризма, назвал «Деталям» тех, кто несет в себе главную угрозу безопасности Израиля.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу дал указание усилить израильскую полицию в Иерусалиме подразделениями МАГАВ. Хотя казалось уже, что ситуация стабилизируется, израильские силовики ждут новых возможных сюрпризов в эту пятницу.

По мнению доктора Михаэля Видланского, специалиста по террору и автора книги «Западные элиты и угроза террора», главная угроза сейчас исходит от «Исламского движения», которое за последние 20 лет постепенно превращалось во все более экстремистское.

— «Исламское движение» успело ранее стать центральной движущей силой второй интифады, получившей название «Интифады Аль-Аксы». Оно отобрало лидерство у Арафата и его последователей, и в определенной степени у ХАМАСа. А израильское руководство просто не знает, что с этим движением делать, — говорит Михаэль Вилданский. — Оно объявило движение незаконным, но не предпринимает, по сути, никаких мер, чтобы его уничтожить. Хотя именно это и надо сделать! Отправить в тюрьму на 2 или 3 года того, кто призывает к восстанию в твоей стране — ну, это просто несерьезно. Я не представляю, как, например, в США терпели бы подобные вещи.

— То есть, по-вашему, наибольшая угроза исходит изнутри, а не извне, скажем, со стороны Палестинской Автономии или террористических палестинских организаций?

— Именно так. Люди, которые нанесли удар на Храмовой горе, были из Умм эль-Фахма. Именно Северное крыло националистически-религиозного «Исламского движения» все время провоцирует эскалацию конфликта — то на самой Храмовой горе, то в Соломоновых конюшнях (Мечеть Эль-Марвана, расположена на 12 метров под землей. По легенде, была построена в помещениях бывших конюшен Царя Соломона Халифом Марваном Первым. Современная мечеть перестроена в 1996 году и может единовременно вместить тысячи молящихся. Раскопки, которые вели здесь израильские власти, породили конфликт, к акциям протестам мусульман призвал лидер Северного крыла ИД шейх Раед Салах – прим. «Детали»).

— Если глава правительства и главы ШАБАКа не знают, как действовать, то это признак банкротства, — продолжает Вилданский. — Просто стыдно, что мы даем правительству Иордании или Махмуду Аббасу, которого мы почему-то называем Абу-Мазеном, а это как называть Ивана Грозного дядей Ваней, возможность диктовать правила игры и задавать тон. Храмовая гора — объект большой значимости и для государства Израиль, и для всего еврейского народа. Мы хотим обеспечить свободу оправления культа представителям всех религий, представленных в Израиле, и даже зарубежным туристам. Но нельзя давать королю Иордании или правителю Турции возможность управлять происходящим в нашей столице!

— Поведение Эрдогана очевидно. Но у Иордании есть особый статус в охране святых мест в Старом городе. Мы не можем отменить эту часть мирного договора между нашими странами.

— Это наша ошибка, которую мы допустили, заключая с Иорданией договор. Но соглашение можно интерпретировать по-разному. Мы должны разъяснить правительству Иордании, главным образом, королю Абдалле, который не очень понимает, в каком мире он живет, что без поддержки Израиля он исчезнет за 10 часов. Он и Махмуд Аббас — слабые персоны. Отцу Абдаллы, королю Хусейну, потребовалось 20 лет, чтобы понять, что Израиль ему помогает. В 50-е – 60-е годы прошлого века он поддерживал Абдель Насера, и только после того, как мы его спасли от палестинцев и Сирии в сентябре 1970 года, он понял, что мы должны быть вместе. Так что и без соглашения он был союзником Израиля.

Король Абдалла, говорящий по-английски лучше, чем по-арабски, по-прежнему не понимает Ближний Восток. Ему стоит выучить арабский и понять структуру жизни арабского мира.

— То есть вы полагаете, что вопрос о металлоискатели, убрать их или оставить — это вопрос второстепенный?

— Я хочу напомнить то, чего, может быть, многие ваши читатели не знают, а многие журналисты не помнят. После атаки Аль Каеды 11-го сентября на Америку одного специалиста по террору из Израиля пригласили выступить перед 70 сенаторами в здании Капитолия. Он им сказал, что им бросил вызов экстремистский ислам. После того, как выступление закончилось, встал один сенатор-демократ и задал вопрос: «Что мы им сделали, чтобы они нас так ненавидят?». И израильский гость ответил: «Если вы задаете подобный вопрос, значит, вы просто ничего не понимаете».

Израильского гостя звали Биньямин Нетаниягу, а сенатор, задавший вопрос, потом стал государственным секретарем при Бараке Обаме — им был Джон Керри.

Мы ничего не сделали им такого, чтобы они нас так ненавидели. Мусульманский мир страдает заниженной самооценкой, он провалился во всех сферах жизни, поэтому там все время возникают экстремистские течения, национальные или религиозные. Мы должны дать им понять — в мире, где сила играет самую важную роль, мы сильнее и решительнее. Надо было сделать это давно, в самых разных областях. Это не означает, что мы любим силу и кровь, но при борьбе с опасными заболеваниями начало лечения зачастую бывает трудным и болезненным. Дальше уже будет проще, но с чего-то нужно начинать — принимать антибиотики, сделать операцию…

А если все время откладывать на завтра, то болезнь только усугубится.

Олег Линский, «Детали». Фото: Рами Шалюш


Размер шрифта

A A A

Реклама