Что понимают в гинекологии депутаты кнессета

В Израиле ежегодно проводят 5000 операций по удалению матки. Новое лекарство, способное предотвратить подобное хирургическое вмешательство, до сих пор не включено в корзину лекарств.

— Этот препарат называется «Эсмия», и он действительно очень эффективен, — сказал «Деталям» профессор Ишай Леви, директор родильного отделения больницы Лис при медицинском центре Сураски в Тель-Авиве (Ихилов). — Уже два года профсоюз гинекологов пытается добиться включения этого лекарства в корзину субсидируемых лекарств. Но комиссия, формирующая эту корзину, дважды нам отказывала.

Количество операций по удалению матки остается в Израиле почти неизменным в последние 10 лет. На каждых 100 тысяч женщин — 121 операция. Это значительно меньше, чем в странах OECD.

— Есть много способов лечить миомы матки. Операция и удаление — это последняя, крайняя мера. Есть лекарства, а есть процедуры, например, ФУЗ-абляция миомы, или эмболизация маточных артерий. Врач обследует пациентку, диагностирует вид миомы, и потом они вместе решают, какой способ лечения выбрать, какой окажется наилучшим. Есть женщины, закончивший свой репродуктивный цикл, которые сами просят пройти операцию по удалению матки. А другие, наоборот, говорят: «Доктор, мне неважно, что вы говорите — никакой операции не будет!» Тогда мы пытаемся найти альтернативный способ лечения.

— Депутат кнессета Аида Тума Сулейман рисует другую картину: она говорит, что получила жалобы от женщин на нехватку информации, да и уровнем диалога между ними и лечащими врачами они тоже недовольны.

— Я очень удивлен такой постановкой вопроса, и, честно говоря, даже не понимаю, как до подобного дошло. Наши показатели — одни из лучших в мире. Они повод для гордости. А из слов председателя комиссии по статусу женщины выходит, будто врачи намеренно скрывают информацию от пациентов?

Я могу говорить о врачах, работающих в моем отделение, и о себе. Мы представляем пациенткам всю информацию об альтернативных методах лечения и прислушиваемся к их желаниям. Любому гинекологу знакомы все имеющиеся сегодня способы лечения. В одни он верит меньше, в другие больше — это уже зависит от врача. Но то, что число операций относительно невелико, как раз и доказывает обратное, что врачи не посылают женщин автоматически на операцию по удалению матки — скорее наоборот!

Возможно, у Аиды Тумы Сулейман есть свои данные, которые она получила из общения с женщинами, но все же этот случай кажется мне попыткой политика попасть в еще в один газетный заголовок.

— Как вы объясняете, что это лекарство  было дважды отклонено комиссией?

— Могу лишь предположить, что здесь замешаны экономические факторы. Но, согласно исследованиям и по результатам тестирования этого препарата, его применение все равно обходится государству дешевле, чем операция по удалению матки — даже несмотря на то, что его следует принимать на протяжении полугода. Ведь миома матки — самая распространенная опухоль, возникающая у женщин. Каждая четвертая женщина, а по другим данным даже больше, рискует пострадать от нее в течение репродуктивного периода, преимущественно в возрасте после 30 лет. Понятно, что не всем этот препарат поможет, но он мог бы улучшить лечение.

Анна Стефан, «Детали»
На фото: депутат кнессета Аида Тума Сулейман. Фото: Рами Шелуш.

тэги

Размер шрифта

A A A

Реклама