Может ли араб стать мэром Иерусалима

Скорее всего, мэром Иерусалима вскоре станет еврей. Но впервые с 1967 года в выборах приняли участие и арабы. Сразу два кандидата нарушили давнюю практику арабского бойкота муниципальных выборов в израильской столице.

Один из них — Азиз Абу Саара, он выставил свою кандидатуру на пост мэра, а его список баллотируюется в горсовет. Он возглавляет новую палестинскую партию «Аль Кудс Лана» («Наш Иерусалим»), и вместе с двумя соратниками недавно провел пресс-конференцию на столичной площади Сафра.

Второй кандидат — Рамадан Дабаш, инженер-строитель и преуспевающий подрядчик со связями. Владеет строительной компанией и является председателем совета деревни Цур Бахер, на юге Иерусалима. У него 4 жены и 12 детей. Он возглавил список  «Иерусалим для иерусалимцев», баллотирующийся в местный совет.

Обычно на выборах в городе доля арабских голосов исчислялась считанными процентами — вопреки тому, что арабы составляют здесь около 40 процентов населения. Если в какой-то момент они решат все вместе нарушить бойкот, то араб может стать мэром Иерусалима. Но не похоже, что такое случится в обозримом будущем. Однако оба кандидата — даже несмотря на то, что их шансы быть избранными пока довольно призрачны — уже вызвали бурную дискуссию в арабском обществе, споры о статус-кво и о том, не пора ли им тоже отправиться к избирательным урнам. Голос противников тоже весьма громок — достаточно сказать, что через несколько минут после начала пресс-конференции на площади Сафра активистов партии «Аль Кудс Лана» несколько молодых арабов забросали их яйцами.

У Дабаша есть две страницы в интернете — одна на иврите, другая на арабском. Разница в текстах на этих страницах отражает напряжение, которое ему сейчас приходится выдерживать. На иврите написано: «Единый Иерусалим в еврейском государстве Израиль — это окончательно свершившийся факт». Сначала там еще было добавлено: «И хорошо, что так», но потом эти слова удалили. А на арабском сайте вообще нет ни слова о политическом статусе города — там речь идет только о правах его арабских жителей и об укреплении кварталов.

«Я написал это после того, как выслушал людей. Большинство из них не готовы сегодня отказаться от синего израильского, удостоверения личности — оно стало для них священным. Большинство не хочет, чтобы тут была палестинская автономия», — говорит Дабаш. Когда у него спросили, почему на арабском языке не написано то же самое, он ответил: «Есть люди, которые не хотят прочесть такое на арабском».

«Людям нужно, чтобы было, где выбросить мусор. Я не хочу декларировать, кому принадлежит город, но мы живем здесь и заслуживаем достойной жизни», — сказал он. Но иногда от политики не избавиться. Несколько активистов из Восточного Иерусалима покинули его список после того, как получили угрозы. И он остался один, и старается даже не оставлять документы в машине — ее могут поджечь. «Не страшно, куплю новую», — говорит он на это. Однако на минувшей неделе произошел куда более серьезный инцидент: пытались похитить его двухлетнего сына, чтобы заставить его самого снять кандидатуру с выборов.

Дабаша ценят в муниципалитете за то, как он руководит Цур Бахером — эта деревня считается более развитой, чем большинство арабских кварталов города. Здесь есть компьютерные кружки и кружки изучения иврита для детей, построено новое здание, где разместится полицейский участок, а некоторые улицы вымостили впервые со времен иорданского владычества. Но при этом арабы критикуют его за… чрезмерную увлеченность сотрудничеством с городскими властями. Ему припоминают, что в прошлом он был членом «Ликуда», обвиняют даже в сотрудничестве со спецслужбами Израиля. И тот факт, что у него есть израильское гражданство, тогда как около 90 процентов жителей деревни имеют лишь статус жителя, не улучшает его образ в глазах местных. Но Дабаш высмеивает эти обвинения. «То, что государство Израиль ведет переговоры с ХАМАСом, не делает его самого ХАМАСом; так и то, что я сидел с членами «Ликуда», не делает меня ликудником».

Рамадан Дабаш. Фото: Эмиль Сальман

Попытки Дабаша договориться о консолидации сил с Азизом Абу Сааром не удались. «Они хотели, чтобы я вел кампанию под палестинским флагом, чернил западную часть города и называл Аль Кудс столицей Палестины. Я сказал, что это не по мне», — объяснил Дабаш.

Политические взгляды Азиза Абу Саара далеки от воззрений его конкурента. Этому кандидату 38 лет, он родился в квартале Вади Джоз. Его брат был арестован в 1990 году, во время первой интифады, обвинен в том, что бросал камни, провел в тюрьме 11 месяцев, а через три недели после освобождения скончался — по словам членов семьи, из-за пыток и дурных условий содержания в тюрьме. Его признали мучеником, а его брат Абу Саара стал членом израильско-палестинского Форума семей, потерявших своих близких.

«Трудно отказаться от мести, куда легче следовать за своими чувствами. Но ненависть порождает ненависть, и ваше отношение к другим вернется отношением к вам», — писал он. Теперь он заявляет, что его выдвижение — это часть палестинской борьбы против оккупации. Он не использует в своей речи слово Иерусалим — только Аль Кудс. Свободно говорит на трех языках. Его главная цель — «раскачать лодку». Однако он не является гражданином Израиля, а значит, не может быть мэром — если только БАГАЦ не позволит ему это, удовлетворив апелляцию, которую он собирается подать в ближайшие дни.

Оба кандидата искали поддержки у высокопоставленных представителей ООП и ФАТХа — но не нашли. А муфтий Иерусалима Мухаммед Хусейн даже выпустил постановление, запрещающее участие в выборах. ФАТХ и НФОП обвиняют Абу Саара в «легитимации оккупации», но ему трудно это принять — как и большинству арабских жителей города. «Все платят налоги и сборы больничных касс, у всех — счета в банках, все работают в Израиле. Так если уж платим — давайте воспользуется и правами!», — отвечает он оппонентам.

Впрочем, лояльность палестинским властям в сочетании с политической апатией все равно заставят подавляющее большинство арабских жителей Иерусалима бойкотировать эти выборы. Но и Азиз Абу Саара, и Рамадан Дабаш верят: даже если не сейчас, то когда-нибудь этот бойкот все-таки закончится. «350 тысяч человек не могут оставаться между небом и землей», — говорит Дабаш, а Абу Саара дополняет: «Теперь это уже не остановить. Неважно, что случится сейчас. Перемены уже произошли».

Нир Хасон, «ХаАрец«. Фото: Эмиль Сальман


Читайте также: Книги восточного Иерусалима

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend