Фото: Гиль Элиягу

Возможен ли раскол «Объединенного списка»

«Это объединение оправдало себя. Консенсус будет найден, хотя сейчас все играют мускулами». В интервью «Деталям» Ража Заатри, секретарь политбюро коммунистической партии ХАДАШ, рассказал о раздоре в арабском «Объединённом списке»

— Когда перед выборами список создавался, то была достигнута договоренность о ротации между номерами 12-13 и номерами 14-15. После того, как Басель Гатас ушел из Кнессета еще до ротации, в БАЛАД заговорили о том, что принцип дает им еще одно место в списке. Такого раньше не было. Проще говоря, есть разногласия в трактовке соглашения о ротации, — поясняет Ража Заатри.

— В политической структуре любого народа возникают разногласия по таким поводам. Говорить о том, что это приведет к развалу списка… такая вероятность, разумеется, есть, но она, по-моему, очень невысока. В конце концов, избиратели считают его адресом, по которому можно обращаться.

— Конфликт не может нанести ущерб стабильности списка, его способности функционировать?

— По такому сценарию дела могут пойти, это не считается чем-то совсем нереальным. Но если каждый будет слишком сильно тянуть одеяло на себя, то все просто порвется, а это никому не пойдет на пользу. От создания «Объединенного списка» выиграли все, от его развала все пострадают, особенно тот, кого избиратель сочтет инициатором раскола. Потому все заинтересованы в том, чтобы идти вместе и дальше. Значит, в итоге, будет достигнуто приемлемое для всех соглашение. По крайней мере, все декларируют, что заинтересованы остаться внутри списка, и это хорошо.

При этом совершенно легитимно, чтобы партии, входящие в список, боролись за свои идеи и мандаты – это совершенно естественно для политики.

— Когда перед выборами состоялось объединение, то многие, в основном, еврейские граждане Израиля, удивлялись тому, как партии со столь разными идеологиями могут идти вместе. Многие говорили, что союз не выдержит проверку временем. Что произошло на практике? Насколько тот шаг был полезным и эффективным?

— Как предвыборный блок, эта тактика доказала свою эффективность. С политической точки зрения есть, конечно, и побочные эффекты. Но парламентская деятельность – это только часть арабской политики. В Наблюдательном арабском совете и в социальных сетях ведется довольно оживленная дискуссия – которая, кстати, не находит своего выражения в «Объединенном списке» — между светскими и религиозными, также идут споры по сирийскому вопросу.

В арабском обществе существуют разногласия по разным темам. Создание «Объединенного списка» должно было привести не к прекращению споров и конфликтов, а к достижению определенной цели в парламенте. Напомним, что он была создан после проведения Либерманом закона о повышении электорального барьера. И это по-прежнему актуально.

Политические споры внутри самого списка ведутся не только по поводу мандатов. Это и следствие разных инцидентов, в частности, дела Баселя Гатаса, которое нанесло ущерб всему движению. Мы, например, в «ХАДАШ», считаем, совершенно неприемлемой ситуацию, при которой он подал в отставку из Кнессета, потому что добился досудебной сделки — а при этом все должны расплачиваться за то, о чем заранее договоренности не было.

С другой стороны, БАЛАД говорит о том, что их цель – 4 мандата во второй половине каденции Кнессета. Однако, существующие мандаты не идут до 20 номера, понимаете.

При этом Тиби говорит, что его партия изначально представлена несправедливо малым числом депутатов: 2 из 13-ти, хотя он, согласно опросам, «весит» больше. У каждого есть свои претензии. «Исламское движение» говорит: мы – крупная структура, однако уступили ХАДАШ место лидера списка, хотя должны пользоваться плодами нашего роста…

В общем, как в семье, когда у каждой стороны есть свои дети. Приведет ли это к разводу? Не думаю. Совместные интересы никуда не делись, особенно в этой каденции: сопротивляться этому правительству, подстрекательству со стороны Нетаниягу, которое продолжится. Лично я думаю, что в итоге консенсус будет найден, хотя сейчас все играют мускулами.

Фото: Аблалла Шама

— Вы говорили об эффективности объединения в предвыборный период. Но удалось ли списку прийти к реальным достижениям?

— Комиссию кнессета по статусу женщины возглавляет депутат кнессета от «Объединенного списка», и у нее есть достижения. Можно вспомнить экономическую программу, открытие почтовых филиалов, другие проекты. У избирателей теперь есть единый адрес для обращений.

Не надо забывать, что ведь есть и дело деревни Умм эль-Хирам, и подстрекательство во время пожаров на Кармеле. Все это напоминает тяжелую атмосферу, в которой жили евреи в начале прошлого века. «Все арабы виноваты», «они – внутренний враг» и т.д. В израильском обществе есть уже есть признаки фашизма. В такой ситуации единство национального меньшинства даже само по себе является достижением.

С политической точки зрения есть, что называется, трудности привыкания. Но главное, что по данным опроса, опубликованного 10 дней назад, 90% избирателей хотят, чтобы «Объединенный список» существовал и дальше. Это не значит, что они довольны происходящим сейчас. Но если мы говорим о следующих выборах, то поддержка ясно видна, и избиратели накажут того, кто пойдет другой дорогой.

— Вы упоминаете различные инциденты, говорите о подстрекательстве, но не упоминайте самое значительное событие последнего времени – события, происходящие вокруг Храмовой горы. Согласитесь, что кадры похорон убийц из Умм Эль-Фахма могут повлиять на общественное мнение гораздо сильнее, чем все слова, вместе взятые.

— Вот вы говорите: убийцы из Умм Эль-Фахма и события на Храмовой горе. Но ведь все это не происходило в безвоздушном пространстве. Есть реальность оккупации. И это не только проблема арабских граждан Израиля. По сути, идет война, поскольку, если нет мира, то это означает, что идет война. Над святым для граждан местом на оккупированной территории распространен военный и полицейский контроль, над территорией, которая очень деликатна с религиозной точки зрения, особенно на фоне всех разговоров при нынешнем правительстве о строительстве Третьего Храма. Это не пешеходная зона с кафе, где за столиками сидят люди. Есть конфликт, есть оккупация, есть военный контроль. Мечеть Аль-Акса и весь Восточный Иерусалим должны быть под палестинским контролем.

Что касается троих из Умм эль-Фахма — мы все заявили о том, что следуем только путем политической борьбы: демонстрации, заявления в Кнессете, общественная работа. Но не военным путем. Мы – гражданские лица, и пользуемся гражданскими инструментами.

По поводу похорон: следует понять, что когда трое тел удерживаются в течение двух недель, то это неприемлемо с религиозной точки зрения. Попытки убедить жителей не участвовать в церемонии похорон вызвали обратную реакцию. Я думаю, что похороны не стали доказательством поддержки самого деяния, а протестом против того, как правительство об этом говорило. Если бы тела освободили в первый или на второй день, то я не думаю, что пришло бы так много народу. Но политика правительства, из-за которой нужно в суде выбивать распоряжения полиции выдать тела, привела к тому, что протест был направлен против нее.

Да и была там одна молодежь — взрослых людей, руководителей города там не было. Всего-навсего похороны. Знаете, когда у евреев проходят похороны солдата-одиночки, то в них тоже участвует много людей. Это правильно с человеческой и религиозной точек зрения. Это лишено политики.

Олег Линский, «Детали». Фото: Гиль Элиягу


Читайте также: Арабские партии разругались, не поделив места в Кнессете

Размер шрифта

A A A

Реклама