Воздушный шар израильской юстиции

Трое судей полетели на воздушном шаре, хорошо надутом гелием, который легче воздуха и чистый, как слеза. Они смотрят вниз, любуясь проплывающими под ними пейзажами, и задаются вопросом: интересно, доверяет ли просвещенная общественность судебной системе? Внезапно воздушный шар содрогнулся, а затем раздался самый плохой звук, который могут услышать путешествующие на воздушном шаре – «псссссс». Судей охватил ужас. «Дырка», — горько шепчет судья Минц, — воздушный шар продырявлен, я только начал путешествие, а воздушный шар уже спускает воздух».

Судьи смотрят вниз, где на своих креслах восседают судьи с кислыми минами, как будто выпили только что галлон кваса. Вдруг они замечают молодую судью Ронит Познански, которая бежит вслед за воздушным шаром, и ее распущенные блондинистые кудри развеваются на ветру. У нее в руках лук, из которого она выпускает стрелы в виде электронных сообщений, и стрелы летят прямо в воздушный шар. Тогда они замечают одну такую стрелу в самом центре воздушного шара, она продырявила его и оттуда выходит газ. На стреле написано: «Я начинаю работать над подходящим выражением полного удивления на лице».

Председатель Ашер Грунис приказывает клеркам немедленно доставить ее наверх на воздушный шар. Сбрасывают веревочную лестницу, помощники клерков спускаются вниз, и вскоре молодая женщина появляется на воздушном шаре. «Моя юная госпожа, — говорит ей судья Эстер Хельман, — вы понимаете, что вы натворили? Вы судья, вы не можете так себя вести».

Судья Познански заливается задорным смехом: «Но это всего лишь сообщение в «Вотсапе», которое никому не навредило, не будьте такими серьезными».

«Выбросьте ее за борт, — говорит председатель Грунис, — таким нет места среди нас». Все судьи бросаются к блондинке и вышвыривают ее. Она летит вниз, и платье накрывает ее лицо, красное от негодования. Но к счастью она падает прямо в бассейн Гордон и выходит целехонькая, живая и невредимая. А что же воздушный шар? Теперь он поднялся вверх и гордо парит во славу Государства Израиль и общественного доверия к судебной системе? Абсолютно нет. Воздушный шар, из которого наполовину вышел гелий, теперь напоминает грустного клоуна. Он продолжает свободное падение и вскоре рухнет на волнорез Тель-Авивского пляжа. Наши любимые судьи, вы не сделали ничего, чтобы вернуть доверие народа к судебной системе, скорее, вы его подорвали. Первый подрыв, который произошел, это нарушение основного закона о судебной власти. Он и так весь в шрамах и царапинах, как и все основные законы. Решение не предоставлять судье Познански право на обжалование решения дисциплинарного суда, который решил уволить ее пожизненно несмотря на то, что это невообразимое бесчестье для нее, как после этого смотреть в глаза коллегам, друзьям, семье? Все должностные лица, подлежащие дисциплинарным взысканиям, имеют право на обжалование, и только судьи лишены этого основополагающего права. 

Где вы были, господа судьи, когда Кнессет принял этот закон? Я знаю, вы не верили, что когда-нибудь этот закон будет к вам применен, что кто-то из вас предстанет перед дисциплинарным судом, что вам понадобится право на обжалование. «С нами этого не случится, мы ведь одна семья, — подумали вы про себя, — а если мы согрешим, ошибемся, пролетим, сойдем с ума, потеряем способность отличить вино от воды, осудим невиновного на пожизненное заключение, то любую проблему можно будет закрыть в ходе приятной и мягкой беседы у председателя Верховного суда. В худшем случае уйдем по собственному желанию. Все будут беречь наше достоинство, и не может быть ситуации, когда наше платье задерется на лицо в позорном падении вниз».

Сейчас шесть часов вечера, приглашаем вас на галактическое шоу «Судьи, судившие судью, отвечают на вопросы со всей галактики». И вот из бесконечного космического шума приходит далекий голос: «говорит Ицкович с планеты Кфар-Тавор, насколько я понял, обвинителем в этой ситуации была министр юстиции, которая требовала отстранить судью Познански только на один год, но вы решили вынести ей высшую меру наказания для судьи, пожизненное отстранение от судейства, символическую смертную казнь.

«Мы сожалеем, — говорят судьи, судившие судью, затягивая черные мантии на своих телах. — Закон разрешает нам либо уволить, либо сделать выговор, либо перевести в другой суд. Либо ад, либо суд на набережной Бат-Яма».

«Да что с вами! — говорит постоянный слушатель из Эйлата, — вы сливки нашей юстиции. И вы хотите сказать, что это лучшее, что вы могли сделать? Вы имеете право пожизненно лишить судейства, а отстранить на год не можете? А как насчет честной логики? Рационального толкования? Все эти формулировки, которыми вы пользуетесь, когда хотите подвести базу под справедливое решение, когда закон не сотрудничает с вами? Судья Барак определил, как ДТП, взрыв заминированного автомобиля, в результате которого погибли глава преступной организации и его жена, чтобы пятеро сирот могли получить компенсацию от страховой компании. И этого не было записано в законе».

Ночь, теперь воздушный шар пролетает над Кфар-Сабой, а один шут гороховый с улицы Гистадрут спрашивают, был бы приговор столь суровым, если бы обвиняемая была мужчиной? Разве не проходит здесь скрытым подтекстом, что «женщины слишком легкомысленны, особенно блондинки». Был бы пожизненно отстранен судья-мужчина из Тель-Авива или Иерусалима? А если бы на этом месте оказался протеже одного из судей Верховного суда? Был бы приговор таким же суровым?

«Если, да если, да если», — ворчат судьи, — суд не занимается теоретическими вопросами».

Дорогие судьи, дышите глубже. Вы не сотворили правосудие, вы не укрепили доверие общественности к судебной системе. И теперь я ожидаю исправления этой чудовищной несправедливости именно от Айелет Шакед, со всеми ее плюсами и минусами, но нет пределов ее мудрости. Шакед может создать специальную апелляционную инстанцию для судей, которые будут осуждены другими судьями; может изменить систему наказаний для судей, чтобы между отстранением и лавровыми венками были еще какие-то возможности. Нормальные, вменяемые наказания. И возможно эти изменения можно будет ретроактивно применить к судье Познански, и она сможет вновь взлететь в небо и расправить свои прекрасные крылья, и снова стать штатной судьей. 

Авигдор Фельдман, «ХаАрец» Ц.З. Фото: Pixabay

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend