Теракт в Солсбери мог быть «ответным ударом»

«Как сирийский конфликт разжигает новую холодную войну». Статью под таким названием колумниста Наумана Садика опубликовал в еженедельном обзоре аналитический портал World Affairs.

Садик — известный аналитик, исследует вопросы геополитики и так называемого нефтяного империализма. Живет в Исламабаде. Он представляет неординарный взгляд на ход сирийского конфликта, связывая его неким образом с инцидентом в Солсбери, где было совершено покушение на бывшего сотрудника ГРУ России Сергея Скрипаля.

По мнению Садика, нынешнее обострение ситуации, после отравления Скрипаля и таинственной гибели другого российского эмигранта Николая Глушкова привело к беспрецедентной напряженности между Западом и Россией, поставив мир на грань новой холодной войны.

Её можно предотвратить, только если тщательно проанализировать ключевые события войны в Сирии и то, каким образом она отозвалась на самом Западе.

Автор отталкивается от февральских событий в сирийской провинции Дир аз- Зур, где американская авиация разбомбила проасадовские силы, включая ЧВК Вагнера. Как сообщалось, в ходе бомбёжек погибло беспрецедентное число российских контрактников, сопоставимое с общим числом российских потерь за весь период боевых действий в Сирии.

Как утверждает пакистанский аналитик, именно этот инцидент послужил толчком к нынешнему витку конфликта России и Запада, близкого по накалу к новой холодной войне. В обоснование он приводит следующие аргументы.

До определённого момента в сирийской войне существовал альянс между Западом и его исламистскими сторонниками из разных лагерей, воевавшими против Асада и проиранских сил. Это длилось примерно с 2011 по 2014 год.

Затем два события резко изменили ситуацию. Часть бывших союзников Запада объявили о создании «Исламского государства» и захватила Мосул и Анвар, откуда американцы не так давно вышли. В связи с этим Запад пересмотрел свое отношение к недавним партнерам. Второе — Россия вмешалась в конфликт на стороне Дамаска. Вследствие этого суннитские джихадисты ощутили себя преданными Западом.

Далее Науман Садик приводит цепочку следующих, по его мнению, взаимосвязанных событий. Июнь 2014 г. — захват Мосула силами ИГ. Август 2014 г. — бомбежки администрацией Обамы исламистов в Сирии и Ираке. Январь 2015 — серия терактов в Европе.

Политолог напоминает, что впервые после десятилетия, в котором по сути Европа жила без крупных терактов (последние произошли в 2004 и 2005 годах в Мадриде и Лондоне), был совершен первый крупный теракт в Париже в офисе журнала «Charlie Hebdo» в январе 2015. За ним последовали теракты в Париже в ноябре 2015, 20 марта 2016 — теракт в Брюсселе, в июне того же года нападение в Ницце. Затем в 2017 г. три теракта в Великобритании и теракт в Барселоне.

Таким образом, Садик фактически проводит мысль, что у исламистов не оставалось иного выхода, как дать Западу «асимметричный ответ» в виде терактов. Он обыгрывает также недавнее заявление американского генерала Вотеля, командующего силами НАТО: тот назвал Россию одновременно и поджигателем, и пожарным. Только, как утверждает аналитик, эту метафору надо обратить против самого Запада.

Тогда, если Запад осознает свою ответственность за теракты в Европе, он может продемонстрировать «аналогичный уровень понимания в отношении недавних покушений на российских эмигрантов в Соединенном королевстве и предотвратить новую холодную войну с Россией».

Если расшифровать этот образ, получается что Запад, жестко разгромив пророссийские силы под Дир аз-Зуром, спровоцировал Москву на своего рода теракты, и та дала вполне адекватный ответ. Таков взгляд из Исламабада.

В принципе, в возложении вины на страны Запада нет ничего нового. Как и в том, что, если исламистов, по их мнению, предали, они в ответ провели серию терактов — это законно. Любопытно в этом анализе то, что действия России при таком подходе вполне укладываются в логику военной стратегии. В этом случае, вышеупомянутые покушения выглядят не предвыборным трюком или местью ослушникам, а продуманными и просчитанными спецоперациями (или терактами) в рамках то ли «Холодной войны-2», то ли «Гибридной войны-1».

Причём, ведётся она уже довольно давно, и предотвращать её, похоже, никто не намерен.

Владимир Поляк, «Детали» — по материалам World Affairs. Фотоиллюстрация: Pixabay


Реклама





Send this to a friend